Foreign Policy: Американская исключительность убивает граждан США

Из-за убеждённости в своей исключительности США не смогли обратиться к опыту других стран в борьбе с пандемией
9 июня 2020  17:15 Отправить по email
Печать

В США и Южной Корее первые случаи заражения коронавирусной инфекцией были выявлены в одно и то же время, тем не менее процесс борьбы с пандемией в обеих странах с тех пор пошел кардинально иным образом. Если южнокорейские власти смогли добиться значительного снижения числа выявляемые случаев заражения, то США за пять прошедших с начала пандемии месяцев достигли самого большого в мире числа случаев заболевания и числа погибших. Кризис привел к остановке крупных секторов экономики и вынудил 40 млн рабочих подать на пособие по безработице.

Болезнь быстро распространяется в сельской местности, бушует на мясокомбинатах и в домах престарелых. У большинства штатов США нет достаточных возможностей для проведения тестов и отслеживания контактов так же, как это было в Южной Корее. Несмотря на это, они ослабляют свои меры по сдерживанию патогена. На этом фоне актуален вопрос, как получилось так, что в самой богатой стране в мире с ее передовой наукой и медициной сложилась самая тяжелая ситуация с коронавирусом в мире, пишет бывший директор по оказанию помощи в случае стихийных бедствий в USAID и один из кураторов операции правительства США по борьбе с лихорадкой Эбола в Западной Африке Джереми Конындык в статье, вышедшей 8 июня в Foreign Policy.

Почему Соединенные Штаты, привыкшие считать себя лидером развитого мира, так сильно отстают от равных себе по развитию стран? Не в одной Южной Корее ситуация лучше, чем в США. Германия, Япония и Норвегия добились большего успеха в борьбе с вирусом и понесли меньший экономический ущерб. Благодаря более своевременному и дисциплинированному закрытию границ Новой Зеландией удалось свести количество новых случаев практически к нулю. Теперь же в стране благополучно возобновлена работа экономики. Даже сильно пострадавшие страны, такие как Италия и Испания, смогли поставить распространение пандемии под контроль быстрее, чем США.

Катастрофические меры США по борьбе с COVID-19 в первую очередь вызваны не провалом американской науки или медицины. Напротив, это продукт ограниченности политики и культуры США. Американская исключительность — идея о том, что США уникальны среди других стран и что американский путь неизменно является лучшим — ослепила лидеров страны и многих ее граждан и не дала им извлечь жизненно важных уроков из действий других стран.

На сегодняшний день американская исключительность нашла новое и более яростное выражение в риторике и политике «Америка прежде всего» президента Дональда Трампа. Тем не менее вера в исключительность не ограничивается Белым домом. Она встроена в американскую политику и общество и объясняет многие неудачи страны в борьбе с COVID-19. Конгресс, многие штаты и частный сектор — все игнорировали уроки стран, которые столкнулись с коронавирусом ранее. Теперь же американским гражданам приходится делать непростой выбор между предотвращением смертей и возобновлением экономики. Американские власти могли бы многому научиться на удачных примерах других стран. Из-за того же, что эти уроки были проигнорированы, в стране наблюдается ошеломляющий уровень числа зараженных и погибших, а по экономике нанесен сокрушительный удар.

По словам автора, «тревожные звоночки» были. Пока вирус бушевал в Китае, Южной Корее, а затем в Италии, большая часть США продолжала пребывать в наивном забвении. Немногие учреждения — государственные или частные — были готовы к тому, что COVID-19 может оказать такое же катастрофическое воздействие на Соединенные Штаты, как и другие страны. Президент и высокопоставленные американские чиновники на протяжении января и февраля повторяли мантру о том, что коронавирус не представляет для США особой опасности. Вместо того чтобы срочно усилить подготовку к эпидемии, администрация была уверена в эффективности своих запретов на въезд в страну и исследованиях, говоривших о том, что США — самая хорошо подготовленная в мире страна для борьбы с эпидемиями.

В конце февраля президент настоял на том, что «что бы ни случилось, мы полностью готовы» и что, «по оценкам экспертов, мы номер один». Между тем ни правительство, ни больницы США не работали над наращиванием запасов важнейших средств индивидуальной защиты (СИЗ) или подготовкой медицинского персонала и учреждений к потенциальным скачкам в случаях. На фоне того как из-за эпидемии была прекращена работа экономики Китая, частный сектор США не оценил вероятность того, что то же самое может произойти и у них.

Не было веских оснований полагать, что вирус, способный поразить системы здравоохранения Китая и Италии, окажется менее опасным в Соединенных Штатах. Ухань, первоначальный эпицентр вспышки, является крупным мегаполисом с современной системой здравоохранения и развитым потенциалом общественного здравоохранения. В северной Италии больше врачей и больничных коек на душу населения, чем в Соединенных Штатах, и более сильная система общественного здравоохранения. Многие эксперты в области общественного здравоохранения пытались поднять тревогу в феврале, но были в основном проигнорированы.

Вероятно, что если бы федеральное правительство на более ранних этапах и более четко предупредило о рисках пандемии, американское общество было бы более готово к ее приходу. Однако по-прежнему не верится, что столь многие политики и учреждения проигнорировали реальность грядущей вспышки. Американские корпорации работают по всей планете; фондовый рынок США тесно связан с миром в целом; Нью-Йорк — это глубоко взаимосвязанный международный центр. Тем не менее лидеры американского общества с чего-то вообразили себе, что Соединенные Штаты так или иначе будут избавлены от разрушительного действия этой болезни.

Вспышка той или иной величины в США была неизбежна, но руководство страны не считалось с этим риском. Катастрофическое нежелание властей принять превентивные меры в феврале для подготовки к приходу этого вируса было сознательным и обусловленным некомпетентностью, а также неразумной уверенностью в превосходстве США по сравнению с другими странами. Отказ от того, чтобы обратиться как к удачному, так и неудачному опыту других стран как раз и привел ко всем известным плачевным последствиям.

26 февраля на севере штата Калифорнии было зафиксирована первое заражение коронавирусом внутри страны. В течение нескольких дней распространение болезни также было выявлено в Орегоне и Вашингтоне. К 7 марта в США регистрировалось уже более 100 новых случаев в день. Через какие-то девять дней число новых выявленных случаев стало превышать 1000 в день. Страны, которые испытали более ранние волны COVID-19, показали, как сдержать болезнь.

К 6 марта Китай смог снизить темпы распространения патогена, благодаря чему в сутки выявлялось менее 100 новых случаев. Благодаря жестким карантинным мерам, тестированию, отслеживанию контактов и изоляции Пекин смог предотвратить крупные вспышки за пределами Уханя, и к середине марта даже больницы этого города, в котором и началась пандемия, уже не были перегружены из-за наплыва пациентов. Некоторый скептицизм по поводу официальных цифр в Китае оправдан, но благодаря выбранной в КНР стратегии удалось, несомненно, остановить распространение болезни.

Другие страны добились того же успеха с помощью таких же мер. На фоне ранних волн передачи стало понятно, каким образом замедлять и сдерживать распространение вируса: агрессивное начальное дистанцирование для замедления взрывного распространения заболевания, за которым последовал переход к долгосрочной стратегии подавления, основанной на тестировании, отслеживании контактов и целенаправленном карантине. Если в конце февраля в Южной Корее регистрировалось более 500 новых случаев в день, то в начале марта уровень заражения резко снизился. К тому времени Гонконг, Сингапур, Тайвань и Вьетнам начали успешно сдерживать вирус. Япония также избежала крупной вспышки к середине марта (хотя позже она испытала большие вспышки после слишком быстрого смягчения дистанционных мер). Должностные лица и руководители США могли бы заранее учесть этот опыт при подготовке к приходу вируса в США — обеспечить больницы всем необходимым, подготовиться к социальному дистанцированию и решительным образом ускорить раннее тестирование и наблюдение.

Вместо этого власти США находились в смятении. К началу марта тяжелые последствия промедления стали очевидны. Страны, которые быстро пошли на меры физического дистанцирования и расширили масштабы тестирования и отслеживания тех, с кем контактировали зараженные, в основном предотвратили наихудшие варианты развития событий. Те же государства, которые проявили медлительность в выявлении угрозы и недостаточно оперативно приняли меры по борьбе с ней, пострадали на ранней стадии сильнее всего. Тем не менее федеральное правительство США продолжало преуменьшать угрозу вплоть до марта и даже не выпускало политическое руководство по дистанцированию до 16 марта, спустя недели после первого обнаружения распространения вируса в американских сообществах.

По мнению исследователей из Колумбийского университета, введение социального дистанцирования в США всего за одну-две недели раньше — иными словами, если бы Вашингтон действовал, а не реагировал — спасло бы десятки тысяч жизней. Отсутствие решительного и четкого руководства со стороны федерального правительства, в свою очередь, привело к тому, что штаты и города принимали совершенно разные решения, что привело к катастрофическим последствиям. Пострадавшие раньше всех регионы на Западном побережье приняли предупредительные меры для предотвращения крупной вспышки, но большинство других штатов этого не сделали. Сан-Франциско и Сиэтл начали вводить меры в конце февраля, что помогло избежать значительной скорости передачи. Власти Нью-Йорка медлили больше, чем создали условия для более чем 21 тыс. смертей, связанных с COVID-19.

Большинство стран приняли решительные, централизованные меры реагирования на кризис, руководствуясь рекомендациями экспертов. США этого не сделали. Вместо того чтобы мобилизовать объединенный потенциал закупок федерального правительства для более быстрого наращивания поставок, Белый дом делегировал решения по проведению тестирований штатам и оставил их на милость частного рынка. Возникшая в результате конкуренция между штатами не смогла обеспечить возможности тестирования, которые бы соответствовали требованиям страны.

Хотя в США на данный момент проводится больше ежедневных тестов, чем в любой другой стране, они лишь недавно догнали аналогичные государства в плане тестирования на душу населения. В том же, что касается более важного показателя — соотношения количества проведенных тестов и числа новых случаев, — США пока находятся внизу списка.

Такая же ситуация наблюдается в закупках СИЗ, которые играют крайне важную роль в защите медицинских работников и предотвращения вспышек в домах престарелых. В то время как другие страны возложили ответственность за закупки средств индивидуальной защиты на свои национальные правительства, американские власти развели конкуренцию среди штатов. Попытки же подключить к этому другие организации не дали каких-либо ощутимых результатов. Федеральная поддержка также была крайне недостаточной, когда дело касалось отслеживания тех, с кем контактировали заболевшие, что, наряду с тестированием, играет ключевую роль в безопасном открытии экономики.

По мере того как США по-прежнему принимают решения о том, как бороться с пандемией, исходя из своей исключительности, в других — даже наиболее пострадавших — странах резко сократилось число заболевших. В США же, напротив, значительного сокращения новых выявляемых случаев не произошло. Такая неспособность сдержать пандемию теперь ставит страну перед выбором между продолжением борьбы с пандемией и возобновлением работы экономики. Ни одна другая экономически развитая страна не пыталась оживить свою экономику без предварительного подавления вспышки. Исключение составила лишь Швеция, где пытались — с плачевными последствиями — добиться формирования у населения «стадного иммунитета». Кроме того, благодаря более развитым системам социальной защиты и финансируемой правительством поддержки занятости в других странах лучше удалось ослабить экономический удар карантина.

США не могут преодолеть кризис пандемии в одиночку. Вашингтону следует начать применять методы, которые доказали свою эффективность в других странах мира. Белый дом должен сотрудничать с другими странами для решения проблемы нехватки СИЗ и тестов. США должны разрабатывать вакцину совместно с другими и начать закладывать основу для совместного использования этих вакцин в будущем. И официальные лица США должны ускорить оказание поддержки развивающемуся миру, признавая, что даже если им удастся сдержать распространение вируса дома, страна не будет по-настоящему безопасной, пока в других местах есть очаги заражения.

Если Вашингтон не сможет извлечь уроки остального мира, есть риск, что смертность достигнет в стране невообразимых показателей, а экономику ждет длительный застой. Для выхода из сложившейся ситуации необходимо отказаться от ограниченного мышления, в рамках которого США считают исключительными и сторонятся остального мира.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
74.9% Нет
Карабах де-факто:
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть