Президентская кампания в Белоруссии: разброд, шатания и закономерный итог

Главная и основная проблема президентских кампаний в Белоруссии — отсутствие выборов в современном европейском понимании этого процесса.
12 мая 2020  16:30 Отправить по email
Печать

Формально объявляются выборы, которые отождествляются с процедурой голосования. Оно, в свою очередь, проходит в таких условиях и с такими нарушениями демократических стандартов, что признание итогов становится отдельной, повторяющейся скандальной историей. В этом белорусском «Дне сурка» причудливо переплетаются психология, нормы международного права и теории политических наук.

Первые президентские выборы в Белоруссии состоялись в 1994 году. По их итогам победил Александр Лукашенко, бессменно занимающий президентское кресло до сих пор. В 2019 году он заявил об участии в очередной президентской кампании под набившие оскомину заверения в духе «наелся этого президентства».

Нынешняя президентская кампания фактические стартовала в 2018 году — тогда ряд деятелей прозападной оппозиции заявили о готовности выдвинуть свои кандидатуры. Лукашенко намекал на участие, позже подтвердив, что он находится в статусе кандидата. Фактически речь шла о пролонгации бессрочного правления. Мало кто сомневался, что бывший председатель совхоза уйдёт из большой политики иначе, чем генсеки ЦК КПСС и его коллеги из Туркмении, Узбекистана, Азербайджана или Зимбабве. Даже теократические государства демонстрировали более активную ротацию первых лиц.

Лукашенко давно не получает ярлык на правление в Москве. США и Британия в 2019 году заверили в его в том, что они не будут вмешиваться в нынешнюю президентскую кампанию. Оформление «договорняков» с ключевыми акторами региональной политики — важнейшее достижение главы МИД Белоруссии Владимира Макея, которого самостийно-прозападная фронда бережёт для отложенной ключевой схватки.

Пока же перед обывателем разыгрывается старая оперетка на тему «выборов». Свои сцены вписывают спецслужбы, как бы политики и общественные деятели разной ориентации. Евросоюз дежурно призвал власти постсоветской республики соблюдать международные стандарты демократических выборов — об этом 11 мая заявил глава представительства ЕС в Минске Дирк Шубель.

ЕС прекрасно знает, что Александр Лукашенко неоднократно заявлял об отсутствии таких стандартов. В свою очередь «последнему диктатору Европы» известно, что западные партнёры должны соблюсти ритуальные призывы и озабоченности. После этого на непризнание ими итогов как бы выборов в медвежьем углу Европы можно будет положить большой углеводородный контракт.

С прошлого года США и ЕС особенно активно предлагают Лукашенко свои услуги под предлогом укрепления «суверенитета и независимости». Их новый старый подопечный эксплуатирует украденные у прозападной оппозиции идеи, символы и лозунги, переплачивая огромные суммы за «диверсификацию» поставок нефти и газа. Фактически за счёт белорусских налогоплательщиков и разнообразной российской помощи правитель другой части Союзного государства обеспечивает довольствие подчинённой ему вертикали власти. Одновременно он помогает Западу в достижении стратегической цели — ослабления России.

Такое сотрудничество нельзя назвать хорошим по форме, учитывая более успешные примеры западных побед на постсоветском пространстве. Однако его вполне можно назвать взаимовыгодным и перспективным. Такова сущность современной реальной политики.

История западного неоколониализма изобилует эпизодами сотрудничества с откровенно людоедскими режимами на всех континентах. За пределами своих государств правительствам Запада важны не личности во власти, а выполняемые ими функции в интересах этих правительств. Поэтому не принципиально, говорил Франклин Рузвельт, что Анастасио Сомоса «наш сукин сын», или не говорил. Принципиальной была готовность никарагуанского диктатора быть функцией в интересах Вашингтона.

На соответствие демократическим стандартам, важнейшим из которых является выборность власти, коллективный Запад и сегодня готов закрывать глаза. Александр Лукашенко выполняет свою функцию, а это значит, что он может править и дальше — как и Ильхам Алиев, как и Гурбангулы Бердымухамедов, как и многие другие.

Практически все тираны апеллируют к беззаветному служению народам своих стран, обзаведясь псевдодемократическими декорациями вроде пресловутой многопартийности. Белорусская партийная система, например, представлена аж 15 политическими партиями, из которых около десятка — прозападные, и остальные — пропрезидентские. Из них ¾ практически не участвуют в политико-властных отношениях, их трудно назвать политическими партиями даже по классическим внешним признакам. Ни одна из них реально не борется за власть, лишь пропрезидентские — за участие в ней на уровне номинального представительства.

Ни одной пророссийской партии в Белоруссии нет почти четверть века. Соответственно, на этом уровне нет пророссийских кандидатов в президенты. Не выдвигаются таковые и от почти 3 тысяч общественных объединений. Номинально зарегистрированы организации «российских соотечественников», но участия в политической жизни они не принимают.

Любой потенциальный соперник Лукашенко может рассчитывать только на внешнюю помощь. Внутренние источники финансирования диссидентов были задушены ещё в конце прошлого века. Периодические «посадки» бизнесменов выполняют несколько функций, в том числе напоминают цену спонсорской помощи «альтернативным» политикам. Независимого суда в Белоруссии нет и в ближайшее время не предвидится. Прокуратура и другие как бы правоохранительные органы, а также надзорные и экспертные инстанции давно вмонтированы в репрессивный аппарат. Поэтому потенциальные кандидаты в президенты полностью зависимы от внешней помощи, и не только финансовой. Всё это формально позволяет проституирующему госагитпропу говорить о «попытках вмешательства извне» в белорусский междусобойчик.

Западные спонсоры никогда не складывали все яйца в одну корзину. Поддерживаемых США и ЕС не очень трудно различить по особенностям риторики и тактики. Свои навыки и авторитет они должны были продемонстрировать в ходе проходивших с начала года «праймериз», не имевших ничего общего с праймериз в США. По сути это были деревенские смотрины с такими непременными атрибутами колхозного политикума, как публичные и келейные задирания, распространение сплетен, подтасовки и банальное присвоение чужих денег, заслуг и всего, до чего пресловутые грантососы в состоянии дотянуться.

После формального объявления 8 мая президентских выборов так называемые оппозиционные партии вполне ожидаемо слились в бойкотном многоголосии. Отказались от участия обе версии праворадикального русофобского «Белорусского народного фронта» (БНФ), секта «Движение «За свободу», как бы незарегистрированная «Белорусская христианская демократия», праволиберальная и одна из старейших прозападных «Объединённая гражданская партия», а также «Белорусская социал-демократическая партия (Грамада)» и бывшая Компартия, порозовевшая и скооперировавшаяся с национал-радикалами под названием «Белорусская партия левых «Справедливый мир».

«Белорусская партия левых «Справедливый мир» оценивает данное решение как безответственное и преступное», — сказано в принятом 10 мая заявлении.

Партия заявила «о невозможности своего участия в объявленной президентской кампании», призвав власти постсоветской республики «одуматься, отменить принятое решение о проведении 9 августа 2020 года выборов президента Республики Беларусь и, в интересах сохранения жизни и здоровья людей, не проводить выборы до окончания эпидемии коронавируса, используя возможности, предусмотренные частью третьей статьи 71 Конституции Республики Беларусь».

Коронавирус стал удобным предлогом для проявления политической импотенции со стороны многих других белорусских «политических партий», «движений», объединений «небезразличной молодёжи» и прочих обитателей андеграунда. Многие из них находятся в маргинальном статусе десятилетиями, довольствуясь жалкими подачками и упоминаниями в известных очень узким специалистам изданиях.

Показательно, что первыми тремя гражданами, подавшими 11 мая заявления о регистрации инициативных групп по выдвижению кандидатов в президенты, стали три никому не известные персоны, заявленные как беспартийные: безработная Анжелика Железнякова и два индивидуальных предпринимателя — Александр Гречишников и Вероника Мищенко. За их спинами стоит лидер самодеятельного «Белорусского национального конгресса» Николай Статкевич, также заявивший о намерении выдвигаться кандидатом в президенты с непогашенной судимостью. Бывший политзаключённый надеется использовать кампанию по сбору подписей для пропаганды своих взглядов. Формально их выражение не запрещено, а фактически — уголовно наказуемо.

Статкевич имеет свой резон: зарегистрированной инициативной группе, находящейся в фокусе общественного внимания (и не только общественного), безопаснее доносить свои взгляды. В принципе, ничего не мешало это делать незадачливому общественнику и ранее. Однако на публичные выступления Статкевича толпы народа не собирались, видеоролики с его откровениями собирали минимум просмотров. Вряд ли сейчас у него появилось что-то новое и действительно интересное, кроме заезженной незалежницко-русофобской пластинки.

Кроме того, ранее Лукашенко неоднократно доказывал, что для физического или иного устранения оппонентов для него нет препятствий. Статкевич должен помнить, как его коллега по президентской кампании 2010 года Владимир Некляев был жестоко избит группой спецназа ещё до закрытия избирательных участков в последний день голосования, прямо в центре Минска, рядом с министерством юстиции. Никто тогда не понёс предусмотренной законом ответственности. Нет оснований считать, что спустя десятилетие ситуация стала лучше.

Оргмероприятия президентской кампании проводятся в пожарном порядке. О так называемых выборах было объявлено 8 мая. До 15 мая надо подать заявки на регистрацию групп по сбору подписей. Сбор подписей в поддержку кандидатов в кандидаты будет проходить с 21 мая по 19 июня. С 20 июня по 4 июля состоится выдвижение кандидатов, а с 5 по 14 июля — их регистрация. Для регистрации кандидатом в президенты необходимо собрать 100 тысяч подписей, подлинность которых устанавливает Центризбирком в утверждённом Александром Лукашенко составе.

Затем наступит период предвыборной агитации. До основного дня голосования (9 августа) состоится досрочное голосование (4−8 августа). Теоретически возможен второй тур голосования (до 23 августа). Практически вся эта кампания не имеет никакого отношения к выборам. Результат её давно известен и ждёт лишь оформления механизмом, слаженность которого проверили во время парламентской кампании 2019 года.

Тем не менее сценаристы припасли несколько забавных заготовок, позволяющих создать видимость демократического процесса. Во многом президентская кампания 2020 года напоминает позапрошлую — и приёмами, и участниками, и многим другим.

Например, Лукашенко разрешил регистрировать не только назначенных им спарринг-партнёров, призванных создать иллюзию «демократических выборов на альтернативной основе», но и всяких авантюристов. Так слуга нескольких господ Андрей Дмитриев, поддерживавший политические репрессии в отношении «пророссийских» диссидентов и осуждавший репрессии в отношении своих коллег из националистического лагеря, намерен рассказать согражданам о перспективах хорошей жизни. Всерьёз о президентских амбициях заявили трагикомичные фигуры вроде Павла Северинца и Ольги Ковальковой, Юрия Губаревича и ещё около десятка политических сектантов, способных в совокупности претендовать на двадцатую часть голосов избирателей.

По отработанной на экс-премьере Сергее Сидорском схеме началась дискредитация нынешнего главы правительства. Сергей Румас используется как фактор прощупывания электорального поля и лояльности номенклатуры. В сети появилась петиция «Просьба граждан Белоруссии к Сергею Румасу выставить кандидатуру на выборах президента».

По состоянию на 11 мая петицию подписало менее тысячи человек (из 9,4 млн граждан). Причём среди подписантов нет ни одного авторитетного политика, такого же калибра общественного деятеля, бизнесмена или номенклатурщика. Похоже, в этих кругах знают нечто не предназначенное для широких обывательских масс, брезгливо называемых Лукашенко «народцем» и воспринимаемых как стадо безвольных баранов, которых следует стричь, пугать, пинать и снова стричь до известного финала.

Сам по себе текст петиции констатирует очевидные проблемы, мотивирующие поставить подпись. Например: «Еще одна пятилетка под управлением действующего руководителя А. Г. Лукашенко окончательно приведет нашу родную Беларусь к катастрофе. Этот человек давно потерял доверие населения страны, не пользуется уважением среди политической элиты соседних государств. Президент А. Г. Лукашенко, мобилизуя внутренние ресурсы и внешнюю экономическую поддержку в целях бесконечной пролонгации своей власти, дискредитирует Республику Беларусь и белорусский народ, превращая наше государство в аналог Северной Кореи в центре Европы».

Учитывая контекст появления петиции и реакцию на неё самого премьер-министра, происходящее трудно охарактеризовать иначе как провокацию. В отличие от Сидорского, продвигавшегося по карьерной лестнице благодаря родственникам, у Румаса может не оказаться «запасного аэродрома» в системе власти и госуправления Белоруссии. При этом в структуре ЕЭК, которая уже начинает напоминать синекуры СНГ по количеству трудоустроенных отставников, у Румаса могут возникнуть принципиальные разногласия с Сергеем Глазьевым.

Ещё одна кандидатура, более серьёзная с точки зрения практического выхода для устроителей президентской кампании, — бывший посол Белоруссии в США, основатель минского «Парка высоких технологий» Валерий Цепкало. В 2017 году он был отправлен на «вольные хлеба», так как место руководителя ПВТ присмотрел для себя «помощник президента по идеологии» Всеволод Янчевский.

Цепкало почти 20 лет создавал и развивал IT-офшор, но так и не приобрёл «подвязок» уровня Янчевского, который продвигался по карьерной лестнице благодаря давним личным связям со старшим сыном белорусского лидера — помощником президента по нацбезопасности Виктором Лукашенко. Взлёт и падение «главного айтишника» — наглядная иллюстрация политической системы постсоветской Белоруссии.

Для «белорусской модели», как и для среднеазиатских режимов, характерен приоритет родственных и клановых связей над теоретически красивыми, но практически малоэффективными выкладками европейской политологии. Поэтому при анализе белорусского контекста более подходит инструментарий старой доброй «кремленологии», что очень хорошо понимают эксперты англосаксонского мира.

С одной стороны, у Цепкало есть имидж обиженного, причём совершенно незаслуженно, учитывая действительно очень большой вклад в создание и развитие ПВТ. С другой — у него нет ничего, кроме красиво артикулированного комплекса как бы внезапно прозревшего. Стандартный ход для отставников, получивших долгожданную мотивацию.

В своём объявлении об участии в президентской кампании, опубликованном в соцсетях и растиражированном информагентствами постсоветской республики спустя несколько часов после официального объявления Центризбиркома, «международный консультант» Цепкало безжалостно бичует созданную при его непосредственном участии систему. Не столь уж принципиально, кто автор опубликованного текста, написанного, очевидно, мастерски.

Цепкало льёт елей на раны униженных и оскорблённых, озабоченных демографическим кризисом и технологическим отставанием, множеством других проблем. Он прямо говорит о деградации, возлагая ответственность на пресловутых лукасеков, к коим себя больше не причисляет. Он прозрачно намекает на коррупцию некомпетентного руководства лимитрофного образования. Он сожалеет о провале планов русофобствующих националистов, до сих пор мечтающих о насильственной «белорусизации».

«В стране утверждались семейные, неофеодальные отношения с возможностью проявления различных форм капризности, бесцеремонности и грубости по отношению к тем, кто стоит ниже в социальной лестнице, — сказано в документе. — В стране сформировалась модель, при которой возвышение одних происходило не путем индивидуального развития и личностного роста, а за счет «опущения» и унижения других, лишения их гордости и человеческого достоинства».

В 2016 году подобные констатации расценивались «органами» Белоруссии как экстремизм и квалифицировались по соответствующей статье 130 УК РБ. В 2018 году Минский городской суд вынес политически мотивированный приговор по резонансному «делу регнумовцев», основываясь на мнениях «экспертов» из министерства информации и Государственного комитета судебных экспертиз РБ.

Поэтому нет никаких иллюзий относительно разрешения пока ещё незарегистрированному кандидату в президенты Цепкало столь смело критиковать белорусские реалии. Причём не просто описывать всем известные явления, что репрессивный аппарат научился квалифицировать сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса, но даже метать дротики в «первое лицо». Например (орфография и пунктуация оригинала документа): «Самая большая угроза для Беларуси — это неэффективная экономика, архаичная система управления, бедность Давто пора отказаться от изжившей себя системы управления, при которой весь народ каждый день смотрит на настроение одного человека. Пришло время ВЕРНУТЬ ВЛАСТЬ НАРОДУ БЕЛАРУСИ!»

Несменяемый белорусский лидер любит цифру «83», и, видимо, это позволяет некоторым наблюдателям рассуждать о рейтинге свежеиспечённого конструктивного оппозиционера на уровне 15%. Услуги «отбеливателей» вроде Александра Милинкевича и его воспитанников, отца и сына Гайдукевичей, а также прочих подписавшихся на семейно-клановые подряды были полезны в своё время и на своих уровнях. Лукашенко объективно заинтересован в придании видимости респектабельности неоправданно затянувшейся тирании, а в таком деле трудно обойтись без системной оппозиции.

Пробуждение «спящих» стало запланированным и вместе с тем вынужденным решением. Персоны, давно готовившиеся для обеспечения очередной «элегантной победы» Лукашенко, прошли плановую сортировку с отправкой «в отвал» отбракованного материала.

Например, без сколько-нибудь видимого сожаления была утилизирована руководительница «Товарищества белорусского языка» Елена Анисим. За ряд специфических заслуг ей даровали мандат члена палаты представителей Национального собрания. Статус «системной» позволял ей пользоваться соответствующими индульгенциями и распространять ложь, клевету и прочие русофобские заявления в духе обычного местечкового национализма.

На раскрутку неугомонной бабушки, заявившей о намерении выдвигаться кандидатом в президенты, были потрачены огромные бюджетные средства, причём не только белорусских налогоплательщиков. ТБМ демонстративно славило террористов, откровенных головорезов и гитлеровских холуёв из числа местных националистов. Министерство информации, Генпрокуратура, КГБ и прочие заинтересованные усиленно не замечали возмущения этими фактами не только со стороны белорусской, но зарубежной общественности. В конце 2019 года «проект Анисим» окончательно закрыли, чтобы двигать более перспективные кандидатуры.

Нынешняя президентская кампания во многом напоминает историю 2010 года. Тогда тоже были как бы выборы, список «альтернативных» был представлен весьма широко. Причём регистрировали кандидатами даже тех, кто не собрал 100 тысяч проверенных на достоверность подписей. В последний день голосования, 19 декабря на залитый каток Октябрьской площади в Минске вышла многочисленная стихийная демонстрация. До площади Независимости под флагами националистов дошла кратно меньшая группа. Через несколько часов относительно немногих, оставшихся около памятника Ленину, быстро и жестоко «упаковали» верные Лукашенко силовики. Потом временно оставшиеся на свободе граждане смотрели кино с откровениями Ярослава Романчука и других вляпавшихся в политику.

Таким же будет результат «президентских выборов» в Белоруссии 2020 года. Потому что реально перемены никому не нужны — ни Москве, ни коллективному Западу, ни Лукашенко, но главное — белорусам. Будь расклад иным, Белоруссия жила бы в иной реальности. Возможн, о даже вовсе без президента — были и такие времена, старожилы помнят.

Ранее на сайте ИА REX: Москва не даёт Лукашенко хорошенько поссориться

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Kosmopolit
Карма: 140
12.05.2020 21:04, #40918
"Мало кто сомневался, что бывший председатель совхоза уйдёт из большой политики иначе, чем генсеки ЦК КПСС и его коллеги из Туркмении, Узбекистана, Азербайджана или Зимбабве." (С), Г. Шкловский
Позволю себе закончить мысль, чего побоялся сделать автор - "и России"
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы введение более жёстких мер по соблюдению Режима самоизоляции?
57.1% Нет
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть