Август и сентябрь 1920 года. Сто лет назад на фронтах Красной армии

14 августа врангелевцы высадили десант на Кубани, надеясь поднять здесь восстание...
11 августа 2020  17:25 Отправить по email
Печать

14 августа врангелевцы высадили десант на Кубани, надеясь поднять здесь восстание. Командование Русской армии рассчитывало в случае успеха отрезать РСФСР от границы с Грузией и поставить под контроль нефтеносные районы Кавказа. Это могло вновь привлечь внимание Лондона к «белому делу» и укрепить положение правительства в Крыму. Кубань не была окончательно поставлена под контроль Советской власти, остатки армии Деникина продолжали сопротивление, их численность оценивалась советским командованием от 7 до 10 тыс. чел. Бои на Кубани затянулись. Отношение к этим событиям было самым серьезным. В условиях развернувшегося кризиса на Западном фронте 19 августа Политбюро ЦК РКП (б) приняло решение признать главным Врангелевский фронт.

7 августа на Днепре Красная армия заняла территорию в районе Каховки — площадью свыше 200 кв. км и 10−16 км в ширину. Она немедленно начала укрепляться. Было создано три линии обороны, последняя проходила непосредственно у местечка Каховка, которое внезапно приобрело стратегическое значение. Таким образом, был создан плацдарм, без ликвидации которого Врангелевская армия не могла рисковать дальнейшим развитием наступления в районе Днепра. Красная армия не ушла в пассивную оборону. 9 августа 2-я Конная армия прорвала фронт Врангеля и ушла в рейд по его тылам на плацдарме в северной Таврии. 1 сентября конники Городовикова вошли в связь со своими войсками. На Кубань и в Таврию были направлены значительные резервы. 9 сентября Врангель вынужден был эвакуировать свой десант в Крым. В тот же день Ленин известил Орджоникидзе: «Быстрейшая и полная ликвидация всех банд и остатков белогвардейщины на Кавказе и Кубани — дело абсолютной общегосударственной важности». К 10 сентября зачистка региона от отрядов деникинцев и мелких банд была в целом завершена, хотя сопротивление еще продолжалось, оно уже не могло принять угрожающие для новой власти размеры.

19 августа 1-я Конная армия получила приказ о выводе своих частей из-под Львова. Переход был затруднен начавшимися дождями, резко испортившими и без того разбитые дороги. В решающие дни сражения в центральной Польше 1-я Конная армия провела на марше, будучи уже выведенной из боев под Львовом и не имея еще возможности повлиять на положение у Варшавы. Только 25 августа она была брошена в рейд на Замостье. Господство польской авиации в воздухе сделало это сосредоточение очевидным, противник имел возможность подготовиться к рейду и отразить его. Люди и конский состав были утомлены длительными переходами и бесконечными боями. Полесье с его болотами, лесами и раскисшими от дождей дорогами было не лучшим районом для действий кавалерии. К 29 августа стало ясно, что набег не удался.

Часть Западного фронта была прижата к границам Восточной Пруссии и интернирована. 26 августа остатки героического корпуса Гая, совершив пять прорывов, уничтожив рацию и штабные документы, ушли на немецкую территорию. Они вели с собой 2 тыс. польских пленных и 11 трофейных орудий. Другая часть войск Тухачевского отошла с боями в Белоруссию. Командзап утратил управление армиями при отходе. К 25−28 августа поляки снова взяли Гродно, Белосток, Лиду. Над 1-й Конной также нависла угроза окружения, но 1 сентября Буденный начал прорыв. Он оказался успешным. К 6 сентября армия установила контакт со своими во Владимире-Волынском.

В результате поражения под Варшавой было утеряно 200 орудий и около 1 тыс. пулеметов, в плен попало до 70 тыс. чел., в Восточной Пруссии было интернировано около 80 тыс. чел. Всего в ходе боев 1919—1920 годов в плен к полякам попало не менее 157 тыс. чел. (это были не только красноармейцы, но и войска Западно-Украинской Народной республики и т. п.), в том числе во время Варшавской битвы до 50 тыс. чел. В РСФСР вернулось 75 699 чел. Польский плен с самого начала могли пережить далеко не все. Поляки широко практиковали расстрелы красноармейцев, но в первую очередь убивали командиров, комиссаров и евреев. Те, кому повезло добраться до лагерей, попадали в настоящие застенки. Отсутствие медицины, адекватного снабжения и, наконец, тиф — все это привело к высокому уровню смертности. Учета умерших и расстрелянных не велось. Численность погибших только от болезней определяется условно — от 25 до 28 тыс. чел. Одним из способов уничтожения зимой 1920−1921 гг. ослабевших пленных была баня — их раздевали на морозе и заставляли ждать очереди на помывку, а затем на переодевание. Смертность после таких экзекуций резко увеличивалась. Общая численность казненных, замученных и умерших оценивается некоторыми историками до 60 тыс. чел.

Вслед за поражением соседа вынужден был отойти и Юго-Западный фронт. Вместе с поляками вновь активизировались петлюровцы. 6 сентября Петлюра встретился с Пилсудским в Станиславове (совр. Иваново-Франковск), где «пан головной атаман» предложил «пану начальнику государства» осуществить новый поход на Киев. Тот не согласился повторять такой опыт, но предложил Петлюре добиться самостоятельного успеха в Подолье. В случае успеха, взятия нескольких крупных городов — например, Винницы, Пилсудский обещал поддержку. 16 сентября петлюровцы заняли Проскуров (совр. Хмельницкий) и Каменец-Подольский. Казалось, у УНР вновь возникает своя территория. 8−12 октября польский кавалерийский корпус в составе двух дивизий прошелся рейдом по тылам фронта. 9−10 октября поляки взяли станцию Коростень Житомирской губернии и вывели на несколько дней железнодорожное сообщение, питавшее фронт. Инициатива полностью принадлежала противнику.

Это был результат того, что, как отмечал В. К. Триандафилов, «…наступление не было соразмерно с наличными ресурсами и с нашей экономикой вообще». Западный фронт продолжал отступление, стремясь оторваться от противника. В октябре от Немана до Бреста при отходе части делали по 40−60 верст в сутки, без соприкосновения с противником. Армии фактически вернулись на те позиции, с которых они начали наступление. «Моральный «эффект», о котором так много говорилось в газетах, — вспоминал начальник штаба 3-й армии Н. В. Лисовский, — конечно, мы произвели, но заплатили за него очень дорого. Может быть, этот эффект был очень силен в Европе. Но на нас, непосредственных участников кампании, возвращение к разбитому корыту произвело тягостное впечатление».

Состояние Западного фронта действительно было самым печальным. «Грандиозное здание смело построенной операции, — вспоминал в 1923 году командующий 4-й армии фронта Е. Н. Сергеев, — лежит в развалинах; из мощной массы армий Западного фронта остались только глубокие тылы и тонкая ниточка фронта, едва справлявшаяся с ролью сторожевого охранения». 12 октября был подписан договор о перемирии и предварительных условиях мира между Украиной, Россией и Польшей сроком на 21 день. Стороны имели право отказаться от него с предупреждением за 48 часов до разрыва. Успехи в борьбе с советскими войсками дали и Варшаве возможность сосредоточиться на других вопросах. Одним из самых желанных трофеев для Пилсудского был Виленский край.

9 октября 1920 г. генерал Люциан Желиговский захватил столицу Литвы Вильно. Формально он действовал по собственной инициативе, и даже был объявлен «начальником государства» мятежником. Особого сопротивления корпус Желиговского не встретил, несмотря на призывы литовских властей остановить с оружием в руках польское нашествие на столицу. 12 октября Желиговский провозгласил создание «Срединной Литвы». Лига Наций была возмущена этим актом насилия и потребовала немедленно освободить занятые территории, иначе 26 октября она соберется на экстренное собрание. Желиговский остался, собрание было собрано.

Схожие приемы попытались использовать и на других направлениях. Собственных сил на это не хватало. После подписания перемирия поляки предоставили возможность белогвардейским и петлюровским отрядам продолжать нападения на советскую территорию из-за линии разграничения. Для этого была развернута работа среди пленных красноармейцев. Из них пытались создать армию, которая должна была бы стать резервом других антисоветских отрядов. В Варшаве был сформирован Русский политический комитет во главе с Б. В. Савинковым. Во время советско-польской войны тот полностью поддержал Польшу, его не любили белогвардейские офицеры, абсолютное большинство которых категорически не желало служить полякам и предпочитало уезжать в Крым к Врангелю. Впрочем, были и такие, которые предлагали польским военным различные планы сотрудничества. На этом фоне Савинков был явно предпочтительнее для Пилсудского, хотя «пан начальник государства», как бывший революционер, не доверял и ему. Маршал предпочитал переговоры на личных встречах и воздерживался от переписки и письменных соглашений.

Поддержка со стороны Польши была оказана. В результате началось формирование русской Народной Добровольческой армии. «Будет новая «Третья» Россия, Россия демократическая, крестьянская, свободная, никого не насилующая и живущая в дружбе с народами. — Обещал его штаб. — Борцом за эту «Третью» Россию является Б. В. Савинков». Выстроить светлое несоветское будущее страны, по убеждению этого политика, разумеется, должно было крестьянство, которое объединится не для реставрации старых порядков, а для строительства нового строя, основанного «на началах равенства и свободы». Именно крестьянство, по его убеждению, выступив за свои права, обеспечит спасение России от власти большевиков.

Савинков обещал благодарность покровителям: «Мы никогда не забудем, что на польском фронте совместно с польскими войсками сражались русские войска ген. Булак-Балаховича, снабженные Польшей, поддержанные поляками». По заявлению нового кандидата в спасители России от власти большевиков, в составе его Народной армии к осени 1921 г. было три пехотные и одна кавалерийская дивизия. Главной ударной силой была 1-я пехотная дивизия, созданная на основе отрядов польского генерала Станислава Булак-Балаховича. Савинков не чаял в нем души и называл настоящим революционером и прекрасным солдатом, особо отмечая и то, что он боролся с погромами. Его бойцы, по словам бывшего бомбиста, были глубоко проникнуты идеей «третьей России», т. е. выступали «против старого строя и против коммуны».

Булак-Балахович был природным авантюристом, пользовавшимся значительным авторитетом на части территории Белоруссии. Его банда формировалась в Люблине. В ходе войны 1920 г. она отметилась дикими грабежами и еврейскими погромами. Центром антисемитизма традиционно была Украина — за 1919−1920 гг. здесь произошло около 2 тыс. погромов, в Белоруссии в основном их история была в основном связана с Булак-Балаховичем. Сам он называл себя белорусом, так же как его коллега Желиговский называл себя литвином. Генерал был популярен среди части белорусского крестьянства: он предпочитал не реквизировать подводы, лошадей и хлеб, как это делали проходящие одна за другой армии, а расплачиваться за это вещами и деньгами, отнятыми во время погромов у евреев. Подобный подход имел успех, крестьяне даже называли Балаховича «Батькой», но Савинков требовал прекратить погромную практику. При встрече с ним генерал стал излагать планы нанесения удара из Пинских болот (Пинск по условиям перемирия, а затем и мира оставался за Польшей) по Москве. Предполагалось создание белорусского государства, Балахович планировал объявить себя его начальником. «Батька, — вспоминал брат Савинкова, присутствовавший на этих встречах, — был прирожденный актер и враль».

Казачья бригада есаула В. С. Яковлева и отряд ген. Б. С. Пермикина должны были вместе с петлюровцами нанести удар через Украину на соединение Врангелем. С ним было заключено соглашение, по условиям которого эти русские части соединялись в 3-ю Добровольческую армию. Их сотрудничество с командованием украинской армии начиналось не без анекдотической символики. Переговоры стартовали в местечке Сахарный Завод, на столе переговоров находился огромный торт с шоколадным трезубцем. Проблему поначалу вызвало финансирование. Польское казначейство через Савинкова передавало для расплат на контролируемых территориях в Подольской губернии бумажные рубли дореволюционного периода. В результате переговоров петлюровцами было принято решение не считать «царские карбованцы» монархической пропагандой. Как эта «Добровольческая армия» собиралась в случае успеха сотрудничать с Русской армией Врангеля — непонятно. Программа Савинкова строилась на идее созыва Учредительного собрания, признании права всех народов на самоопределение и признании права мелкой собственности на землю.

Вскоре он, бывший глава Боевой организации эсеров и эстетствующий писатель, получит возможность проверить привлекательность своих предложений «народам России» на практике. Популяризатором этой попытки станет «прирожденный актер и враль». Предприятие двух авантюристов вылилось в обычный кровавый трагифарс.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (4):

Sasha Korpanyuk
Карма: 5
11.08.2020 19:06, #42089
Автор пишет:...Господство польской авиации в воздухе...
да-а..
За поляков воевала американская эскадрилья имени Костюшко в составе 400 самолётов, 261 самолет в которую поставила Франция..
Кстати, командир эскадрильи М.Купер впоследствии поставил в Голливуде фильм "Кинг-Конг" в 1933 году.США и Франция выступили, как активные помощники Польши.
США поставили продовольствие на десятки миллионов долларов, в 1919 году из военных складов выделили имущества на 60 млн. долларов, а в 1920 году — на 100 млн. долларов США. Сейчас всё это в разы дороже.

Французы осуществляли поставки оружия в весьма больших размерах, серьёзно укрепив польскую армию, например полторы тысячи орудий и 2 600 пулеметов.
Весной 1920 года Англия, Франция и США поставили Польше 1494 орудия, 2 800 пулемётов, около 700 самолётов, 10 млн снарядов.
Франция отправила военную миссию, оказав оперативную помощь польскому командованию.
В рядах "польской армии" сражались будущие президенты Франции маршал Петен, и маршал де Голль, генерал Гамелен, 80-тысячный "Голубой" французский корпус Юзефа Галлера. Героический Петлюра и его армия.
12.08.2020 09:47, #42092
Дядя Лёва Троцкий о Польше (ну, т.е. вы только вдумайтесь в это имя – ЛЕВ ТРОЦКИЙ, и вот что ОН о Польше говорил):
«Мы предлагали Польше немедленное перемирие на всём фронте, - писал он 29 апреля 1920 года, - НО НА СВЕТЕ НЕТ БУРЖУАЗИИ БОЛЕЕ ЖАДНОЙ, РАЗВРАЩЁННОЙ, НАГЛОЙ, ЛЕГКОМЫСЛЕННОЙ И ПРЕСТУПНОЙ, ЧЕМ ШЛЯХЕТСКАЯ БУРЖУАЗИЯ ПОЛЬШИ…»

Какхгрица, БИЛЬШ ПЫТАНЬ НЕМАЕ!!!
mashtaba33
Карма: 476
12.08.2020 13:55, #42103
В ответ на комментарий Sasha Korpanyuk #42089 (11.08.2020 19:06)
80-тысячный "Голубой" французский корпус - это были французские поляки.

"оказав оперативную помощь польскому " - эта помощь не очень пригодилась, так как по факту реализовался план Пилсудского

Тут конечно возникает вопрос о финансировании РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ, на какие деньги она осуществлялась, откудова в у Красных британские пулеметы Максим в огромных количествах.

Не был ли дядя Троцкий связан с еврейской американской буржуазией, которая очень хорошая - не в пример польской.

Интерес, например, представляет "сейф Свердлова, который не вскрывался все 16 лет, прошедшие с его смерти. Там оказались золотые монеты царской чеканки на астрономическую сумму (108 525 рублей), свыше семисот золотых изделий с драгоценными камнями," https://ru.wikipedia.org/wiki/Свердлов,_Яков_Михай />
Итд. итд.

Моня, Бронштейн (Троцкий) про это ничего не говорил ?
12.08.2020 18:50, #42111
В ответ на комментарий mashtaba33 #42103 (12.08.2020 13:55)
Нуууу, иииии?!

Док, ты щчо - думаещь, щчо я Троцкохго и Свердлова оправдывать начну, шоль, да, док?!?!?!

Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи...

Док, ты к чему енти от факты привёл и опьять стрелки-то перводищь, аааа?!?!?!

Я же ж хговорю, док, щчо ты комэдный - енто от не то слово!

Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи...
Подписывайтесь на ИА REX
Реален ли в ближайшее десятилетие железный занавес между Востоком и Западом?
61.8% Да
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть