«Умираем, но в плен не сдаёмся». История Ивана Ярофеева

В январе 1966 года моей прабабушке в село Голубята Пермского края пришло письмо из обычной школы №17 города Керчь.
2 мая 2020  13:00 Отправить по email
Печать

В письме сообщалось, что тело ее мужа, Ивана Егоровича Ярофеева, было найдено в поселке Аджимушкай, в Крыму, в подземных каменоломнях. Прошло двадцать лет с тех пор, как закончилась Великая Отечественная война, прадеда моего считали пропавшим без вести.

Спустя неделю после получения письма моя прабабушка вместе с шестерыми детьми уже стояла на перроне города Керчь. Встречали ее ученики школы, те самые, которые в тот день нашли останки трех человек в каменоломнях поселка Аджимушкай.

Поселок Аджмимушкай находится в 5 км от города Керчь. Каменоломни поселка являются искусственными пещерами, которые возникли в результате добычи ракушечника на протяжении несколько десятков лет.

Во время Второй мировой войны 8 мая 1942 года немецко-фашистские войска перешли в наступление на Керченском полуострове и 16 мая овладели Керчью. Полки Крымского фронта, оборонявшие город, вынуждены были эвакуироваться на Таманский полуостров. Некоторые отряды, прикрывавшие отход и переправу главных сил, оказались отрезанными и заняли оборону в Аджимушкайских каменоломнях. Там же укрылась часть местного населения.

С 16 мая до 31 октября 1942 года военные и мирные жители, укрывшиеся в Аджимушкайских каменоломнях, героически сражались с фашистами, занявшими Керчь. Осада длилась 170 дней. Из 1300 человек, спустившихся в каменоломни Аджимушкая, только 48 остались в живых. Немцы забрасывали каменоломни бомбами, вели постоянные обстрелы выходов, травили колодцы с питьевой водой, забрасывая их трупами животных и людей. Самым страшным преступлением стало применением ядовитого газа. Одну из неиспользованных газодымных шашек немецкого производства, обнаруженную поисковиками в 1986 г., в Академии химзащиты в Москве не смогли идентифицировать, поскольку эта маркировка не проходила по каталогам рейха. Исследователи предполагают, что аджимушкайские каменоломни стали для гитлеровцев полигоном испытания и использования химического оружия и отравляющих веществ.

Несмотря на все это, подземный батальон не сдавался. Полковник П.М. Ягунов отправил в эфир радиограмму: «Всем! Всем! Всем! Всем народам Советского Союза. Мы — защитники обороны Керчи, задыхаемся от газа, умираем, но в плен не сдаемся».

Условия в каменоломнях — не для жизни. Температура в самые жаркие дни не поднимается выше +6 — +8 градусов Цельсия, влажность 80%, постоянные сквозняки, у выходов — известняковая пыль. Несмотря на всю невозможность длительной жизни под землей, командиры гарнизонов смогли не только наладить жизнь и быт тысяч людей, но и организовать круговую активную оборону подземной советской территории! Они смогли превратить безжизненные каменоломни в крепость на 170 суток. В укор всем предавшим их, на страх врагу, вычеркнутые из списка живых, без воды и пищи, раздавленные взрывами и отправленные газами, солдаты и командиры Крымского фронта даже в таких условиях выполняли свой долг.

В центральных каменоломнях, то есть там, где находилось командование гарнизона защитников Аджимушкая, был найден дневник. На 59 тетрадных страницах мелким почерком рассказывалось о первых днях обороны до начала июля 1942 года, когда автор скончался от голода и истощения. Из-за важности своего содержания и хорошей сохранности дневник получил широкое распространение в литературе. Автором его был младший лейтенант Александр Иванович Трофименко.

Из дневника А.И. Трофименко: «Вот воды хотя бы по сто граммов, жить бы еще можно, но дети, бедные, плачут, не дают покоя. Да и сами тоже не можем: во рту пересохло, кушать без воды не сготовишь. Кто чем мог, тем и делился. Детей поили с фляг по глотку, давали свои пайки сухарей».

Запись от 24 мая: «Грудь мою что-то так сжало, что дышать совсем нечем. Слышу крик, шум. Человечество всего земного шара! Люди разных национальностей! Видели ли вы такую зверскую расправу, какой владеют германские фашисты? Нет. Они дошли до крайности! Они начали давить людей газами. Катакомбы полны отравляющим дымом. Бедные детишки кричали, звали на помощь своих матерей. Но, увы, они лежали мёртвыми на земле. Я и Коля тоже были без противогазов. Мы вытащили четырех ребят к выходу, но напрасно. Они умерли на наших руках. Чувствую, что я уже задыхаюсь, теряю сознание, падаю на землю. Кто-то поднял и потащил к выходу. Пришел в себя. Мне дали противогаз. Теперь быстро к делу, спасать раненых, что были в госпиталях. Ох, нет. Не в силах описать эту картину. Пусть вам расскажут толстые каменные стены катакомб, они были свидетелями этой ужасной сцены».

После окончания Великой Отечественной войны на территории катакомб был создан музейный комплекс. Поисковые отряды вели работы в подземелье, найденные предметы отправляли в местный музей. Жители поселка тоже участвовали в поисках. Любопытные мальчишки спускались тайком в катакомбы в поисках штыков, касок, котелков или пустых гильз. Так и был найден мой прадед. Тогда, в 1966, году трем школьникам удалось пробраться в одну из заваленных после взрыва штолен. Останки двоих людей лежали на ржавых кроватях. Чуть поодаль в смертном оцепенении застыл над столом человек. Это и был мой прадед. На нём была найдена полевая сумка, в которой лежали тетради со списками и адресами солдат, а также партийный билет, который и помог установить личность. Благодаря спискам, которые составил мой прадед, удалось восстановить 150 имен и адресов тех воинов, которые навсегда остались в подземельях. Более двадцати лет они считались без вести пропавшими.

Тогда мою прабабушку и ее детей поселила у себя одна из учительниц школы. На другой день в зале Керченского историко-археологического музея Анисья Архиповна, моя прабабушка, с трепетом рассматривала партийный билет своего мужа, из рук в руки дети передали личные часы отца, найденные там же, в каменоломнях. Вместе подошли к свежему холмику, покрытому цветами. Всех трех солдат, так мужественно встретивших смерть, похоронили вместе. Каждые последующие годы 9 мая моя прабабушка вместе с детьми ездила в Керчь на могилу к своему мужу.

Однажды на могиле моего прадеда они встретили пожилого мужчину, которым представился им Иваном Демидовым, другом и боевым товарищем прадеда. Иван попал в плен к немцам в одну из ночей, когда командир отправил его ночью на вылазку за водой. Из плена ему чудом удалось сбежать. Он приехал с Урала, с родной земли моего прадеда, с ветками сосны. Склонился над могилой и тихо произнес: «Тебе, Иван, с Родины».

Моей прабабушки уже давно нет в живых. Она наконец-то встретилась со своим Иваном, думаю, им было о чём рассказать друг другу. Моя семья бережно хранит все книги, статьи и документы, рассказывающие историю героев аджимушкайских каменоломен. Моя бабушка Нина до недавних пор вела переписку с учителями той самой школы, ученики которой помогли ей обрести отца.

Сегодня в Аджимушкайском комплексе встречают туристов, показывают, в каких условиях приходилось жить в военное время людям и сражаться за свободу своего Отечества. Спуск в подземелье разрешен только в сопровождении гида. Будете в тех местах, обязательно возьмите с собой небольшую игрушку или конфеты и оставьте их в импровизированной детской комнате, для малышей, которые умерли в подземелье Аджимушкая, не дожив до Великой Победы.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
64.5% Да
Афганистан будущего станет для России
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть