Косово: президент Тачи празднует победу системы над демократией

Новое правительство Косово, сформированное после отстранения Альбина Курти, безлико и станет послушным инструментом в руках Хашима Тачи
4 июня 2020  11:55 Отправить по email
Печать

После нескольких месяцев упорной борьбы с непокорным лидером правительства Альбином Курти президент Косово Хашим Тачи может вздохнуть свободно. 3 июня парламент Косово утвердил новый состав правительства. Обстоятельства прихода этого правительства к власти и методы, которые при этом использовались, со всей очевидностью демонстрируют, что в этом туре Тачи удалось победить: новое правительство — безликое, раздираемое противоречиями — станет послушным инструментом в его руках.

Чем же Курти так не угодил Тачи и как косовскому президенту удалось отстранить своего оппонента от власти?

В российском восприятии Косово представляется марионеточным государством, выслуживающим подачки у США и ЕС. Не будем отрицать, что до определенного предела эта картина верно отражает происходящее. Однако если мы перешагнем этот предел и рассмотрим ситуацию более подробно, то увидим следующую картину: нынешняя политическая элита Косово сформировалась 90-е годы прошлого века. Тогда в ее составе можно было выделить два блока: сторонники вооруженного сопротивления Югославии, консолидировавшиеся вокруг УЧК (освободительной армии Косово), и сторонники ненасильственного сопротивления, лидером которых стал первый президент Косово Ибрагим Ругова, основатель Демократической лиги Косово (ЛДК).

Косовским албанцам не удалось добиться своих целей мирным путем — попытки мирного урегулирования в середине 90-х завершились провалом, а потому независимость Косово была получена кровавым путем, при поддержке США и НАТО, в результате чего у власти в Косово оказались бывшие функционеры УЧК, являющиеся одновременно лидерами преступных кланов, осуществляющими контроль за наркотрафиком и торговлей оружия в подконтрольных им регионах. Политическими инструментами этих кланов стали «Демократическая партия Косово», основателем которой стал нынешний президент Косово Хашим Тачи, «Альянс за будущее Косово» Рамуша Харадиная, «Социал-демократическая инициатива» Фатмира Лимая, «Альянс за новое Косово» Бехджета Пацолли и другие партии. Все лидеры этих партий неоднократно получали обвинения в совершении военных преступлений, но каким-то «мистическим» образом все они оказались оправданы Международным трибуналом по бывшей Югославии.

Особняком стоит ЛДК, которая, в отличие от выше указанных партий, имеет свое лицо и политическую идеологию. Тем не менее все эти политические партии имеют давний опыт взаимодействия и формируют так называемую «систему».

В силу того, что после смерти Ибрагима Руговы в 2006 году ни один политический лидер Косово не мог получить поддержки большинства населения, после каждых выборов правительство в Косово формировалось как некоторый пазл, в который каждый раз попадали различные представители этой самой системы, при этом состав правительства почти не зависел от воли избирателей — партия, победившая на выборах, набирала в состав правительства партнеров из других партий, чтобы получить хотя бы 50% голосов в парламенте.

Руководство таких правительств традиционно заискивало перед США, в меньшей степени ЕС, а для набора голосов использовало националистическую и антисербскую риторику, не имея при этом реальных политических, а уж тем более внутриполитических целей — в самом деле, ну как можно всерьез воспринимать заявления о борьбе с организованной преступностью и коррупцией из уст главы наркокартеля.

Отдельные решения предпринимались, исходя из текущей конъюнктуры — провозглашение независимости Косово в 2008-м, Брюссельские соглашения 2013 года, выдвижение инициативы о «коррекции границ» между Сербией и Косово в 2017-м. И за всеми этими решениями стоял … нынешний президент Косово Хашим Тачи. За годы его практически единоличного руководства Косово сложился определенный статус-кво между Приштиной и Белградом — сербское руководство не пытается установить контроль над всей территорией края, например, такими городами, как Призрен или Джилан, но активно действует на севере края, рассчитывая отстоять его пребывание в своем составе. Такой статус-кво не устраивает ЕС, выступающий против территориальных изменений на Балканах, однако фактически поддерживается НАТО и США.

Против такого статуса-кво попробовал выступить Рамуш Харадинай, символом чего стало введение пошлины 100% на товары из Сербии и БиГ, за что он был «наказан», получив повестку в Гаагу. Однако действия Харадиная были мотивированы вовсе не твердой приверженностью выбранному курсу, а стремлением противостоять единоличному руководству Тачи в диалоге с Сербией, что ярко доказывают последние события.

Вынужденная сотрудничать с такими персонажами ЛДК поблекла и начала терять свою индивидуальность, поскольку набрать 50% голосов самостоятельно она не в состоянии.

Но пока «системные» политические лидеры расставляли своих людей на постах на государственных предприятиях и собирали мзду с нищего населения Косово, почти что поощряя миграцию населения из края, где они не собирались действительно работать над оздоровлением экономики — не случайно Тачи так любит повторять укоры в сторону Брюсселя, требуя предоставить Косово безвизовый режим — в Косово стала набирать популярность новая политическая сила, «Движение за самоопределение».

Данное движение оформилось как политическая партия в 2005 году, за год до смерти Ибрагима Руговы. Лидером и основателем «Самоопределения» является Альбин Курти. В 90-е Курти, длинноволосый студент, зачитывавшийся творчеством поэтов-хиппи, организовывал мирные акции протеста против политики югославского руководства в Косово. В 1999-м, во время операции югославских силовиков в крае, Курти был арестован за свою (исключительно политическую) деятельность и осужден на 15 лет заключения, однако в 2001 году был освобожден под давлением международного сообщества после падения режима Слободана Милошевича, после чего вернулся к учебе.

Окончив университет, Курти продолжил заниматься активной политической деятельностью, выступая против международного управления в Косово (в том числе против УНМИК) и критикуя почти все действия международного сообщества по урегулирования ситуации в Косово с позиций албанского национализма.

Курти отстаивает право косовского народа на самоопределение, то есть на отделение от Сербии в соответствии с международным правом, а потому уверен, что косовские албанцы, реализуя свое право на самоопределение, не должны требовать разрешения на это ни у США, ни у ЕС, ни у Белграда. При этом политик отмечает, что, реализуя такое право, Косово получает суверенитет, который может быть использован и для отказа от суверенитета — то есть для присоединения к Албании. В довесок Курти выступает против приватизации косовских предприятий западными компаниями, заявляя, что для того, чтобы предоставить западному капиталу беспрепятственный доступ на рынок Косово, необходимо избавиться от наследия «колониального» периода, то есть поставить экономику на ноги. Для чего он предлагает достаточно последовательную программу, выдержанную в социалистическом духе.

Ясность программы «Самоопределения» и его кристально чистая биография обеспечили быстрый рост популярности этой партии и его лидера, который скоро стал самым популярным политиком в крае, что принесло ему победу на выборах в 2019 году. В албаноязычном интернете нередко можно встретить оценку Курти как единственного политика, способного спасти албанский народ.

Ещё в ходе своей предвыборной кампании политик ратовал за введение режима взаимности в отношениях с Сербией и за решительную борьбу с коррупцией в крае, не стесняясь выступать против коррумпированной верхушки. Оппозиция в отношении к криминальным кланам стала тем общим полем, на котором «Самоопределение» построило правительственную коалицию с ЛДК. Не случайно главным сторонником коалиции в ЛДК стала бывшая соперница Курти за пост премьер-министра Вьоса Османи, чья неприязнь к Тачи стоит для нее выше собственных политических интересов, а не лидер партии Иса Мустафа. Стоит отметить, что протестные акции «Самоопределения» доставили немалую головную боль Мустафе в годы его пребывания на посту премьер-министра Косово, так что неудивительно, что тот не испытывал большого энтузиазма в ходе переговоров о коалиции, которые затянулись на долгие три месяца.

После прихода нового правительства к власти очень скоро стало очевидно, что в этот раз разговоры о переменах и громкая риторика сопровождаются конкретными действиями. Количество министерств было сокращено вдвое, заработные платы министров и других крупных чиновников также были урезаны вдвое (после начала пандемии члены правительства Курти выделили ещё половину собственной зарплаты на борьбу с коронавирусом). Последовали отставки руководства годами работавших в убыток предприятий, в том числе Трепчевского комбината. А это означает, что и разговоры о борьбе с организованной преступностью в этот раз не были бы просто разговорами.

Параллельно новое правительство приняло решительно новый подход к отношениям с Сербией — в первый же месяц пребывания на посту-премьер-министра Курти сделал заявление, что пошлина 100% на товары из Сербии будет заменена режимом взаимности. Такие действия означают отказ от политики враждебности в отношении Белграда, однако являются нарушением выше упоминавшегося статус-кво. Фактически требования Курти подразумевали отказ от недомолвок и переход к прямому диалогу с Сербией, в ходе которого Белград мог рассчитывать только на установление дружественных отношений с Приштиной, но уже не мог бы рассчитывать на сохранение Косовской Митровицы в сфере своего влияния, поскольку Курти резко выступает против раздела Косово и настаивает на укреплении влияния Приштины на севере Косово и уничтожении параллельных сербских институтов власти — не случайно политик опубликовал текст неформального соглашения президента Тачи с Генеральным секретарем НАТО, согласно которому Приштина отказывается от проведения операций Сил безопасности Косово на севере края.

Несмотря на то, что такая позиция Курти была известна ещё осенью 2019 года, специальный представитель Трампа по диалогу между Сербией и Косово Ричард Гренелл выступил с её осуждением не сразу же после избрания Курти, а лишь в феврале, заявив, что введение режима взаимности в отношениях повредит налаживанию экономических связей между Сербией и Косово. В действительности новая позиция Гренелла объясняется тем, что президент Сербии Александр Вучич отказался участвовать в диалоге с Косово на условиях Курти, поскольку в таком диалоге Сербии по сути не удалось бы выторговывать ничего, в то время как прежний статус-кво уже был бы нарушен. Своей же задачей Гренелл видел скорейшее заключение соглашения между Сербией и Косово, чтобы принести Трампу репутацию президента, сумевшего положить конец косовскому кризису. И с этой целью Гренелл продолжал активное сотрудничество с президентом Тачи.

Курти в ответ на возражения Гренелла заявил, что готов к сотрудничеству с американской стороной, однако не считает необходимым во всем следовать её указаниям.

Одновременно Курти пошел в наступление на Тачи, потребовав его отставки за заключение тайного соглашения с НАТО от лица косовского руководства — правда, эту идею ему вскоре пришлось оставить. Также политик критиковал Тачи за недружественную риторику в отношении Брюсселя — косовский президент нередко упрекает ЕС в предательстве и при каждом удобном случае демонстрирует, что именно США, а не ЕС положат конец косовскому конфликту. Такой позиции Курти противопоставил заявление о том, что Косово должно сотрудничать и с ЕС, и с США, не впадая при этом в низкопоклонство перед более мощными державами.

Таким образом, новый премьер-министр Косово выступил против всего, что олицетворяет собой Тачи — статус-кво в Косово, лидерства США в переговорах по урегулированию косовского кризиса, организованной преступности и коррупции, а также против привилегий чиновников — да ещё и прямо потребовал его отставки.

Ответные шаги со стороны президента не заставили себя долго ждать. Козырями в руках Тачи стала поддержка США и так вовремя начавшаяся пандемия коронавируса, затруднившая проведение преобразований и переключившая на себя все внимание только что пришедшего к власти правительства.

Смещение Курти было спланировано и сыграно как по нотам. Сразу же после выявления первых случаев коронавируса в крае президент выступил с требованием о введении режима чрезвычайного положения, который предоставил бы Тачи возможности для силового переворота в республике. Курти отказался пойти на такую меру, назвав её неоправданной, а заодно (от греха подальше) отправил в отставку поддержавшего идею президента министра внутренних дел Агима Велиу, министра из рядов ЛДК.

Отставка Велиу стала поводом для распада коалиции ЛДК и «Самоопределения». При этом лидер ЛДК Мустафа не скрывал, что подлинной причиной разрыва с «Самоопределением» является отказ Курти пойти на уступки США по вопросу о режиме взаимности в отношениях с Сербией. Мустафа нисколько не скрывает, что режим взаимности был оговорен в тексте коалиционного соглашения с Курти, но заявил, что отношения с США важнее следования заранее выбранному курсу, за что получил от Гренелла эпитет «храбрый».

Уже через неделю правительству Курти был вынесен вотум недоверия, инициированный бывшими партнерами по коалиции. За вынесение вотума недоверия выступили все партии, принадлежащие к выше упомянутой «системе» — ведь ничто так не объединяет, как общий враг. Были отброшены все прежние распри, и бывшие противники в едином порыве выступили за формирование нового правительства Косово без проведения выборов — благо коронавирус предоставил редкую возможность для оправдания таких методов смены власти.

Несмотря на то, что после отставки того же Харадиная техническое правительство управляло Косово почти полгода, в этот раз Тачи проявлял прямо-таки удивительную активность и инициировал смену правительства.

На роль преемника Курти был выдвинут представитель занявшей второе место на выборах 6 октября Демократической лиги Косово (ЛДК) Авдулла Хоти, никогда не выступавший с собственной уникальной позицией и за последние месяцы выделившийся лишь критикой Курти. Декрет Тачи о передаче мандата на формирование правительства Хоти был опубликован спустя почти неделю после того, как было сделано заявление об этом решении, что не помешало «Самоопределению» сразу же его опротестовать в Конституционном суде. Суд взял паузу на целый месяц и все же одобрил декрет Тачи, для чего, если верить экспертам из «Самоопределения», ему пришлось использовать весьма изощренную софистику.

За пару дней до сообщения о вердикте суда после визита представителей США к руководству Специальной прокуратуры и вручения нескольких десятков ноутбуков в дар этому учреждению прокуратура возбудила против Курти расследование по обвинению в краже данных пользователей, с которым выступил… ну конечно же, президент Тачи.

Участие Тачи в приходе правительства Хоти к власти не скрывалось нисколько. Дошло до того, что, чтобы убедить последнего депутата поддержать его формирование, Тачи лично нанес ему визит. Несмотря на эти усилия, а возможно, благодаря им, правительство получило лишь незначительную поддержку — 61 голос из 120. И это при том, что изначально глава ЛДК заявил о готовности обеспечить правительству Хоти поддержку 84 депутатов.

В состав правительства Хоти вошли представители ЛДК, Альянса за будущее Косово (ААК) Харадиная, «Социал-демократической инициативы» и национальных меньшинств. Правительство не имеет ни четко выраженной программы, ни харизматичного лидера, ни поддержки населения. Но в чем мы можем не сомневаться, так это в том, что это правительство немедленно пойдет на отмену введенного Курти режима взаимности в отношении Сербии и, за что особо ратует Харадинай, вернет чиновникам их прежние заработные платы, в том числе выплаты министрам, ушедшим в отставку, — надо же лидеру ААК позаботиться о себе после вызова в Гаагу. Ради этого он готов даже забыть о том, что именно он был инициатором введения пошлины на товары из Сербии, и одобрить возвращение к прежнему торговому режиму.

В эту картину, кажется, не укладывается отказ Демократической партии Косово — основанной самим Тачи — войти в новое правительство. Однако именно этот отказ делает правительство слабым и зависимым от Тачи, которого в новом правительстве будет представлять… «Сербский список». Действительно, потеряв хотя бы один голос, правительство Хоти лишится легитимности, что означает, что в этом правительстве вилять собакой будет именно хвост — малые партии. А «Сербский список» будет поддерживать позицию Тачи в диалоге с Сербией, который, конечно же, будет возобновлен при первой же возможности — может быть, хоть это и маловероятно, даже до проведения выборов в Сербии.

Сразу же после того, как парламент Косово одобрил состав нового правительства, Тачи на своей странице в социальной сети Facebook приветствовал это решение, заявив, что это важный день для демократии и граждан Косово, которые между тем устроили перед зданием парламента митинг протеста, требуя проведения выборов. При этом в своих радостных излияниях Тачи не забыл отметить, что новое правительство восстановит отношения с США.

Чего же ждать теперь? «Самоопределение», несомненно, продолжит протесты, при этом в поддержку вновь ушедшего в оппозицию Курти выступают видные представители ЛДК, в том числе спикер парламента Косово Вьоса Османи, и даже представители Альянса за будущее Косово. Весьма вероятно, что в случае, если ЛДК одобрит раздел Косово, эта партия будет расколота на два лагеря, и значительная её часть вступит в альянс с «Самоопределением». Рано или поздно в крае все же состоятся новые выборы, и тогда новая коалиция, уже имеющая опыт совместного противостояния «системе», вполне возможно, сумеет добиться поддержки 50% избирателей.

Правительство Хоти сшито из таких разных лоскутов, что, скорее всего, не продержится до окончания своего мандата — в Косово вообще редко какое правительство может похвастать таким достижением. Вряд ли новое правительство сможет в ближайшее время добиться заключения соглашения с Сербией — напомним, глава МИД Сербии Ивица Дачич недавно заявил, что заключение соглашения состоится не раньше президентских выборов в США, однако ситуация на некоторое время вернется к прежнему состоянию, а Белград продолжит укреплять свое влияние на севере Косово, что и является подлинной целью участников отстранения Курти от власти.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
71.7% Да
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть