Что бы вы сделали, будь вашим соседом Эрдоган? Kathimerini

На последние действия турецкого президента необходимо ответить. Но для начала его нужно понять...
22 июля 2020  10:18 Отправить по email
Печать

На последние действия турецкого президента необходимо ответить. Но для начала его нужно понять. Как это сделать, обсуждает в издании Kathimerini Йоргос Пагулатос, профессор европейской политики и экономики в Афинском университете экономики и бизнеса, гендиректор исследовательского института Греческий фонд европейской и внешней политики.

Что бы вы делали, если бы у вашей страны был экспансивный сосед, которому явно неудобно в маске западной страны и в существующих границах? Прежде всего, вам нужно правильно его понять.

Сегодняшняя Турция Эрдогана считает себя «центральным государством», региональной или даже международной державой. Страной, размеры которой позволяют ей поддерживать оппортунистические, «торговые» отношения, координироваться или конфликтовать с Россией, использовать НАТО в качестве инструмента. Страной, которая до недавнего времени претендовала на моральный капитал «мягкой силы», предоставляя жилье 3,5 миллиона беженцев, не позволяя им проникнуть в Европу. А для такой роли требуются деньги, более легкий доступ к европейскому рынку, более легкое передвижение граждан Турции.

Превращение собора Святой Софии в мечеть является переломным моментом и одновременно кульминацией оскорбления. Эрдоган предпочитает превратить Турцию в глобальный маяк суннитского ислама, а не поддерживать видимость западно-ориентированного светского государства. В таких рамках, действительно, статус-кво в Лозанне сужается, и кемализм похоронен самой же неоосманской Турцией.

Решение о соборе Святой Софии является результатом подобного пересмотра, а также резкого внутреннего ослабления Эрдогана. Демонстрация силы пропитана смесью высокомерия и отчаяния, нацелена на приток свежего воздуха от давно популярного стимула, с помощью чего он пытается компенсировать тяжелые политические потери из-за военных неудач и экономического кризиса. Но пойманное в ловушку руководство еще более непредсказуемо и опасно.

Как вы реагируете на режим, который проводит военные операции как на рубежах, так и на территории Сирии, Ирака, Ливии? Кто вмешивается, усиливая подрывные силы, в арабские страны, такие как Египет, Саудовская Аравия, ОАЭ? В основе реакции, конечно же, лежит оборонительное укрепление, готовность наших вооруженных сил, сдерживание, необходимость максимизировать стоимость горячего столкновения для горячей головы соседа. Укрепление без войны, с самообладанием, хладнокровием и решительностью. Если человек, стоящий перед вами, наводит на вас ствол пистолета, то не следует вставлять в дуло цветочек.

Для Греции критическим сдерживающим фактором является международная политика. Это страна является силой, закрепленной в НАТО и ЕС — сильном союзе развитых стран мира. Достаточно ли этого для Греции, чтобы быть спокойной за себя? К сожалению, нет. Общая внешняя политика и политика безопасности (CFSP) ЕС неоднородны, у каждой страны есть свои устремления, свои давние привычки, свои зависимости. Даже по такой проблеме, как Ливия, Европа была разделена. Да и Греция вносила свой вклад в невозможность общей политики, на протяжении десятилетий расходясь в разногласиях с сегодняшней Северной Македонией, которые, к счастью, разрешились, и мы более не тратим на них ценные дипломатические ресурсы.

Ответ этому конкретному восточному соседу состоит не в том, чтобы выглядеть как он, а в том, чтобы показать, насколько вы отличаетесь. Наши отношения с ЕС — это не оппортунистические отношения Эрдогана с его случайными союзниками. Но мы и не авторитарный режим, который готов впасть в состояние войны и расходовать на нее огромные запасы населения.

При этом на политической сцене достаточно и других событий. Эскалация турецкого вызова совпадает с геополитическим созреванием Евросоюза и беспрецедентной дипломатической деятельностью Германии. Первое большое испытание, вероятно, будет во время председательства Германии, которая, конечно, ищет стабильности и спокойствия. Если пандемия была ускорением фискальной консолидации ЕС, вызов Турции и разрыв, оставленный США, мобилизуют более сильную европейскую внешнюю политику, причем с участием и Парижа, и Берлина.

Но здесь ЕС находит свои пределы. Согласно Общей внешней политике и политике безопасности, статья 42 касается совместных военных миссий за пределами ЕС, и только последний, седьмой пункт вводит принцип взаимной помощи в случае вооруженного нападения со стороны государства-члена. Перспектива CFSP заключается в расширении сотрудничества основных стран вокруг Франции и Германии, а это требует времени, которого не осталось. Нужно быть готовым защищать свои интересы в Гааге. Как говорят на Ближнем Востоке, никто не отвоюет за тебя твою войну, и что-то они об этом знают. А в Европе, во всяком случае, никто не разрешит ваши споры от вашего имени.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Лукашенко для России?
66.1% Зло
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть