Американские сателлиты усердствуют в информационной войне

Очередную информационную провокацию против России и Китая учинили японские СМИ
4 июля 2020  12:45 Отправить по email
Печать

Очередную информационную провокацию против России и Китая учинили японские СМИ, обвинившие Москву и Пекин в борьбе за мировую гегемонию в условиях пандемии коронавируса. Если коротко, то, по версии автора материала, Китай:

  • ведет разведывательную деятельность методом, похожим на «разведку боем», путем проникновения на чужие военные объекты с целью прощупать реакцию и добыть информацию; и якобы действует так против потенциальных противников повсеместно — от Японии до Индии и даже континентальной части США;
  • пользуется эпидемией, которая вывела из строя экипажи ряда кораблей ВМС США, включая авианосец «Теодор Рузвельт», для укрепления китайского влияния в районах территориальных споров в Южно-Китайском (ЮКМ) и Восточно-Китайском (ВКМ) морях; благодаря временному заполнению этого «вакуума» Пекин якобы продвинулся к собственной «гегемонии»;
  • развернул в регионе крупную группировку РСД «Дунфэн-21Д» и активно строит авианосцы, по количеству которых в западной части Тихого океана через несколько лет превзойдет США;
  • постоянно осуществляет маневры вблизи спорных островов и в Тайваньском проливе.

Россия же «виновна» в разработке противоспутникового оружия, способного нанести серьезный ущерб американской орбитальной военной группировке, а также «слишком активно» препятствует деятельности ВВС и ВМС США в нейтральных водах и воздушном пространстве вблизи своих границ.

Кроме того, японскому автору не нравится «киберактивность» Москвы и Пекина, которую он связывает с попыткой раздобыть сведения о разработке американских вакцин от коронавируса с целью извлечения из этого в том числе коммерческой выгоды. Материал изобилует многочисленными примерами «неправильного» поведения российских и китайских военных, которые «создают помехи и проблемы» американцам и их союзникам. При этом автор, выдавая неподдельность своего интереса, вскользь замечает, что, например, регулярное появление кораблей ВМС НОАК вблизи островов Сенкаку (китайское наименование — Дяоюйдао) особенно тревожит японскую сторону. И происходит это потому, что ее главный союзник и «патрон», США, вопреки пожеланиям Токио, констатирует, что архипелаг находится под фактическим контролем последнего, но отказывает ему в признании легитимности притязаний на эту территорию. По этим соображениям США не проводят в данном районе военно-морских и военно-воздушных учений, и японская сторона из-за этого теряется в догадках, что будет, если Китай приступит к решительным действиям. То есть ввяжутся ли на стороне Японии американские вооруженные силы?

В материале есть еще пикантные примеры слежки и научного шпионажа против США со стороны Вьетнама и Южной Кореи. Также Сеул, если верить статье, активно ведет хакерские атаки не только против соседей с Севера, но и против Японии и даже ВОЗ, в том, что касается исследований в сфере борьбы с коронавирусом. Комментируя временное ослабление из-за эпидемии американской военно-морской группировки на стыке ЮКМ и ВКМ, прежде всего в районе Тайваня, авторы приводят ссылку на американскую аналитику, из которой следует, что Пекин может войти во вкус, что создаст угрозу «большой» войны. Словом, фактурой, в том числе противоречивой и сомнительной, статья напичкана, как винегрет; гораздо сложнее дело обстоит с адекватностью выводов. Ибо изначально ущербным выглядит сам базовый посыл: что Россия и Китай угрожают-де интересам США и их сателлитов, включая японский «непотопляемый авианосец» Пентагона, ибо стремятся к мировому лидерству, создают военный потенциал противодействия планам Вашингтона и демонстрируют необходимую для этого политическую волю и решимость.

Главное, о чём намеренно «забывают» авторы провокации, то, что практически все описываемые ими события происходят отнюдь не вблизи Нью-Йорка, Вашингтона или Филадельфии и не у берегов Калифорнии или Техаса. Они разворачиваются в непосредственной близости от границ Китая и России и связаны не с «агрессивностью» или «гегемонизмом» Москвы и Пекина, а с теми угрозами, которые им создаются американским военным присутствием. Наводя тень на плетень, всегда трудно постоянно держать себя «в тонусе» и не допускать просчетов и оговорок «по Фрейду». Вот и рассматриваемый материал между строк живописания о вызовах, бросаемых «цивилизованному миру» нашими двумя странами, как бы походя напоминает, что у США в настоящее время одиннадцать авианосцев, а у Китая — два. И четыре будет лишь в перспективе середины будущего десятилетия, что все равно окажется почти втрое меньше. А возмущается при этом автор тем (надо же!), что все четыре китайских авианосца, сосредоточившись у своих берегов, превзойдут количеством американское присутствие в регионе, где в настоящее время действуют три авианосных ударных группы (АУГ), возглавляемые, наряду с упомянутым «Теодором Рузвельтом», авианосцами «Рональд Рейган» и «Нимиц». С одной стороны, японского автора можно понять: мощь китайских АУГ он проецирует на возможности японского флота, кстати, немаленькие, но уступающие Китаю. Поэтому у него и возникает желание спрятаться за спину заморского «шефа». С другой стороны, почему бы ему не поставить себя на место Китая и не задаться, скажем, таким вопросом. Если бы китайские АУГ или подводные лодки, или, например, небольшие корабли на вооружении морской пехоты, которые США в регионе сейчас оснащают РСД «Томогавк», обосновались, например, на Кубе, в Никарагуа или Венесуэле, под боком США? Какой была бы американская реакция? Примерно мы ее можем прогнозировать — по опыту Карибского кризиса 1962 года, когда на Острове Свободы были размещены советские РСД, без проблем добивавшие почти до всех центров американского атлантического побережья. Мир тогда встал на грань ядерной войны; ситуацию, напомним, удалось разрядить вывозом не только с Кубы советских ракет, но и аналогичных американских из Турции, из подбрюшья СССР.

С одной стороны, почему американцам «можно» держать свои силы под боком Китая, который имеет весьма протяженное и практически открытое для угрозы с моря побережье, на котором или вблизи его расположена большая часть населения, промышленного и оборонного потенциала страны? И почему Китаю нельзя, провозгласив союзниками некоторые страны Карибского бассейна, как США у Японии, дать симметричный ответ? С другой стороны, может быть, именно такой ответ — это единственное, что американцы понимают и принимают к сведению? А на все увещевания реагируют с позиций самозваной «исключительности»? Китайские авианосцы, которых боится Япония, они ведь не у берегов США сегодня и в перспективе размещаются, а вблизи собственного побережья. И это проблемы не Китая, а Японии в том, что у этой страны такой исторический бэкграунд, который делает ее фактическим изгоем в Азии, и что поэтому она прячется за спину Вашингтона, строго говоря, никакого отношения к Азии не имеющего. И если оставить Страну восходящего солнца в стороне, то понятно, что это США используют японскую зависимость от своей военной мощи для фактического окружения Китая по периметру его морских границ, а не Китай окружает США, создавая проблемы, помимо всего прочего, их транспортным коммуникациям. Лозунг «свободы судоходства», унаследованный из столетней давности «Четырнадцати принципов» президента США Вудро Вильсона (январь 1918 г.), — хорошая вещь. На словах. А что на деле? Если обратиться к геополитической конкретике, то поскольку до 60% объема мировой торговли проходит через Малаккский пролив, и поскольку Китай получает этим маршрутом значительную часть энергоресурсов, импортируемых из зоны Персидского залива, то контроль над данной коммуникацией со стороны американских ВМС создает прямую угрозу энергобезопасности КНР. И для этого даже не трех, а и одной АУГ вполне достаточно. В то время как все четыре китайских АУГ в будущем смогут создать сопоставимую угрозу США, только если обоснуются как раз на Кубе, с которой можно держать под контролем коммуникации, ведущие через Мексиканский залив к крупнейшим торговым портам американского юга. Но Китай таких планов даже не вынашивает, а США — уже осуществляют на практике, причем давно.

То же и с Россией. Конвенция Монтре 1936 года существенно ограничивает водоизмещение и сроки пребывания в Чёрном море военных кораблей стран, не относящихся к региону, в том числе США, Великобритании и их сателлитов по НАТО. До предела активизировавшиеся ревизионистские связи турецкого президента Реджепа Таипа Эрдогана с американским президентом Дональдом Трампом уже поставили в практическую плоскость проект параллельного, альтернативного водного пути в обход Стамбула из Мраморного моря в Чёрное. Предполагается, что на него конвенция Монтре уже распространяться не будет, и США получат возможность полноценного присутствия в акватории, имеющей не меньшее значение для безопасности России, прежде всего Крыма, чем ЮКМ и ВКМ для Китая.

Заметим. Никарагуанский канал, параллельный Панамскому, строительство которого по проекту 2013 года было передано китайской компании из Гонконга, в 2018 году было остановлено. По каким причинам, отдельный вопрос. Главное: Китай не стремится получить свободный проход под боком США из Тихого океана в Атлантику, что существенно расширило бы боевые возможности ВМС НОАК. Так почему же, на словах признавая принцип «одного Китая», Вашингтон продолжает и даже активизирует поставки вооружений и боевой техники на Тайвань, а военные корабли 7-го американского флота регулярно осуществляют противоречащие этому принципу проходы через Тайваньский пролив, являющийся, в соответствии с ним, внутренней коммуникацией Китая?

Ни на один из этих актуальнейших вопросов современной геополитики обсуждаемая статья из японских СМИ не отвечает, зато активно провоцирует негатив в отношении к России и Китаю, распространяя однобокие представления о глобальной безопасности, как она выглядит с позиций американских интересов. Американское лидерство, точнее, его якобы «благотворность» как некоей «силы добра», давно уже настолько впитались в подкорку западных и союзных им «умов», что иной картины мира ни в Вашингтоне, ни, разумеется, в Токио себе даже не представляют. Отсюда пропитанные конъюнктурой возмущения тем, что в Москве и Пекине понимают масштабы исходящих от США угроз, адекватно соотносят американские возможности с намерениями, которые ввиду этого могут появиться в некоторых чересчур горячих головах, и принимают меры по их предотвращению. Не переходя при этом, заметим, пределов разумной обороны и не провоцируя «гегемона» расширением спектра угроз его собственной территории и коммуникациям. Так почему же даже такие, весьма умеренные шаги, вызывают столько эмоций? Уж не тем ли, что ясно дают понять: создания решающего, кардинального перевеса ни в Европе, ни на Дальнем Востоке Россия и Китай Америке больше не позволят? Не из-за этого ли США так рьяно разрывают и уничтожают всю систему договоров о стратегической ядерной стабильности, прикрываясь при этом фальшивым предлогом о росте китайского потенциала, якобы требующем полноценного участия Пекина в этом переговорном процессе, что на самом деле не соответствует действительности?

И поскольку на все эти вопросы у Вашингтона нет ответа, точнее, он есть, но настолько непрезентабельный, что произнести его вслух не в силах даже адепты «американской исключительности», то только и остается, что вести на этом поле вместо действительно честного и открытого диалога информационную войну. И переубеждать в ней мировое общественное мнение, что белое — это будто бы черное, и наоборот. Но времена, когда такие манипуляции давали результат, подкрепленный американской военной мощью, всё дальше уходят в прошлое. Сложившийся в мире стратегический баланс, опирающийся на формирующуюся альтернативную картину мира, альтернативное видение его настоящего и его перспектив, становится всё более твердым и непоколебимым, а растущий раскол внутри самого Запада, включая США, еще более ограничивает аппетиты претендентов на мировое господство, которого у них не будет. Когда-то, еще в конце прошлого века, Збигнев Бжезинский в «Великой шахматной доске» прямо предостерег вашингтонских стратегов от того, чтобы они допустили ситуацию, при котором одна или несколько держав Евразии бросят вызов американскому господству. «Иных уж нет, а те далече!». Американские элиты этой, на их взгляд, опасности предвосхитить не смогли, и потому вектор глобального развития в наши дни так быстро меняется. Давайте признаем, что эти перемены — объективные, благотворные, дающие миру если не гарантию выживания, то очередную отсрочку от наступления пресловутого «конца истории», зашифрованного в глобалистскую формулу «нового мирового порядка».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Ровно 448 лет назад в 1572 году Иван Грозный одержал ВЕЛИЧАЙШУЮ победу над Ордой в битве при Молодях. Знаете ли Вы об этой исторической Победе РУССКОГО народа?
49.7% Да, знаю.
Белоруссия до конца года войдёт в состав РФ?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть