Евсеев: российско-армянские отношения определяются национальными интересами

О военном конфликте на армяно-азербайджанской границе, военной кооперации России и Армении и политике Турции в регионе
9 сентября 2020  13:54 Отправить по email
Печать

О военном конфликте на армяно-азербайджанской границе, военной кооперации России и Армении, политике Турции в регионе редакции газеты «Ноев Ковчег» рассказал Владимир Евсеев, заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ, к.т.н.

Григорий Анисонян: Владимир Валерьевич, какие политические и военные цели, по Вашему мнению, преследовал Азербайджан, начав боевые действия против Армении? Армения — главная мишень?

Владимир Евсеев: Основная политическая цель, по моему мнению, заключалась в том, чтобы «перенаправить» общественное мнение Азербайджана, где чрезвычайно обострилась проблема коронавируса и были введены жесткие меры контроля за перемещением людей, и перевести стрелки на «внешнего врага». Что касается цели военной, она заключалась в захвате армянского опорного пункта на определенной высоте для улучшения тактической обстановки вдоль линии фронта и изменения линии границы.

Для этого азербайджанские военные выбрали, по их расчетам, недостаточно защищенную высоту. Этот опорный пункт — своего рода заноза для Азербайджана, потому что он позволяет контролировать ряд дорог, ведущих к азербайджанским боевым позициям. Он находится на территории Армении, но ввиду того, что граница не демаркирована, в Азербайджане считают, что армянский опорный пункт находиться здесь не должен.

Информацию о данной высоте собрали заранее, местоположение опорного пункта выявили с помощью автотранспортного средства — «уазика». На нем в сторону высоты направились несколько азербайджанских военных. Когда армянская сторона сделала предупредительные выстрелы в воздух, военные бросили «уазик» и пешком вернулись на исходные позиции. Но место опорного пункта было точно определено. После этого по нему азербайджанская сторона нанесла минометный удар. Были ранены армянские военнослужащие.

О том, что эта военная операция была заранее спланирована и подготовлена, свидетельствует факт гибели начальника штаба корпуса, генерал-майора азербайджанской армии. Его присутствие на линии фронта в момент удара вызывает подозрение. Как известно, военная разведка подчиняется штабу, и скорее всего полковник, который был убит вместе с ним, являлся представителем военной разведки. Таким образом, готовилась военная спецоперация. После того как был убит генерал-майор, была предпринята попытка штурма высоты. В штурме участвовал азербайджанский батальон спецназа. Но атака была плохо подготовлена, не имела серьезной поддержки со стороны бронетехники, которую в гористой местности использовать затруднительно. В результате элитный батальон спецназа Азербайджана понес существенные потери.

Григорий Анисонян: Конфликт мог эскалировать?

Владимир Евсеев: Расширение конфликта было маловероятно потому, что Россия имеет обязательства по обороне Республики Армения. И поэтому Азербайджан мог рассчитывать исключительно на уничтожение данного опорного пункта.

Вероятно, у азербайджанской стороны были некие иллюзии после того, как в апреле 2016 года удалось занять высоту в зоне безопасности вокруг Нагорного Карабаха.

В этот раз азербайджанские военные надеялись, что им удастся захватить еще. Кроме того, успех операции имел бы серьезный пиар-эффект для нынешней власти Азербайджана. Но этого не произошло.

Фактически азербайджанские вооруженные силы потерпели фиаско. Провал сопровождался потерей беспилотных летательных аппаратов, сбитых модернизированными армянской стороной зенитными ракетными комплексами «Оса». Следует отметить, что впервые был сбит в том числе современный беспилотный летательный аппарат израильского производства. Кроме того, с помощью российской системы радиоэлектронной борьбы «Автобаза» один из азербайджанских беспилотников был посажен.

Григорий Анисонян: Как Вы считаете, в случае продолжения военных действий против Армении ОДКБ выполнила бы свои коллективные обязательства по защите территориально-экономического пространства страны — участницы договора?

Владимир Евсеев: Я считаю, что ОДКБ не может считаться эффективным инструментом для защиты Армении. Изначально участник Договора Казахстан выступал по вопросу Нагорного Карабаха на стороне Азербайджана, не члена организации. Фактическую поддержку позиции Казахстана стала оказывать и Белоруссия. Именно Белоруссия поставила Азербайджану ряд систем, которые носят дестабилизирующий характер. Например, израильские оперативно-тактические ракеты LORA используют шасси белорусского производства. Эти ракеты могут быть использованы для уничтожения армянской атомной электростанции, о чем заявил начальник пресс-службы министерства обороны Азербайджана. Наряду с этим Белоруссия поставила Азербайджану тяжелые системы залпового огня «Полонез», также оружие деструктивного характера. Учитывая тесные связи Белоруссии и Азербайджана, в конфликте в Нагорном Карабахе она поддерживает Азербайджан.

Григорий Анисонян: А другие члены ОДКБ?

Владимир Евсеев: В случае обострения ситуации Киргизия и Таджикистан вряд ли станут вмешиваться. В любом случае, если говорить об обеспечении территориальной целостности Армении, надо говорить именно о российско-армянских двусторонних отношениях, а не о коллективных. В данном вопросе они не срабатывают.

Григорий Анисонян: Каковы причины, на Ваш взгляд, отставки министра иностранных дел Эльмара Мамедъярова?

Владимир Евсеев: У азербайджанского руководства одной из целей проведения военной операции на границе было обеспечение дипломатической поддержки со стороны ряда государств. Такая поддержка была оказана Турцией и Украиной. Россия, как и некоторые другие дружественные Республике Армения государства, одобрить такие действия, само собой разумеется, не могли.

Азербайджан обеспокоило то, что Запад в данном конфликте также его не поддержал. Как известно, по итогам апрельских событий 2016 года было принято решение об увеличении на порядок количества международных наблюдателей, причем они должны были находиться не только в зоне Нагорного Карабаха, но и на армяно-азербайджанской границе и быть обеспечены необходимыми техническими средствами. Именно Азербайджан заблокировал реализацию этого соглашения, инициированного сопредседателями Минской группы ОБСЕ, куда наряду с Россией входят Франция и США.

Думаю, фактическое отсутствие поддержки со стороны России и Запада способствовало отставке министра иностранных дел Мамедъярова. Азербайджан остался в данном конфликте в дипломатической изоляции. В случае, если бы в зоне конфликта имелись технические средства, можно было бы доподлинно установить, кто в данном инциденте являлся агрессором. Но ввиду отсутствия наблюдателей ОБСЕ подтвердить это было трудно. Тем не менее информации было достаточно, и она свидетельствовала о том, что на начальном этапе армянская сторона действовала крайне сдержанно, стрельба велась в воздух, хотя вполне можно было уничтожить тех, кто находился в «уазике». Армянская сторона ответила тогда, когда по ее опорному пункту, ее территории был нанесен минометный удар.

По-видимому, у министерства обороны и министерства иностранных дел Азербайджана были завышенные ожидания от эффекта операции на армяно-азербайджанской границе. И после того, как операция потерпела фиаско, министр иностранных дел Мамедъяров ушел в отставку. Не исключено, что министру обороны «поставили на вид». Думаю, что теперь Азербайджан попытается отыграться в первую очередь в зоне Нагорного Карабаха. Такой сценарий вполне возможен.

Григорий Анисонян: Вы считаете, военный инцидент 12 июля 2020 года — поражение для Азербайджана?

Владимир Евсеев: Я считаю, что Азербайджан потерпел фиаско. В распоряжении минобороны Азербайджанской Республики имеется батальон спецназа. И именно этот батальон не смог взять данную высоту, то есть выполнить поставленную задачу. Это говорит не о том, что он был плохо подготовлен — подготовлен батальон был очень хорошо, в первую очередь турецкими, а также американскими инструкторами. Бойцы азербайджанского спецназа хорошо вооружены, в том числе и турецким оружием. Дело в том, что они получили достойный ответ.

Рядовые военнослужащие Армении противостояли элитному подразделению Азербайджана. Они оказали решительное сопротивление, выстояли перед спецназом, были хорошо подготовлены в инженерном отношении, предприняли грамотные тактические действия. Азербайджанский спецназ понес потери. На одном из сайтов в интернете я прочел, что в ходе двух предпринятых атак было убито 8 или даже 9 бойцов элитного подразделения.

Григорий Анисонян: Какую роль, по Вашему мнению, сыграла в вооруженном конфликте между Азербайджаном и Арменией Турция?

Владимир Евсеев: Турция играет провоцирующую роль, потому что, если бы Азербайджан не чувствовал за спиной Турцию, он, наверное, не решился бы на такого рода действия. Чтобы поддержать Азербайджан, были инициированы учения в зоне Нахичевани. В них участвовало почти 5 тысяч военнослужащих Азербайджана и Турции, по 150 единиц бронетехники и артиллерийских систем, 30 разного рода летательных аппаратов. Учения — силовое давление на Ереван. Но давить на Ереван не имеет смысла, потому что присутствие военной базы России в Гюмри — гарант территориальной целостности Республики Армения. Кроме того, турецко-армянскую границу охраняют российские пограничники. Тем не менее давление на Армению было оказано.

Турция угрожает Армении поставками в Азербайджан современных летательных аппаратов, которые были использованы в Идлибе в Сирии и в Ливии. Россия, со своей стороны, оказывает Армении содействие в подготовке отражения атак беспилотников. С ними российские военные уже сталкивались в Сирии в феврале — марте этого года, в провинции Идлиб было сбито порядка 16 таких турецких летательных аппаратов. Россия пытается заблаговременно подготовить армянских военных к встрече с турецкими беспилотниками. Их появление в небе Армении вполне реально.

Очевидно, что Турция стремится изменить баланс сил в пользу Азербайджана. При масштабных боевых действиях скорее всего на стороне Азербайджана будет воевать турецкий спецназ. Недавно появилась информация — а вероятнее это дезинформация — о том, что якобы турецкие истребители вторглись в воздушное пространство Армении и находились на расстоянии 50−60 километров от Еревана.

Григорий Анисонян: Это возможно?

Владимир Евсеев: Вряд ли. На территории Армении размещены системы противовоздушной обороны. Российская военная база в Гюмри также имеет собственную систему ПВО на базе С-300 и, что очень важно, авиационный компонент. Авиационный компонент есть и у самой Армении.

Не так давно турецкие военные сбили два российских самолета над территорией Сирии, и, думаю, Россия не упустила бы возможности открыть огонь против появившихся в небе Армении турецких самолетов. В Сирии турки действовали, как шакалы, они следили за приближением российских самолетов, сбили фронтовой бомбардировщик Су-24, который не приспособлен для борьбы с истребителями. У России никогда не было доверия к Турции.

Григорий Анисонян: Турцию активно поддерживают США…

Владимир Евсеев: Россия это знает. Именно благодаря американцам Турция добилась значительного успеха в Ливии. Американцы обеспечивали Турцию разведывательной информацией, поставили ей систему радиоэлектронной борьбы, фактически вывели из строя беспилотные летательные аппараты ОАЭ, то есть сделали все, чтобы Турция смогла нанести поражение Ливийской национальной армии. Американцы пытаются за счет Ливии достичь с Турцией определенного компромисса по Сирии. Россия учитывает это при выстраивании отношений с Турцией.

Григорий Анисонян: Между тем Турция игнорирует США, приобретая у России С-400, сбивает российский самолет, убивает российского посла, ссорится с Европой, получая при этом от Европы огромные средства якобы для сдерживания потоков беженцев. Она вполне может позволить себе еще и провокационные действия против Армении со стороны Нахичевани.

Владимир Евсеев: Турция испытывает чрезвычайно серьезное военное напряжение для поддержания группировок вооруженных сил вне собственной территории. В настоящее время у Турции имеется несколько развернутых за пределами границ группировок войск: 7 тысяч турецких военнослужащих находятся в Ливии, 16 тысяч — в Идлибе, войска размещены на северо-востоке Сирии, они провели фактическую артиллерийскую подготовку на границе с Ираком. По некоторым данным, Турция планирует вмешаться в ситуацию в Йемене, поддерживает армяно-азербайджанский конфликт. Такое перенапряжение сил обязательно скажется, даст сбой. И Россия занимает в отношении Турции сегодня выжидательную позицию.

Кроме того, Турция создает на международной арене серьезные проблемы. В первую очередь в НАТО. Она вторглась в сферу интересов Франции в Северной Африке и Африке в целом. Дело дошло до военного инцидента в восточном Средиземном море. Французские вооруженные силы провели военные учения с участием авианосца «Шарль де Голль» вблизи Кипра. Столкновение интересов Франции и Турции нарастает. Отношения Турции и Германии также чрезвычайно сложные. В Германии действия Турции воспринимают как попытку расколоть НАТО изнутри, что вызывает в Европе чрезвычайно серьезную озабоченность. Американцы об этом знают, но остроту проблемы предпочитают не замечать.

Европа жестко настроена против Турции и не готова ей все прощать. Попытки Турции начать разработку месторождения углеводородного сырья в восточной части Средиземноморья наталкиваются на сопротивление со стороны многих государств. Один только Израиль под давлением США пытается заигрывать с Турцией. Действия Турции вызывают чрезвычайно серьезное сопротивление, в том числе силовое, в частности со стороны Египта в Ливии. Египет фактически развернул войска вдоль границы Ливии и готов на их ввод.

Полагаю, что такое перенапряжение сил Турции полностью отвечает армянским национальным интересам. Одновременно вмешиваясь в военные конфликты в разных странах, Турция наживает себе врагов. Что касается США, надо понимать, что это государство, которое может «сдать» любого, включая Эрдогана. Пример — судьба Хосни Мубарака, самого преданного Америке президента Египта, которого США тем не менее «сдали». Судьба Эрдогана зависит не от временной поддержки Дональда Трампа, которого, кстати, могут и не переизбрать на второй срок, а будет определяться целым рядом государств. Эти страны используют свой потенциал, как только для этого сложится благоприятная ситуация. Например, если 3 ноября 2020 года в США победит Джозеф Байден, отношения между Америкой и Европой могут измениться, потому что он не настроен на жесткое противостояние со Старым Светом, как Трамп. В этих условиях маловероятно, что Байден пойдет на ту поддержку Турции, которую ей оказывают США сегодня.

США, с одной стороны, поддерживают Турцию, как, например, в Ливии. С другой — шантажируют ее. США изготовили для Турции 8 бомбардировщиков F-35, которые уже выкуплены Пентагоном. Но Пентагон не собирается отдавать Турции ни одного самолета, обучать турецких пилотов. Турцию вывели из кооперации по F-35, и все заявления турецкого руководства о том, что они готовы производить комплектующие, большого значения не имеют. Кроме того, США угрожают Турции введением санкций. Но это угрозы сегодняшнего дня. Как сложится ситуация к осени, неизвестно. Режим Эрдогана балансирует на грани фола, и где-то он просядет. Серьезной поддержки у него нет, а поддержка США носит временный характер.

В регионе Турцию поддерживает Катар. Отношения с Саудовской Аравией у нее сложные. С ОАЭ и рядом других государств она находится в жестком противостоянии. Врагов у Турции становится все больше и больше. Рано или поздно ей придется сдавать позиции.

Григорий Анисонян: А какова позиция России?

Владимир Евсеев: Россия занимает выжидательную позицию. Ослабление Турции отвечает российским национальным интересам. Россия не будет ускорять процесс, например вести военные действия против Турции, но воспользуется ее ослаблением, если это произойдет.

Перенапряжение сил Турции скорее всего скажется. Чем Ливия неудобна Турции? Слишком большими и далекими коммуникациями. Если Идлиб имеет с Турцией общую границу и можно напрямую поставлять горючее, боеприпасы, вывозить раненых, то в отношении Ливии это намного сложнее. Йемен, если туда Турция введет свои войска, также не имеет с ней общей границы. И встанет все тот же вопрос коммуникаций. Понимая это, Россия выжидает благоприятный момент, чтобы оттеснить Турцию.

Россия будет сохранять те направления сотрудничества с Турцией, которые отвечают ее интересам — строительство АЭС, проект «Турецкий поток». Хотя Россия отлично понимает, что Турция за счет России пытается торговаться с США. Уступать Турции, когда речь идет о национальных интересах, Россия не станет. И это в свою очередь хорошо понимает турецкая сторона. Россия не хочет воевать с Турцией, но и Турция не хочет воевать с Россией. И это ключевой пункт для Армении. В случае прямого столкновения с Россией никакого успеха у Турции не будет.

Григорий Анисонян: Азербайджанская пропаганда, а также некоторые другие силы стремятся вбить клин между Россией и Арменией. Как Вы считаете, как сказывается это на армяно-российских отношениях?

Владимир Евсеев: Действительно, некоторое время тому назад российские СМИ, даже те, которые связаны с действующей властью, публиковали критическую информацию в отношении руководства Армении. Однако после визита Никола Пашиняна на российскую военную базу в Гюмри, проведения дополнительных российско-армянских военных учений, фактического подтверждения, что блок НАТО альтернативой России не является, в военно-политической сфере между Россией и Арменией никаких проблем в настоящий момент нет.

Конечно, по некоторым вопросам в других сферах взаимодействия определенные вопросы имеют место. Думаю, что некоторые ошибки совершают в Ереване. Приведу один пример. Когда в Ереване хотели договориться о цене на российский газ, то почему-то решили, что лучше объединиться по этому вопросу с Белоруссией. Это был абсолютно неверный шаг, который привел к тому, что цена осталась 165 долларов США за 1 тыс. куб. м. Кооперироваться ни с кем не надо было, тем более с Белоруссией, с которой у России в настоящее время непростые отношения.

С Россией надо взаимодействовать напрямую. С Россией можно договориться. Вместе с тем такого рода вопросы, как цена на газ, не носят в двусторонних отношениях критического характера. Любую проблему можно раздуть. Причем зачастую проблемы базируются не на серьезных противоречиях, а на недостаточном знании истории, например как в вопросе об армянском военном и политическом деятеле Нжде. Иногда они возникают из-за того, что кое-кто пытается заработать себе политические очки.

Российско-армянские отношения определяются национальными интересами. Армения является форпостом России на Южном Кавказе. Для Армении Россия также важна. Россия смотрит на Армению, как на своего союзника. Нас объединяют взаимные интересы, наши народы тесно связаны. И никакие попытки азербайджанских СМИ не смогут изменить отношения российской власти к Армении.

Русско-армянская независимая газета «Ноев Ковчег»

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Белоруссия до конца года войдёт в состав РФ?
55.3% Нет
Лукашенко для России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть