Страх Балкан: что такое «Великая Албания»

Геополитическое измерение «косовской проблемы» и исторические корни «великоалбанского проекта»
12 ноября 2020  20:39 Отправить по email
Печать

При анализе деструктивных, дестабилизирующих движений на юге Балканского полуострова прежде всего следует учитывать геостратегическое значение Балкан, связывающих несколько теплых морей: Адриатическое, Ионическое, Средиземное, Эгейское, Мраморное и Черное. Балканы являются сухопутным звеном, соединяющим Европу со Средиземноморьем, Ближним и Средним Востоком, Северной Африкой.

Великие западные державы, исторически тяготеющие к недопущению конкурирующего российского влияния в столь важном регионе, соответственно, прилагали многоуровневые усилия для создания системы динамических противовесов российским, как они полагали, «сателлитам», в числе которых первой и основной всегда считалась Сербия. В настоящее время главным девиантным и дестабилизирующим фактором в регионе является «Республика КосовА» (Republikа e Kosоvës), т. е. террористическая власть албанских сепаратистов, незаконно провозгласивших независимость в Автономном крае Косово и Метохия Республики Сербии, территориальная целостность которой гарантируется всей системой современного международного права, Резолюцией СБ ООН №1244 и собственно Конституцией. Движущей силой дестабилизирующего потенциала «великоалбанского проекта» является этнический сепаратизм, направленный на недопущение реализации политики «Балканы — балканским народам».

В историческом феномене албанской ирреденты на чужих территориях можно выделить два уровня. Во-первых, это макроуровень — в условиях отсутствия естественных основ для албанского государственно-национального строительства западные державы предприняли усилия по созданию и развитию албанской национальной идеологии и национальной идентификации, заключительной фазой которого стало государственное строительство. Оно обладало рядом специфических имманентных черт, главной из которых является «причина существования» — албанский национальный проект изначально существовал исключительно как антитеза сербской национальной государственности. Во-вторых, это конкретно-прикладной уровень формирования и развития «великоалбанской идеи», получившей импульс к бурной активизации после провозглашения Приштиной независимости 17 февраля 2008 г.

В данной статье рассмотрим геополитическое и историческое измерения «великоалбанского проекта», развивающегося на протяжении примерно 150 лет.

Точкой отсчета является 1878 год — год, когда сербское восстание в Боснии и Герцеговине потерпело историческое поражение, однако при этом положило конец османской власти в этой части Балкан. Сербы вновь, как во время Первого (1804−1812) и Второго сербских восстаний (1815), в ходе которых они первыми и единственными из покоренных османами балканских народов завоевали независимость силой духа и оружия, показали миру величие и жертвенность своей борьбы за свободу. Русско-турецкая война 1876−1878 гг. заставила западные силы в экстренном порядке приступить к решению Восточного вопроса с тем, чтобы максимально ослабить российское влияние и не дать сербскому народу развиваться в соответствии со своей естественной динамикой. Берлинский конгресс (1878) стал ярким случаем раздела сфер влияния, в ходе которого австро-венгерская дипломатия одержала триумфальную победу над российской. Тогда и завязался «балканский узел», развязывать который каждая из великих держав намеревалась исходя из своих амбиций и интересов, используя широкий спектр инструментов воздействия.

Австро-Венгрия при поддержке Великобритании осуществила мощный прорыв на территорию бывших османских владений на Балканском полуострове, захватив геостратегически значимый форпост — Боснию и Герцеговину. Под контроль католической монархии переходила вся западная часть Балканского по­луострова, однако и вопрос о судоходстве по Дунаю также был решен в пользу Австро-Венгрии. Она становилась ведущей державой на Балканах, хозяином главной экономической артерии стран Дунайского бассейна. Оккупация БиГ стала отправной точкой для реализации и других геополитических проектов на Балканах, имевших, однако, одну и ту же цель: вытеснение России и подавление, раздробление и ослабление сербства.

Следующим стратегическим проектом Австро-Венгрии стало создание на основе албанского этнического компонента, находящегося на стадии родоплеменных отношений, нации и государства. В конце XIX в. албанской нации не существовало. Албанский элемент был разделен на две крупные этнолингвистические группы — гегов и тосков — и на три религии — католиков, православных и мусульман (бекташитов и суннитов). Это разделение было связано с особенностями труднопреодолимого горного рельефа и непрерывными междоусобными войнами на основе кровной мести. Литературного албанского языка также не существовало, в употреблении было около двадцати вариантов транскрипций, включая латинский, греческий, турецкий и арабский алфавит, грамотными были всего 2% албанцев. Применительно к общественно-политической активности албанцев следует подчеркнуть, что любые ее формы развивались исключительно в рамках племенных (фисовых) связей, а органы государственной власти традиционно воспринимались как чуждые, враждебные и сугубо формальные.

Австро-венгерское оккупационное управление (1916−1918) развернуло деятельность по созданию стандарта правописания литературного языка. Австро-Венгрия массово открывала школы, издавала учебники и книги, в широком смысле она была инициатором «национального пробуждения». Меры Вены были комплексными — политическими, общественными, религиозными, экономическими. При этом по уже апробированной методике ударной силой в деле формирования национального самосознания стали францисканцы и иезуиты — так же, как и ранее в БиГ. Ставка была сделана на мобилизацию католического населения на севере Албании, создание здесь ядра албанского государства, однако затем в «разработку» были включены и мусульмане. Примечательно, что бывший главарь террористической Армии освобождения Косово, дважды оправданный Гаагским трибуналом (МТБЮ) по всем пунктам обвинений, «теневой хозяин Косово и Северной Македонии» Рамуш Харадинай неоднократно подчеркивал, что он из католической семьи.

Осенью 1896 г. министр иностранных дел Австро-Венгрии граф Голуховский созвал секретное совещание на тему «Начало энергичной австро-венгерской интервенции в Албании». Далее в ходе двух встреч Голуховского с министром финансов Беньямином Каллаем были определены направления создания албанской нации в противовес сербской с геостратегической целью удержать Россию от возможности действовать через своих «сателлитов» (Болгарию, Сербию и Черногорию), чтобы получить доступ не только к Балканам, но и ко всему средиземноморско-адриатическому региону.

Албанские представители, собравшиеся в Призрене накануне Берлинского конгресса (1878), основали Первую Призренскую лигу (просуществовала до 1881 г.), поставив целью создание единого автономного албанского вилайета, состоявшего из частей территорий Сербии, Черногории и Греции. Основатель Лиги Абдул-бег Фрашери и его последователи стремились к национальной консолидации всех албанцев. Албанский политический лидер конца XIX в. Васа Эфенди (Паша Васко) сформулировал определение албанской идентичности: «албанизм — это единственная религия албанцев». Тем самым он заложил основы национальной мобилизации, которая позволила бы объединить албанских православных, католиков и мусульман, преодолевая раскол по религиозной линии.

Католическая Австрийская империя была той силой, которая сразу поддержала Призренскую лигу. Меморандум Лиги с албанскими требованиями на Берлинский конгресс (1878) отправила именно Вена. Великобритания стала второй силой, поддержавшей Призренскую лигу, навечно заклеймив сербов как «орудие русских» и рассматривая албанскую мобилизацию как надежное и долгосрочное средство вытеснения Российской империи из региона. Кроме того, Великобритания стремилась не допустить монопольного влияния Вены на эти процессы. Одновременно и Италия поддерживала албанское движение, ориентируясь на сдерживание австрийской экспансии на Балканах.

Турция же воспринимала албанцев как не более чем инструмент османского и исламского влияния, поэтому не была заинтересована в их серьёзном политическом усилении и тем более в создании самостоятельного албанского государства. На конгрессе албанские требования были проигнорированы европейскими державами. Однако Австро-Венгрия, получив мандат на управление Боснией и Герцеговиной, начала активно разыгрывать карту албанского национализма.

Вторая албанская лига была создана в 1889 г. в Печи. В отличие от своей предшественницы, она отличалась ярко выраженной проосманской, традиционалистской и мусульманской линией. Одновременно еще с середины XIX в. начало набирать силу движение rilindja — «обновление», и со временем оно охватило весь албанский мир от Сицилии до Стамбула. В тот период албанцы весьма активно переселялись из Южной Сербии на территорию Косова и Метохии в качестве мусульманского заслона на северо-западе Османской империи. Переселение сопровождалось массовыми погромами, террором и насилием по отношению к сербам. Репрессии, не прекращавшиеся в течение нескольких лет, осуществлялись Портой в том числе как месть сербам за их участие в освободительной войне 1876−1878 гг.

Далее ситуация только ухудшалась. После первой греко-турецкой войны (1897) албанцы, мобилизованные в турецкую армию, вернувшись, сохранили за собой оружие, которое они направили против сербов. С того времени проблема концентрации значительного количества оружия у албанцев, настроенных по отношению к сербам непримиримо враждебно, не решалась ни сербской, ни югославской властью. Албанские отряды сражались в турецкой армии или в качестве нерегулярных подразделений участвовали в подавлении восстаний и бунтов православных народов в течение всего XIX в. Председатель сербского правительства Владан Джорджевич в 1899 г. указывал, что за последние двадцать лет из косовского вилайета бежали 60 000 сербов. Дипломат и политик Йован М. Йованович отмечал, что в период 1876—1912 гг. из Старой Сербии переселилось 400 тыс. человек.

После таможенной войны (1906−1911 гг.) и аннексионного кризиса (1908−1909 гг.) Сербия, Черногория, Болгария и Греция сформировали Балканский союз. Для Сербии война оставалась последним средством вызволить из тяжкой неволи и беды сербское население и решить свой главный вопрос — проблему национального освобождения и объединения сербских территорий. Венский двор потребовал от Сербии отступить от Адриатики с тем, чтобы могло быть сформировано албанское государство. Результатом Лондонской конференции великих держав (декабрь 1912 г. — август 1913 г.) стало создание Албании (Заключение Лондонской конференции 29 июля 1913 г.).

Следует отметить весьма важную тенденцию, которая обозначает главную проблему подхода к решению не только проблемы Косова и Метохии, но и всех других ключевых национально-государственных вопросов, стоящих перед сербским народом. Речь идет о том, что в ходе Балканских войн лидеры сербских социал-демократов Светозар Маркович, Димитрие Туцович, Триша Кацлерович и Коста Новакович выдвинули доктрину, согласно которой борьба за освобождение и объединение сербского народа, по сути, является его вовлечением в империалистическую войну ради осуществления захватнических целей международного капитала и мировой реакции. Социалисты из Сербии использовали любую возможность для очернения не только «сербской буржуазии», но и сербской армии и самого сербского государства ради доказательства своей безоговорочной преданности коммунистическому Интернационалу. Идеологическое наследие социал-демократов было включено в политическую программу Коммунистической партии Югославии с момента ее основания в 1919 г. вплоть до капитуляции Королевства Югославии в 1941 г. и последующей реставрации югославской государственности в период Второй мировой войны во главе с Йосипом Брозом (Тито).

Так, IV Конгресс Коммунистической партии Югославии (КПЮ), прошедший в Дрездене в 1928 г., принял программные документы, ставшие основой процессов, приведших к целенаправленному разрушению и подавлению сербства на юге Балкан (включая геноцид сербов в хорватском нацистском Независимом Государстве Хорватия в 1941—1945 гг.) и распаду единого югославского государства по наиболее драматичному и кровавому сценарию. Тогда КПЮ констатировала, что с созданием единого Королевства сербов, хорватов и словенцев (1918) хорваты, словенцы, черногорцы, а также албанцы, болгары и венгры были подчинены власти сербской буржуазии, а сама Сербия клеймилась как база гегемонистского режима.

В итоговом документе Конгресса — «Резолюции об экономическом и политическом положении» — указывалось, что КПЮ берет курс на создание независимых Хорватии, Черногории, Македонии и Словении, а также на предоставление венгерскому меньшинству в Воеводине права на отделение. Особое место отводилось «албанскому вопросу», который был определен как «сущностный». В Резолюции констатировалось, что после Первой мировой войны треть албанского населения попала под угнетательскую власть сербской буржуазии, и что освобождение албанцев от оккупации может быть осуществлено только посредством всеобщего восстания. «Косовский комитет» призывался к организации восстания рабочего класса Балкан с целью оказания помощи угнетённым и разъединённым албанцам в деле создания независимой и единой Албании. В главном документе Конгресса — «Программе действий» — коммунисты призывали все национально-революционные организации в Хорватии, Словении, Черногории, Косово и Македонии к «изгнанию сербских оккупантов, сербских войск, чиновников и жандармов, равно как и сербских четников из Хорватии, Словении, Далмации, Воеводины, Боснии, Черногории, Македонии и из Косова». Окончательной целью провозглашалось создание независимых государств Хорватии, Словении, Черногории, Македонии, «великого албанского государства» и предоставление независимости Воеводине. В итоге расчленение Югославии прошло точно по границам, очерченным IV Конгрессом КПЮ, а к настоящему моменту план балканских коммунистов осуществился по всем пунктам, кроме Воеводины.

Таким образом, развитие албанского интегрализма состояло из двух основополагающих звеньев: сепаратизм, опирающийся на террористические и террористическо-криминальные течения (при решающей поддержке внешнего фактора), и политика коммунистической власти.

Албанцы не приняли Сербию как свое государство. Свое отношение к нему они выражали посредством бунтов и террора против сербов. Главари бандформирований начали бежать в Албанию сразу после создания Королевства сербов, хорватов и словенцев в 1918 г. Хасан Приштина, бежав, основал в Скадаре Национальный комитет по обороне Косова (Косовский комитет), который занимался оказанием вооруженной и логистической помощи мятежникам.

В ходе Второй мировой войны, после капитуляции Королевства Югославии (апрель 1941 г.), часть Сербии, Черногории, Македонии, большая часть Косова и Метохии, а также вся Албания оказались под протекторатом фашистской Италии, объединившей их в «Великую Албанию». Север КиМ взяли под свое непосредственное управление немцы. Последнее обстоятельство было связано с отсутствием в указанном районе албанского населения, а также с желанием гитлеровцев самим осуществлять эксплуатацию богатого природными ископаемыми рудника «Трепча». Под управление Болгарии перешла небольшая южная часть Косова.

На заключительном этапе войны албанские лидеры, понимая, что Сербия вновь одерживает победу, организовали движение нацистского типа «Бали Комбатар» (алб. Balli Kombëtar — Народный фронт). Они совершали массовые преступления против сербов: во время войны в КиМ были убиты около 10 тыс. чел., изгнаны более 100 тыс. Албанское партийное руководство поспешило закрепить «право албанцев Косова и Метохии на присоединение к родному государству». Народно-освободительный комитет Косово провел свое учредительное заседание 31 декабря 1943 г. — 2 января 1944 г. на территории Албании в с. Буяне (вблизи Тропоя), приняв т.н. Буяновскую резолюцию. Она содержала требование о присоединении Косово к Албании. Буяновская конференция прояснила ситуацию, указав принципиально иной путь решения албанского национального вопроса в Косово и Метохии, по сути, возвращаясь к программе Первой Призренской лиги (1878) с ее «великоалбанскими» устремлениями. «Вторая Призренская лига» создала свои вооруженные формирования под названием «Косовский полк». В течение последних трех месяцев 1943 г. — начала 1944 г. они проложили кровавый путь от Косовской Митровицы до Тираны, вырезая не только сербское и черногорское население Косова и Метохии, но и тех албанцев, которых они считали сторонниками народно-освободительной борьбы. В июле 1944 г. во главе Призренской лиги стал Джафер Дэва. Он связал национальный албанский вопрос с сотрудничеством с немцами, и последнее, что ему удалось сделать — сформировать т.н. «Батальоны по обороне Косова от коммунистов» при мощной поддержке Третьего рейха, поставлявшего ему оружие.

Вступление Красной Армии в Югославию осенью 1944 г. открыло путь к установлению коммунистической власти во главе с Йосипом Брозом (Тито). В ходе отступления из Косова албанские националисты организовывали мятежи против Народно-освободительной армии Югославии, самым массовым было Дреницкое восстание (декабрь 1944 — февраль 1945 гг.). Для подавления мятежа баллистов Югославская народная армия вынуждена была отвлечь с фронта 40 тыс. военных. После этих событий 8 февраля 1945 г. на территории Косова и Метохии было введено военное управление. Однако остатки бандформирований продолжали осуществлять террористические акции против сербского населения, по-прежнему используя вооружение, оставшееся со времен многочисленных войн.

После отмены чрезвычайного положения 10 июля 1945 г. Косово и Метохия были присоединены к Сербии. Однако уже в сентябре 1945 г. эта территория стала автономной областью (равно как и Воеводина). Тем самым Сербия была отброшена к границам 1878 г. Коммунистические лидеры видели в сербском национализме главную угрозу для югославского государства. Поэтому, несмотря на то, что албанцы составляли 8−15% населения Сербии, они автономию получили, а сербы, составлявшие более 14% населения Хорватии — нет. Далее вышло постановление коммунистической власти от 6 марта 1945 г. «О временном запрещении возвращения колонистов в места их прежнего проживания», по которому всем сербам, заселившим КиМ после 1912 г. и изгнанным в период фашистской оккупации, запрещалось возвращаться в край.

Развитие автономии Косова и Метохии прошло три фазы. Первая охватывает 1946−1968 гг., вторая — 1968−1990 гг., третья — 1990−1999 гг. На первом этапе КиМ занимала положение децентрализованной региональной единицы стандартного типа в составе Народной Республики Сербии; на втором она получила статус конституционного элемента югославской федерации; на третьем — постепенно утратила это свойство (после Конституции 1992 г.) при возвращении к региональной автономии. После 1999 г. Косово потеряло автономию с переходом под управление ООН. В 2008 г. произошло одностороннее нелегальное провозглашение независимости «Республики Косовы».

Конституция 1974 г. стала переломным этапом. Союзная и республиканская конституции в качестве базового принципа провозглашали договор всех субъектов федерации, в состав которых на равноправной основе включались и соответствующие органы автономных краев. Тем самым фактически автономные края обретали оригинальный источник власти и права, вплоть до атрибутов государственности.

Именно Конституция 1974 г. подготовила основу для расчленения Югославии. В начале 1980-х гг. стало ясно, что «косовский вопрос» — это в первую очередь проблема конституирования края как модели албанской государственности с тенденцией к формированию самостоятельной республики в югославской федерации. Проблема враждебной, националистической, антисербской деятельности албанских сепаратистских кругов носит второстепенный, подчиненный характер.

С 1974 г. наступил «золотой век» автономного Косово. Все больше ключевых постов занимали албанцы, вытесняя с них сербов. Точкой невозврата стали демонстрации 1981 г., начавшиеся 11 марта со студенческих волнений, а к началу апреля превратившиеся в массовый бунт. Демонстрации 1981 г. с требованиями создания Республики Косово в составе Югославии; расширение албанского национал-коммунистического движения; формирование динамичной политической диаспоры албанцев; исключительно репрессивная реакция центральной власти — всё это стало поворотным пунктом, после которого началось создание боевых «повстанческих» групп. Далее последовала заключительная фаза (1981 — 1999 гг.) — массовые протесты, дезинтеграция Югославии, столкновение сил ФАРК (Вооруженных сил Республики Косово) и Армии Освобождения Косово с сербской полицией и силами безопасности, подготовка и проведение военной агрессии НАТО против СРЮ, в результате которой в 2008 г. «Республика Косова» провозгласила независимость. С 2008 г. «великоалбанский проект» вступил в следующую фазу своего развития.

Продолжение следует…

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Лукашенко для России?
66.1% Зло
COVID-19
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть