Киргизстанцы выберут тех, кто помогал им во время пандемии COVID

В Казахстане пока не понимают с какой из политических сил в Киргизии можно договариваться о сотрудничестве
7 сентября 2020  13:56 Отправить по email
Печать

«Казахстану очень бы хотелось, чтобы в парламент Киргизии прошли партии, которые выступают за эволюционное развитие страны и конструктивный диалог с соседями», — казахстанский политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев рассказал ИА REGNUM как в Нур-Султане оценивают предвыборную осень 2020 года.

ИА REGNUM: Какой итог парламентских выборов в Киргизии будет наиболее выгоден Казахстану?

В Казахстане не будут пристально следить за ходом голосования, но внимательно изучат итоговую конфигурацию представительства партий в Жогорку Кенеше (республиканском парламенте — прим. ИА REGNUM) — насколько там будет разношерстная толпа депутатов и какое количество партий пройдет в парламент.

В Казахстане сложилась следующая схема — есть проекты, которые после выборов разваливаются и не работают, есть некоторые оппозиционные объединения, но в целом, в парламенте работают три партии. Это центристская правящая партия «Нур-Отан» и две партии по краям. Слева — коммунисты, справа представители буржуазии «Ак Жол». Казахстану было бы выгодно, чтобы что-то подобное было и в соседней Киргизии. Это удобно для налаживания партийного взаимодействия.

Например, правящая партия Казахстана контактирует и в Германии, и в России с партией «Единая Россия» и так далее. Другой пример — коммунисты Казахстана смогут выстраивать отношения с коммунистами из Киргизии, если они попадут в парламент.

В целом Казахстану очень бы хотелось, чтобы в парламент Киргизии прошли партии, которые выступают за эволюционное развитие страны и конструктивный диалог с соседями.

Еще было бы неплохо, чтобы партия занимала достаточно большое количество мест в парламенте тогда будет проще устанавливать контакты с лидирующей силой в стране. А если же спектр партий в парламенте будет широк и партии неизбежно начнут конфликтовать между собой — сложно будет выстраивать внешние отношения. Сложно будет сказать, с кем именно говорить и о чем договариваться.

То есть расклад сил должен быть понятен и прост.

ИА REGNUM: Вы описали идеальную ситуацию с точки зрения Казахстана, но как дело обернется на практике?

Политический расклад в Казахстане такой — партий в парламенте немного и порог вхождения партий во властные структуры достаточно высокий. В Киргизии ключевые признаки партийной культуры заключаются в том, что устоявшихся партийных раскладов нет.

Во-первых, присутствует идеологический вакуум. Жизнеспособность партий в Киргизии во многом зависит от количества вложенных средств и от личности лидеров партии. Эта благодатная почва для бурной политической жизни — новые партии появляются очень быстро, также быстро умирают, происходить реанимация старых партий и так далее.

Второй важный момент — высокая критичность к представителям правящих сил. В Киргизии сейчас это особенно важно, так как страна до сих пор не оправилась от пандемии коронавируса.

ИА REGNUM: Как последствия пандемии могут сказаться на настроении избирателей и итогах голосования?

Пандемия окажет существенное влияние на настроения киргизстанцев и их поддержку политических партий. Подобные изменения можно наблюдать не только в Киргизии, но в Казахстане и во всех остальных странах мира.

В Киргизии пандемия стала «проверкой на вшивость» некоторых политиков, и надо сказать, что часть из них это испытание провалили. Часть же, наоборот, смогли заработать симпатии избирателей и обеспечить себе их поддержку на выборах.

Киргизстанцы, которые в период пандемии не смогли получить медицинскую помощь от государства, а получали ее от частных лиц, фондов и партий запомнят это.

В глобальном смысле коронавирус сыграл с политиками злую шутку. Произошла десакрализация власти. Дело не только в том, что многие политические и общественные деятели заболели, а некоторые даже и умерли.

Важнее, что люди увидели хаотичные и нелогичные попытки остановить распространение вируса, принятие спорных решений и введение запретов, которые вызывали дополнительное раздражение. Киргизстанцы увидели беспомощность власти и поняли, что надеяться на помощь в подобных ситуациях бессмысленно.

Может быть это разочарование не выплеснется на улицы Киргизии, как это произошло, например, в Белоруссии. Люди запомнят это состояние и выскажут свое мнение в избирательном бюллетене.

Избиратели, скорее всего, не захотят, чтобы во власти снова оказались те, кто оказался неспособен управлять страной во время кризиса. Они выберут тех, кто смог мобилизовать ресурсы и, может быть, даже из собственных средств помогал лечить людей. Насколько я знаю, подобную работу осуществляли несколько политических объединений в Киргизии и многочисленные группы волонтеров.

Власти не привыкли к такому. Для них это новая ситуация, они не понимают как в этой ситуации работать.

По сути, пандемия наглядно показала, кто может и хочет работать, а кто предпочел уйти в отпуск и делать вид, что это их не касается.

ИА REGNUM: Вы говорите про Киргизию или про Казахстан?

Ситуация в Киргизии и Казахстане была, увы, похожа. В Казахстане тоже вторая волна пандемии пришлась на время отпуска чиновников, и они никак не отреагировали на сообщения об увеличении количества заболевших.

Но социально ответственные партии и политические деятели в Казахстане и Киргизии организовали сбор средств, стали открывать стационары и оказывать материальную помощь наиболее уязвимым слоям населения. Это не подвиг. Это нормальное поведение политиков, которые связывают свое будущее со своей страной. Их знают и их запомнили.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Белоруссия до конца года войдёт в состав РФ?
55.3% Нет
Лукашенко для России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть