Чем завершилось европейское турне главы дипломатии КНР

По мере ужесточения конфронтации, навязываемой Пекину из Вашингтона, китайская сторона начинает всё более активную встречную дипломатию
9 сентября 2020  10:43 Отправить по email
Печать

По мере ужесточения конфронтации, навязываемой Пекину из Вашингтона, китайская сторона начинает все более активную встречную дипломатию, используя те шансы, которые предоставлены Китаю сложившейся ситуацией. Главный из них, помимо укрепления связей с нашей страной в условиях неявного, но роста военной угрозы со стороны США — это расширение возможностей на европейском направлении. Учитывая как объективные противоречия США с Европейским союзом, так и субъективный фактор: деятельность Дональда Трампа, которая усугубила эти противоречия, существенно навредив отношениям Америки с Европой. И в связи с этим необходимо вернуться к основным итогам главного китайского ньюсмейкера последних дней августа и начала сентября — главы МИД Ван И, который совершил уже вторую в этом году, куда более масштабную, чем первая, поездку по Европе, посетив пять стран — Италию, Нидерланды, Норвегию, Францию и Германию.

Первое, что обращает внимание: нюансы продемонстрированного отношения к Китаю поделили европейцев на две или даже две с половиной группы. Одна из них, традиционно исторически тесно связанная с Атлантикой, прежде всего с Британией, а также с США — к ней относятся Нидерланды и Норвегия, вела себя в диалоге с Пекином очень сдержанно, не выходя за жесткие рамки протокола. И всячески давая понять, что к активному сближению со страной, к которой имеются серьезные претензии в Лондоне и Вашингтоне, она не готова. Помимо этих двух стран, примерно такой же «прохладный» подход, но с нюансами, продемонстрировала Германия, что и позволяет выделить ее в некую «половину группы». В чем-то немцы по части отстраненности даже превзошли Осло и Гаагу, в частности, в программе китайского визита не значилась встреча главы пекинской дипломатии с федеральным канцлером Ангелой Меркель. И это единственный пример, когда фактический глава государства не провел таких переговоров лично, перепоручив эту миссию «протокольному» лидеру — президенту Франку-Вальтеру Штайнмайеру. Если, конечно, не брать во внимание отсутствие приемов Ван И у номинально правящих монархов, которые текущей политикой не занимаются. С другой стороны, если говорить о Германии, то в отличие от своих соседей по Балтике, она всячески пытается доказать суверенное происхождение своей внешней политики, независимое от Вашингтона. Но у Берлина это в целом плохо получается, чем не преминул воспользоваться и сам Ван И, который в ходе переговоров и со Штайнмайером и своим коллегой Хайко Маасом, и на совместной с последним пресс-конференции всячески подчеркивал европейский масштаб своего визита, который выходит далеко за рамки двустороннего диалога. Немецкие же политики, действуя достаточно упрямо и прямолинейно, все сводили именно к двусторонности, по сути отказавшись обсуждать с китайским визитером общеевропейскую повестку.

Двумя оставшимися странами, диалог с которыми у китайского министра вышел не в пример более продуктивный и, можно сказать, эмоциональный, неформальный — в позитивном смысле — это Италия и Франция. И не случайно, именно эти страны в марте, во время своего европейского турне, посещал Си Цзиньпин, достигший тогда двух прорывов — в Риме он добился официального включения Италии в китайскую инициативу «Пояса и пути», а во Франции — солидного пакета экономических договоренностей. «Особый» характер отношений Пекина с Римом проявился и на этот раз, и трудно отделаться от мысли, что это самым непосредственным образом связано и находится в обратной зависимости от отношений с США; чем хуже с Вашингтоном — тем лучше в Пекином, и наоборот.

За рамками самого турне, помимо парижского выступления в IFRI — Французском институте международных отношений, о чем речь уже шла, остались и еще два показательных момента. Один из них — римская встреча Ван И с оказавшимся с визитом в итальянской столице главой МИД Канады Франсуа-Филиппом Шампанем, и содержание переговоров, разумеется, трудно предположить что-то другое, вращалось вокруг обсуждения проблемы, которая отравляет китайско-канадские отношения уже более полутора лет: задержания в Ванкувере Мэн Ваньчжоy, финансового директора IT-гиганта Huawei и дочери его основателя и президента Жэнь Чжэнфэя. Канадский министр пытался оправдываться, переводя разговор на другие темы, а Ван И настойчиво призывал коллегу к проведению суверенной политики, формирующейся в Оттаве. А, как мы понимаем, не в Вашингтоне, откуда — этого никто и не скрывает — пошла инициатива задержания, осуществленного в начале декабря 2018 года, на следующий день после растиражированной как «удачной» встречи лидеров КНР и США Си Цзиньпина и Дональда Трампа. Другой важный момент «за скобками» турне — комментарий чешского демарша с посещением Тайваня спикером верхней палаты парламента этой страны Милошом Выстрчилом. «Вы перешли красную черту», — отрезал Ван И в адрес чешского политика, подчеркнув, что тем самым обязательства перед КНР, взятые в рамках принципа «одного Китая», нарушил не конкретный деятель, а Чехия как страна. В Праге, где единства по данному вопросу не было, против был президент Милош Зееман, и поездка Выстрчила состоялась только из-за чрезмерной самостоятельности последнего, об этом инциденте, как представляется, пожалеют еще не раз.

Теперь о «фактуре» визитов — круге контактов

В Италии главным переговорщиком китайского гостя выступил глава МИД этой страны Луиджи Ди Майо, с которым обсуждались состояние и перспективы взаимодействия двух стран в рамках проекта «Пояса и пути», о котором в марте был подписан двусторонний меморандум. Всячески соединяя итальянскую проблематику с европейской, Ван И обратил внимание на то, что Италия стала первой страной в европейском турне, подчеркнув, что это свидетельствует об особом характере отношений Пекина с Римом. Другим собеседником Ван И выступил премьер-министр Джузеппе Конте, разговор с которым, ввиду его отсутствия в столице, прошел по телефону. Стороны затронули тему совместной борьбы с коронавирусом и ряд мировых вызовов, связанных с наступлением протекционизма. Заметим, что эта тема, упакованная в дилемму «мультилатерализм — унилатерализм» (многосторонность — односторонность) с разной степенью ответного интереса партнеров по переговорам неизменно звучала во всех столицах, где побывал китайский министр. В Риме же он сделал заявление о ряде сигналов, которые несет его визит в Европу, указав, что сквозной темой является поддержка Китаем европейской интеграции, с явным намеком, что данный фактор противостоит глобальным амбициям неназванного вслух, как и положено, Вашингтона. Именно в Риме была детально обсуждена тема завершения к концу текущего года работы над китайско-европейским всеобъемлющим инвестиционным соглашением, над которым Пекин и Брюссель напряженно трудятся уже несколько лет.

Крайней лаконичностью отличались встречи Ван И с премьер-министрами Нидерландов и Норвегии Марком Рютте и Эрной Сульберг, а также главами МИД этих стран Стефом Блоком и Ине Эриксен Серейде. От высокой оценки итогов совместной борьбы с эпидемией до обсуждения взаимной экономической открытости и предстоящей реформы ВТО. Китайский министр убеждал собеседников, что разрыв связей в треугольнике Европа — Китай — США никому не выгоден, поэтому его следует избежать. Участники переговоров рассуждали на тему учета чувствительных для сторон вопросов, а также соблюдения норм международных отношений.

Четвертым и главным пунктом остановки Ван И стал Париж, где спектр его встреч по широте своего охвата превысил все остальные столицы. Помимо президента Эммануэля Макрона, которому китайский министр передал устное послание Си Цзиньпина, прошли встречи с президентским дипломатическим советником Эммануэлем Боннэ, главой МИД Жан-Ивом Дрианом, а также с председателем Конституционного совета Франции Лораном Фабиусом, в беседе с которым Ван И сосредоточился на результатах участия двух стран в период премьерства собеседника в многосторонних соглашениях, использовав данный формат для недвусмысленной критики Вашингтона за односторонний выход из Парижского соглашения по климату (2015 г.) и подписанного в том же году «шестеркой» Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе (СВПД).

Стратегическая независимость в многополярном мире

Китайские СМИ, уделившие наибольшее внимание переговорам с Э. Макроном, отметили высокую оценку сторонами координирующей роли ВОЗ в борьбе с коронавирусом, а также нетерпение французского лидера в преддверии скорого визита в Китай, чтобы обсудить совместные интересы Пекина и Парижа в Африке и китайско-европейскую повестку. Но особый интерес привлекло заявление хозяина Елисейского дворца, созвучное настроениям его собеседника, о необходимости укрепления Европой «стратегической независимости» (разумеется, от США — В.П.) в многополярном мире. Как и в Италии, во Франции значительную часть переговорной тематики составило обсуждение перспектив китайско-европейского инвестиционного соглашения. И вообще, сложилось четкое впечатление, что именно французские лидеры в беседах с китайским министром в наибольшей мере, по сравнению с остальными, заинтересованно обсуждали именно европейскую, а не двустороннюю повестку. И нашли в его лице весьма благодарного и отзывчивого партнера, проявившего к этой, подчеркнуто антиамериканской, проблематике не менее глубокий интерес. Это очень показательный момент прежде всего для Франции, показывающий, насколько далеко простираются амбиции нынешнего французского президента и тех глобальных групп интересов, которые за ним стоят, в коррекции в пользу Старого Света нынешнего миропорядка. Разумеется, используя нынешние обширные внутриполитические проблемы в США, а также ослабление влияния Вашингтона на международной арене.

Ну, а в Берлине, которым турне Ван И завершалось, как мы уже упоминали, разговор не вполне получился, ибо с китайской стороны, вдохновленной итогами Парижа, велся в общеевропейском контексте, который немецкие переговорщики всячески зауживали до темы двусторонних отношений. Совершенно различные по масштабам ставки Пекина и Берлина вкупе с неучастием во встречах А. Меркель, сделали эту часть турне если не «проходной», то связанной прежде всего с подведением его общих итогов и результатов, достигнутых отнюдь не в Германии. Трудно объяснить, почему немецкой стороной, которая еще недавно проявляла готовность закрыть глаза на многие спорные гуманитарные вопросы китайско-германских отношений, в этот раз был дан задний ход, но это факт. Вряд ли, чтобы не злить американцев, ибо отношения Меркель и Трампа давно уже опустились ниже планки любой из эпох прежних лидеров США и ФРГ послевоенного времени.

Европейские озабоченности

Ну и на итоговой берлинской пресс-конференции, которую Ван И проводил совместно с немецким коллегой Х. Маасом, со стороны Пекина однозначно доминировали общеевропейские вопросы. Подчеркнув недопустимость вмешательства США во внутренние дела Китая в таких вопросах, как ситуация в Гонконге и Синьцзяне (хотя определенный намек здесь усматривался и в адрес Германии), глава МИД КНР сосредоточился на европейских озабоченностях, которые он вынес из многочисленных встреч в пяти столицах. Они, по его мнению, заключаются в сохранении эпидемиологической угрозы, усиливающей глубокую экономическую рецессию, усилении односторонних подходов («унилатерализма») за счет многосторонних («мультилатерализма»), а также обострении конкуренции, которая из-за разрыва традиционных экономических связей превращается в противостояние. Китай собирается и уже договорился с европейцами, правда, как видим, не со всеми, о восстановлении многосторонних приоритетов и отношений, препятствующих углублению мирового раскола. А также о контроле двусторонних китайско-европейских разногласий, в чем опять-таки просматривается заявка на придание Старому Свету дополнительных стимулов и импульсов к освобождению от нынешней зависимости от США, которую в Пекине, как, впрочем, и в Москве, считают чрезмерной, требующей пересмотра.

С учетом того, что на фоне европейского турне Ван И еще и принял участие в инициированном китайской стороной международном видеосеминаре, посвященном 75-летию ООН, Европа Пекином рассматривается мостом не только на Запад, но и в ООН, где китайская дипломатия явно рассчитывает если не на юбилейный блицкриг, то на предметное обсуждение на начинающейся сессии Генеральной Ассамблеи ООН того, кто виноват в сложившейся ситуации, и что в ней делать.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Лукашенко для России?
66.1% Зло
COVID-19
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть