Планирование — это управление развитием, а не прогноз в условиях хаоса

Когда не понимают, что делать с экономикой, то идут на крайние меры, чтобы удержать власть
19 июня 2020  09:55 Отправить по email
Печать

Моей любимой фразой Владимира Ленина является:

«Мы, партия большевиков, Россию убедили. Мы Россию отвоевали… Мы должны теперь Россией управлять».

Эта задача никуда не ушла. Она стала еще более сложной и актуальной сегодня. Когда не понимают, что делать с экономикой, то идут на крайние меры, чтобы удержать власть. В этом смысле я понимаю причины принятия федерального закона от №168-ФЗ «О едином федеральном информационном регистре, содержащем сведения о населении Российской Федерации».

После победы Великой Октябрьской революции у Ленина была задача практического построения социализма — воплотить идеи Карла Маркса о сознательно управляемом обществе во благо людей и справедливости, которые оказались созвучны русскому народу. Страна стала первопроходцем на трудном пути построения социализма, у неё не было никакого примера, чтобы заимствовать опыт у других стран.

Единственная ошибка учения Маркса состоит в том, что он не сказал, какое орудие труда осуществит вторую промышленную революцию и сменит капитализм социализмом. Такой машиной является компьютер. Потому что для того, чтобы управлять огромной страной со сложными взаимосвязями между производителями, надо рассчитать нужные производственные цепочки для выхода на траекторию роста общественного блага. Вручную это сделать сложно. Чем выше уровень развития общественного производства, тем сложнее взаимосвязи производителей, и тем трудней настроить их взаимодействие в нужном направлении вручную. Здесь требуется помощь компьютера, значительно повышающего скорость плановых расчетов, то есть требуется автоматизация управления общественным производством на основе экономико-математической модели (ЭММ), устанавливающей эффективные производственные взаимосвязи.

Конечно, не мог Ленин создать тогда такую модель, чтобы на базе компьютеров рассчитывать траекторию движения экономики вперед. Не было тогда ни компьютеров, ни опыта планирования для создания ЭММ, ни достоверной информации. План разрабатывали вручную, постепенно совершенствуя опыт планирования.

После революции страна была голодная, нищая, началась гражданская война. Модель военного коммунизма, организовавшая централизованное управление экономикой под флагом идей социализма, помогла большевикам удержать власть и остановить анархию в стране, которую могли просто поделить на куски. Это так кажется, что легко было организовать внешнеторговую и валютную монополии, национализировать землю, крупные предприятия, банки и т. д., ввести карточки и централизованное управление с рабочим контролем.

Чтобы не допустить голода, государство сразу приступило к составлению продовольственных балансов — балансов сахара, риса, фуража для скота и др. Большим достоинством мобилизационной модели стало наличие в ней стратегической составляющей — государственного перспективного плана электрификации страны (ГОЭЛРО). Почему электрификации? Потому что она должна была дать самый высокий рост общественной производительности труда.

Для выполнения плана ГОЭЛРО государство должно было обеспечить нужными поставками материальных ресурсов все стройки электрификации. Однако это было сложно сделать, поскольку качество информации и координации деятельности предприятий было на низком уровне. Поэтому сроки ГОЭЛРО стали срываться. Тогда Ленин принял решение о выборе ключевых приоритетов — главных строек, которые останутся в руках государства, и будут обеспечены поставками. А остальные заводы пустили в свободное плавание — на выживание. Отдали их частнику, у которого, надеялись, благодаря его инициативе, может быть, что-то получится. Тогда же заменили продразверстку продналогом в селе, стараясь стимулировать сельскохозяйственное производство для недопущения голода. Таким образом Ленин пришел к выводу о необходимости перехода к новой экономической политике (НЭП), основанной на смешанной экономике с разными формами собственности и с сохранением командных высот в экономике у государства. Казалось бы, с точки зрения идеологии, шаг назад — но вынужденный с точки зрения эффективного построения социализма. В этом и была прозорливость Ленина, увидевшего необходимость развития малого и среднего бизнеса, когда государство не в состоянии всем эффективно управлять.

НЭП отслужил свой срок к 1926 году, когда экономика страны была восстановлена на уровне довоенного 1913 года. Темпы экономического роста стали падать, безработица расти. Это было связано с тем, что НЭП ориентировался на требования международной валютной системы — золотослиткового-золотодевизного стандарта, принятого в Генуе в 1922 году. Согласно его требованиям, для поддержки стабильности нашего червонца, конвертируемого на золото, мы вынуждены были сжимать денежную массу (политика дефляции), что привело к снижению темпов роста производства и росту безработицы. В то же время образовавшиеся «ножницы цен» между монопольно высокими ценами на продукцию промышленности, где господствовали синдикаты, и низкими ценами на сельскохозяйственную продукцию достигли такого уровня, что деревня отказалась от торговли с городом, и в городе появился голод. Столкнувшись с нарастающими экономическими проблемами внутри страны, и, понимая, что развертываемый в мире глобальный кризис ведет к его военному разрешению с втягиванием нашей страны в войну, в партии большевиков началась дискуссия о будущей экономической политике.

Управляющим параметром любого плана являются инвестиции. Центральный вопрос — как их распределить между производителями для решения стратегических задач государства. Николай Бухарин и Николай Кондратьев считали, что рынок всё сам решит, а государство будет корректировать негативные последствия посредством планирования. При этом под планированием они понимали по возможности точное прогнозирование будущего движения народного хозяйства (возможных сценариев развития экономики) на основе сложившихся тенденций. Далее на основе анализа результатов прогнозирования делается выбор приоритетов государства, куда и направляются инвестиции. Сегодня во всем мире, включая нашу страну с 1991 года, приоритеты государства определяются, исходя из баланса интересов правящих в государстве групп с учетом прогнозов развития, составляемых с использованием эконометрики, прогнозирующей экономические взаимосвязи с помощью статистики и математики.

Против такой точки зрения на планирование экономики, основанном на сложившихся тенденциях развития, выступила другая группа, состоявшая в основном из разработчиков ГОЭЛРО. Среди них был Глеб Кржижановский, руководитель ГОЭЛРО, и академик Станислав Струмилин. Они считали, что нужно не прогнозировать, а рассчитывать экономические взаимосвязи, исходя из потребностей выпуска нужного стране продута. Тогда и родилась впервые в мире гениальная идея живого или кибернетического планирования, адаптированного к изменяющимся условиям с обратной связью. Расчет экономических взаимосвязей отраслей, обеспечивающих приоритетное развитие определяемых сверху ключевых отраслей экономики, стал осуществляться посредством последовательного (итеративного) согласования показателей «затраты-выпуск» всех уровней иерархии управления с процедурами корректировки, учитывающими обратную связь о потребностях отраслей в материальных, трудовых и финансовых ресурсах. Последовательные расчеты плана продолжались до тех пор, пока не был рассчитан баланс «затраты-выпуск» с высокой степенью точности, обеспечивающий реализацию стратегических задач государства. В ходе расчетов плана определялось распределение инвестиций между производителями, заключались договора между предприятиями, и план превращался в директиву. Но ситуация могла измениться таким образом, что требовалось изменений в плане, тогда для перерасчета плана использовался принцип скользящего планирования, гибко реагирующего на изменения в спросе конечных потребителей и предложении производителей.

Именно эта система живого планирования экономики с обратной связью, созданная при Сталине, подчиняющая распределение инвестиций расчетам сбалансированного плана «затраты-выпуск», обеспечивающего реализацию стратегических задач страны, лежала в основе нашего централизованного управления страной. Благодаря этой системе управления, страна выиграла во Второй мировой войне, быстро восстановила экономику, достигла в 1950-е годы военного паритета с США и сделала мир биполярным. В нем конкурировали две принципиально разные стратегии развития — стратегия конструирования «светлого» будущего СССР и стратегия США «купи-продай», усиливающая централизованную власть богатых семей над нищающим населением.

После Второй мировой войны в 1948 году была опубликована книга Норберта Винера, появилась кибернетика — наука, изучающая информационных процессов в сложных системах управления с использованием компьютеров для повышения эффективности принятия управленческих решений. С тех в США получили распространение мозговые центры (Think Tanks), уделяющие особое внимание разработке глобальных вычислительных сетей для их использования в глобальном управлении на принципах стратегии «купи-продай». В 1969 году впервые была создана сеть ARPANET, наработки которой были использованы при создании сети NSFNET для связи между университетами и вычислительными центрами, а затем и современном Интернете. Интернет способствовал бурному развитию цифровых технологий в сфере обращения товаров, денег, документов. В настоящее время приоритетным направлением в использовании возможностей современных компьютеров стало созданию искусственного интеллекта для управления людьми .

Альтернативой западной стратегии развития являлась стратегия СССР, направленная на рост общественного блага за счет управления, основанного на живом (кибернетическом) планировании экономики. Однако к 1950-м годам экономика СССР столкнулась с проблемой обработки колоссального объёма информации для планирования народного хозяйства. Выросли объемы производства и усложнились производственные взаимосвязи. Для обеспечения слаженной работы всех производителей в направлении роста общественного блага требовалось построение автоматизированной системы управления, основанной на живом планировании экономики, значительно повышающей эффективность управленческих решений. Внедрение такой системы управления экономикой означало бы выигрыш СССР в холодной войне, и мир сегодня был бы совсем иным.

Осознание необходимости кибернетики пришло в страну позже. Лишь в 1955 году вышла позитивная статья о кибернетике Анатолия Китова, Сергея Соболева и Алексея Ляпунова, ознаменовавшая победу в борьбе за признание кибернетики как науки. Выдвинутая А.И. Китовым идея об ускоренном создании новых ЭВМ и Единой государственной сети вычислительных центров для автоматизации управления экономикой страны была развита директором Института кибернетики в Киеве Виктором Глушковым в его проекте Общегосударственной автоматизированной системы учёта и обработки информации (ОГАС). В проекте предполагалось объединить 100 центров в крупных промышленных городах, куда поступала бы информация от предприятий и организаций, и далее в единый общегосударственный центр для целей планирования экономики. Однако проект ОГАС провалился, поскольку любая вычислительная сеть есть лишь материальный носитель программного обеспечения решения конкретной задачи.

Поскольку В.М. Глушков был специалистом в технической кибернетике, то он не смог разработать системы экономико-математических алгоритмов, имитирующих технологию живого планирования для обеспечения роста общественного блага. В результате огромные затраты страны на повсеместное внедрение ЭВМ, как и сегодня на внедрение цифровых технологий, оказались неэффективными. И сегодня, огромные финансовые средства, выделяемые на развитие цифровых технологий, не имеют никакого отношения к росту эффективности общественной производительности труда.

Ярыми противниками Глушкова стали экономисты. В 1958 году под руководством Василия Немчинова была создана лаборатория экономико-математических исследований АН СССР (впоследствии на ее базе был создан Центральный экономико-математический институт АН СССР — ЦЭМИ РАН).В качестве главной цели при создании лаборатории было провозглашено внедрение математических методов и ЭВМ в практику управления и планирования. Однако Лаборатория стала развивать эконометрический подход к моделированию МОБ для анализа и прогнозирования различных сценариев, что противоречило технологии живого планирования, используемой Госпланом СССР. Поэтому все разработки автоматизированной системы плановых расчетов (АСПР), базировавшиеся на эконометрических моделях МОБ, были обречены на провал. Такой же эконометрический подход к построению модели МОБ применяется сегодня созданным на базе ЦЭМИ РАН Институтом прогнозирования РАН, Всемирным банком, Мозговыми центрами западных и восточных стран, который не имеет никакого отношения к использованию возможностей современной вычислительной техники в решении сложных проблем выхода из глобального кризиса.

В 1961 году по решению Президиума Совета Министров СССР для решения имеющих большое народно-хозяйственное значение задач по совершенствованию управления производством на базе применения экономико-математических методов и электронно-вычислительных машин в Минске, столице третьей республики СССР, был создан Центральный научно-исследовательский институт технического управления (ЦНИИТУ) под руководством Николая Ведуты. Разработки Института, следовавшие принципам кибернетики, были направлены на создание конкретных проектов процессов автоматизации управления для разных как по специфике производства, так и применяемым системам оперативного управления и планирования промышленных предприятий для Минского тракторного завода, Минского часового завода «Луч», Новочеркасского электровозостроительного завода и др. Их алгоритмы для технико-экономического и оперативно-календарного планирования предусматривали оптимизацию принимаемых решений. Н.И. Ведутой и был реализован кибернетический подход к составлению динамической модели межотраслевого баланса, отвечающий принципам и технологии живого планирования.

Следуя принципам экономической кибернетики, и являясь практиком в области живого планирования и создания первых в стране АСУ, советский учёный Н.И. Ведута разработал динамическую модель МОБ в виде системы экономико-математических алгоритмов, описывающих процесс согласования заказов конечных потребителей (государства, домашних хозяйств и экспортеров) и возможностей производителей, включающий процедуру корректировки исходных заданий для достижения баланса «затраты-выпуск». В ходе расчетов по модели применяются принципы оптимизации структуры конечного продукта для роста реальной платежеспособности национальной валюты и эффективности выбора новых технологических способов производства для максимизации темпов экономического роста, обеспечиваются заданные пропорции распределения общественного рабочего времени между производством конечного продукта для производственных инвестиций и конечных потребителей. Результатом расчета является плановый МОБ за ряд лет, выстраивающий производственные цепочки в желаемом направлении, на основе которого определяется распределение производственных инвестиций между отраслями (управляющий параметр плана) для выхода на траекторию роста общественного блага. Динамическая модель МОБ, отвечающая принципам экономической кибернетики, является единственной цифровой технологией, конструирующей развитие экономики в направлении роста общественного блага.

Сегодня кибернетический подход к планированию экономики заблокирован во всем мире. И это легко объясняется, поскольку в мире рулит глобальная система финансового управления. Благодаря экономическому хаосу, обслуживаемому монетарными и институциональными инструментами с наукообразием эконометрического моделирования, цикличности экономической политики «либерализм — меркантилизм — война — либерализм…», а теперь уже и искусственному интеллекту, устанавливающему тотальный контроль за людьми, все произведенные доходы и активы перераспределяются в пользу международной финансовой олигархии (МФО). Катастрофа для человечества стремительно приближается, поскольку координация деятельности производителей для выхода на траекторию роста общественного блага МФО не нужна.

Однако остаются открытыми вопросы.

1. Почему кибернетический подход к моделированию МОБ, в котором так нуждалась наша страна для автоматизации управления экономикой, был заблокирован в 1958 году эконометрическим?

2. Почему в развитии исследований в СССР в области экономико-математического моделирования МОБ господствовал эконометрический подход, не имевший никакого отношения к практике Госплана?

3. Почему эконометрический подход, наряду с монетарными и институциональными инструментами, популярен и сегодня, хотя он базируется на использовании отчетной («посмертной»), а не поступающей в режиме онлайн информации, что полностью противоречит возможностям использования современных цифровых технологий и суперкомпьютеров?

4. Почему так упорно игнорируется кибернетический подход, позволяющий управлять развитием экономики в режиме онлайн с учетом обратной связи, чтобы помочь цивилизации выйти из стремительно приближающейся катастрофы?

Капиталистический опыт Запада, несмотря на широкое развитие кибернетики, в силу частного характера капитала и жесткой конкуренции транснациональных глобальных корпораций, не достиг уровня, позволяющего организовать управление общественным производством. На фоне очередного мирового кризиса, пик которого пришелся на 2007−2009 годы, и продолжающейся стагнации мировой экономики на протяжении 11 лет, любые события начинают играть роль детонатора для запуска очередного скатывания экономики вниз. Торговая война, начатая Трампом против Китая, означала переход от фазы либерализма к фазе меркантилизма для выстраиванием нового временного полицентричного мира. Пандемия Covid-19 знаменовала начало Третьей мировой войны, результатом которой станет окончательная победа одной из двух альтернативных стратегий, использующих цифровые технологии в принятии управленческих решений.

В настоящее время победу одерживает стратегия внедрения искусственного интеллекта для отслеживания контактов людей. Эту стратегию американские исследователи массовых коммуникаций Улисес Али Мехьяси Ник Колдри назвали стратегией цифрового колониализма, использующей время карантина (самоизоляции) для быстрой установки цифровых устройств, отслеживающих людей в режиме онлайн, в интересах корпораций. По мнению авторов, используя страх, связанный со второй волной пандемии, правительства будут постоянно усиливать ограничения и отслеживать перемещения людей через границы и в пределах городов посредством устройств мониторинга данных для отслеживания.

Соглашаясь с оценкой американских исследователей об установлении тотального цифрового контроля под прикрытием пандемии, следует добавить, что просто сопротивление установлению цифрового социального порядка без понимания стратегической альтернативы развития человечества, не позволит человечеству выйти из грозящей катастрофы. Всем странам, стремящимся сохранить национальный суверенитет в условиях Третьей мировой войны, организованной МФО с помощью цифровых гигантов против всего человечества, не нужно терять время на мрачные прогнозы будущего. Требуется срочно создавать национальные научно-образовательные центры, ответственные за практическую реализацию альтернативы — внедрение автоматизированной системы управления экономикой, основанной на динамической модели межотраслевого баланса, для обеспечения движения экономики в направлении роста общественного блага. Только при этом условии Третья мировая война завершится установлением свободы человечества от МФО, ведущей человечество к цифровому колониализму.

В настоящее время нигде в мире нет научных институтов, обладающим динамической цифровой технологией конструирования будущего. Такая технология сегодня есть только в России. Включению в практику государственного управления автоматизированной системы управления экономикой, основанной на динамической модели МОБ, открывает возможность занять прочные позиции в мировой экономике в условиях глобальной «нешуточной конкуренции идей, труда и капитала». Её внедрение позволит:

быстро настроить развитие производства на обеспечение роста реальных доходов граждан;

иметь основу устойчивого социального развития в сфере образования, здравоохранения, науки, помощи в чрезвычайных ситуациях, обеспечения жильем на высоких мировых стандартах, высокого пенсионного обеспечения современного военного развития, экологической инациональной безопасности;

обеспечить лидерство государств (блоков государств) в формирующемся новом полицентричном мире.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

19.06.2020 23:15, #41311
"В настоящее время нигде в мире нет научных институтов, обладающим динамической цифровой технологией конструирования будущего. Такая технология сегодня есть только в России." Задача не решаема, пока последователей Бухарина не отправят к нему на приём. И нет такой задачи, как повышение благосостояния народа. Есть же задача по оптимизации этого народа и выполняется стабильно.
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
71.7% Да
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть