«Обнуление»: Национальные проекты против национальных целей

Владимир Путин подписал указ о национальных целях развития до 2030 года на смену так и не выполненному до конца указу от 2018 года
24 июля 2020  19:44 Отправить по email
Печать

На этой неделе Владимир Путин подписал Указ №474 «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года», который пришел на смену так и не выполненному до конца Указу № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» от 7 мая 2018 года. Новый указ начинается с того, что «в целях осуществления прорывного развития России» определяются национальные цели ее развития. Немного тавтологии, по мнению главы Государственно-правового управления президента Ларисы Брычевой, видимо только усиливает смыслы:

  • а) сохранение населения, здоровье и благополучие людей;
  • б) возможности для самореализации и развития талантов;
  • в) комфортная и безопасная среда для жизни;
  • г) достойный, эффективный труд и успешное предпринимательство;
  • д) цифровая трансформация.

Вот прямо так, с маленьких букв и через точку с запятой. Видимо, какие цели, такое и правописание. Сразу вспоминается классика: «Как вы лодку назовете, так она и поплывет».

Указ №474 завершается «обнулением» пунктов 1 и 16 старого «майского» указа. В первом из них тоже определялись национальные цели развития РФ, но до 2024 года. Именно эти цели вели за собой национальные проекты, определенные в пункте 2 этого документа. В новом указе одна из главных прошлых национальных целей — войти в Топ-5 экономик мира, обогнав ту же Германию по размеру ВВП, исчезла полностью. Повышение ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет перенесено с 2024 на 2030 год: а то, что говорилось о 80 годах именно на этот срок — просто забыто. Снижение уровня бедности в два раза к 2030 году оценивается с рубежа 2017 года, а не в общем, как в прошлый раз. Странно, ведь даже из данных Росстата известно, что коронакризис сделал население России гораздо беднее. Пролонгированы цели по вхождению в Топ-10 стран по качеству общего образования и объему научных исследований и разработок, по увеличению численности занятых в МСП до 25 млн человек. Эта история выглядит вообще нереальной в случае «второй волны» пандемииCOVID-19, которую, как говорят злые языки, «партия короны» и ВОЗ запланировали «на после выборов-2020» в сентябре.

Стоит отметить, что приведенные в Указе цели национального развития полностью дублируют «цели устойчивого развития», по которым правительство РФ инициативно отчиталось перед ООН. Это было сделано в «Добровольном национальном обзоре хода осуществления Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года» подготовленном правительством в конце июня этого года. Такое совпадение по целям и датам только подтвердило, что Россия идет «чужой колеей», как писал Владимир Высоцкий, 40-я годовщина смерти которого приходится на эту субботу, 25 июля. Его слова явно пророческие:

«Cам виноват ‑ и слезы лью,

И охаю —

Попал в чужую колею

Глубокую.

Я целинамечал свои

На выбор сам,

А вот теперь из колеи

Не выбраться».

Некоторые политические аналитики посчитали отмененный пункт 16 «майского» указа» №204 чисто техническим, но это не так. Согласно него правительство РФ должно было:

а) ежегодно при формировании проекта федерального бюджета на очередной финансовый год и на плановый период предусматривать в приоритетном порядке бюджетные ассигнования федерального бюджета на реализацию национальных проектов (программ), названных в подпункте «б» пункта 2 настоящего Указа;

б) обеспечить направление в приоритетном порядке дополнительных доходов федерального бюджета, образующихся в ходе его исполнения, на реализацию национальных проектов (программ), названных в подпункте «б» пункта 2 настоящего Указа.

Этот момент в Указе №474 заменен пунктом 4. По ней наше правительство должно было делать то же самое, только уже в отношении национальных целей. Национальные проекты из планового и дополнительного бюджетирования исчезли:

  • а) ежегодно при формировании проекта федерального бюджета на очередной финансовый год и на плановый период предусматривать в приоритетном порядке бюджетные ассигнования на реализацию национальных целей, определенных в пункте 1 настоящего Указа;
  • б) обеспечить направление в приоритетном порядке дополнительных доходов федерального бюджета, образующихся в ходе его исполнения, на реализацию национальных целей, определенных в пункте 1 настоящего Указа.

Разница налицо: раньше финансировались национальные проекты (программы), а теперь национальные цели, выведенные в смыслы. Не исключено, что как принято в России, следующий шаг — диверсификация национальных проектов и финансирование только «отдельных реализаторов целей», объединившихся в финансово-практические организованные группы, например в рамках государственно-частного партнерства. Так что деньги, обещанные национальным проектам будут сохранены, но распределяться будут по-другому, при условии соответствия утвержденных правительством схем их реализации новым национальными целям. В ближайшее время так будут «закапывать» деньги в пока не созданный Гостех, который, следуя цели «цифровой трансформации» будет обслуживать Единый федеральный информационный регистр, находящийся по федеральному законодательству под контролем ФНС России. Именно поэтому так «возбудились» Сбербанк и ВТБ, «Почта-банк» и ВЭФ.РФ.

На национальной цели «цифровой трансформации» стоит остановиться особенно. Она соответствует национальному проекту «Цифровая экономика» из «майского» указа». Предположим, что теперь он будет финансироваться в рамках этой национальной цели. Интересно, как перераспределились приоритеты, определенные в пункте 2. д нового указа — ниже это показано наглядно — сначала «целевой показатель исполнения национальной цели», в скобках с «родной» нумерацией часть б пункта 11 — задачи национального проекта «Цифровая экономика».

  • достижение «цифровой зрелости» ключевых отраслей экономики и социальной сферы, в том числе здравоохранения и образования, а также государственного управления: (11.б.1 — создание системы правового регулирования цифровой экономики, основанного на гибком подходе в каждой сфере, а также внедрение гражданского оборота на базе цифровых технологий; 11.б.3 — обеспечение подготовки высококвалифицированных кадров для цифровой экономики; 11.б.7 — преобразование приоритетных отраслей экономики и социальной сферы, включая здравоохранение, образование, промышленность, сельское хозяйство, строительство, городское хозяйство, транспортную и энергетическую инфраструктуру, финансовые услуги, посредством внедрения цифровых технологий и платформенных решений);
  • увеличение доли массовых социально значимых услуг, доступных в электронном виде, до 95 процентов: (11.б.6 — внедрение цифровых технологий и платформенных решений в сферах государственного управления и оказания государственных услуг, в том числе в интересах населения и субъектов малого и среднего предпринимательства, включая индивидуальных предпринимателей);
  • рост доли домохозяйств, которым обеспечена возможность широкополосного доступа к информационно-телекоммуникационной сети Интернет, до 97 процентов: (11.б.2 — создание глобальной конкурентоспособной инфраструктуры передачи, обработки и хранения данных преимущественно на основе отечественных разработок);
  • увеличение вложений в отечественные решения в сфере информационных технологий в четыре раза по сравнению с показателем 2019 года: (часть 11.б.2 — создание глобальной конкурентоспособной инфраструктуры передачи, обработки и хранения данных преимущественно на основе отечественных разработок; 11.б.4 — обеспечение информационной безопасности на основе отечественных разработок при передаче, обработке и хранении данных, гарантирующей защиту интересов личности, бизнеса и государства; 11.б.5 — создание сквозных цифровых технологий преимущественно на основе отечественных разработок; 11.б.8 — создание комплексной системы финансирования проектов по разработке и (или) внедрению цифровых технологий и платформенных решений, включающей в себя венчурное финансирование и иные институты развития).

Бесхозной осталась старая задача 11.б.9 — разработка и внедрение национального механизма осуществления согласованной политики государств — членов Евразийского экономического союза при реализации планов в области развития цифровой экономики. И понятно почему — новейшая история говорит о том, что эти страны ориентированы на использование иностранных технических средств на своем пути в «глобальную цифру».

Что же означает изменение последовательности достижения целей «цифры»? По российской традиции именно место в документе определяет важность позиции. Вероятно, что в рамках национального проекта «Цифровая экономика» уже со следующего финансового года произойдет перераспределение финансирования. Теперь оно будет осуществляться в последовательности и с акцентами, заложенными «июльским» Указом президента №474. Это коснется как уже «заряженных» тем, так и новых, определяемых правительством Михаила Мишустина направлений.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
49.1% Наследницей Российской Империи.
Ровно 448 лет назад в 1572 году Иван Грозный одержал ВЕЛИЧАЙШУЮ победу над Ордой в битве при Молодях. Знаете ли Вы об этой исторической Победе РУССКОГО народа?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть