Трюдо и Трамп помогают Алекперову завоевывать Африку

Русские в Гане своего не упустят, и, скорее, станут старшим партнёром в проекте Пекан, чем отдадут его кому-то другому
3 марта 2020  14:30 Отправить по email
Печать

В понедельник, 2 марта, Нана Акуфо-Аддо, президент Ганы, заявил, что его страна ожидает от норвежской компании Aker Energy в ближайшее время окончательное инвестиционное решение относительно планируемой разработки нефтяного месторождения Пекан.

«Мы ожидаем, что в течение одного или двух месяцев может прийти окончательное решение», — заявил президент Акуфо-Аддо на пресс-конференции в Осло. Не уточняя, о чем речь — об окончательном инвестиционном решении норвежцев — или об окончательном решении Ганы отказать им в освоении месторождения на основании невыполнения инвестиционных программ. Последний вариант возможен — законодательство Ганы, как отмечают африканские аналитики, специализирующиеся на регулировании рынка углеводородов, это позволяет — но крайне сложен и долог.

Aker Energy представила первоначальный план разработки 450−550 миллионов баррелей нефтяного эквивалента (Boe) на Pecan властям Ганы в марте 2019 года. Предусматривалось, что первая нефть ожидается через три года после принятия окончательного решения. Общие запасы месторождения Пекан оцениваются в 334 млн баррелей нефти. В этом документе также говорилось, что месторождение (в случае расширения площади) может потенциально содержать до миллиарда баррелей нефти в извлекаемых ресурсах.

Однако через несколько месяцев, в ноябре прошлого года, инвестиционная компания Aker ASA, основной акционер Aker Energy, заявила, что оцениваемый в $4,4 млрд проект столкнулся с задержкой реализации из-за «разногласий в отношении правил» — не уточняя, о ком из акционеров идет речь и о каких правилах велась дискуссия. Примерно в это же время стало известно, что изменила стратегию, сосредоточившись на том, чтобы сделать разработку месторождения экономичной, а не инвестировать в наращивание добычи.

Aker Energy владеет 50-процентной долей в блоке DeepwaterTanoCapeThreePoints, который включает в себя месторождение Пекан. Российский «Лукойл» владеет 38 процентами акций, Ганская национальная нефтяная корпорация — 10 процентами, еще двумя процентами владеет компания Fueltrade. «Лукойл» вошел в проект DWT/CTP на шельфе Ганы в марте 2014 года.

Тогда же, в ноябре 2019-го, разочарование Нана Акуфо-Аддо медленными темпами освоения шельфа и сменой стратегии в этом направлении норвежцев — а они должны были представить свои инвестиционные предложения, как основной владелец прав — достигло такого уровня накала, что правительство попросило парламент страны пересмотреть свои законы о лицензировании в целях стимулирования добычи.

Похоже, что обращение президента в парламент и готовность властей изменить законы так, чтобы облегчить себе задачу передать контроль над месторождением Пекан более амбициозному инвестору встряхнуло норвежцев.

Уже с 1 февраля 2020 года в компании «Акер Энерджи АС» (Aker Energy) назначен директор по бизнесу в Гане. Им стала Кадиджа Амоа, гражданка Ганы. До прихода в «Акер Энерджи» Амоа была старшим иностранным юристом в немецком офисе Clifford Chance LLM, одной из крупнейших юридических фирм в мире.

На прошлой неделе, как раз перед визитом президента Акуфо-Аддо в Осло, Aker Energy подписала соглашение о намерениях (LOI) с малайзийской компанией Yinson Holdings Berhad на предоставление фрахта судна без экипажа и контракт на эксплуатацию и техническое обслуживание плавучего, производственного, складского и разгрузочного судна для месторождения Пекан. Контракт на основе соглашение о намерениях, который будет осуществляться Aker Energy в качестве оператора от имени лицензионных партнеров «Лукойла», Fueltrade и Национальной нефтяной корпорации Ганы (GNPC), рассчитан на десять лет с последующим пятилетним продлением.

«Мы продолжаем подготовку к проекту Pecan в Гане, и подписание LOI для будущих контрактов на судно FPSO, безусловно, является ключевой вехой», — говорит Свейн Якоб Ликнес, генеральный директор Aker Energy.

Месторождение Pecan — одно из самых глубоководных месторождений в мире. Блок «Тано» площадью немногим более 2 тыс. кв. км расположен в западной части акватории Ганы в Гвинейском заливе, вблизи побережья Камеруна, в 80 км от берега. Глубина моря в пределах блока варьируется от 1,6 тыс. до 3 тыс. м. На блоке было открыто 7 месторождений: 5 нефтяных и 2 газовых.

Если соглашение о намерениях реализуется, зафрахтованное судно будет располагаться над подводной производственной системой, расположенной примерно на 2400 метров ниже уровня моря, и подключаться к ней. В совокупности это позволит сформировать четвертую установку по добыче нефтегазовых ресурсов на шельфе Ганы. FPSO станет вторым судном Yinson, которое будет работать в водах Ганы, — первым стал такой же корабль John Agyekum Kufuor, работающий для ENI с 2017 года.

Пока не ясно, сумели ли новые кадровые назначения и соглашения о намерениях зафрахтовать технологическое судно убедить правительство президента Нана Акуфо-Аддо в том, что с норвежцами имеет смысл продолжать проект месторождения Пекан.

Еще менее понятно, насколько это скажется на возможностях «Лукойла» перехватить проект на себя, если ганцы откажут Aker Energy — а нас, по понятным причинам, интересует в первую очередь это.

Сейчас компания Вагита Алекперова ведет себя по отношению к норвежцам максимально корректно, как младший партнер в проекте, в котором лидеры по доле акций — норвежцы. Но будут ли русские молча смотреть, как Пекан уплывает к тем же итальянцам из ENI, если норвежцы не смогут убедить власти Ганы в своей инвестиционной заинтересованности — аналитики из стран региона рассматривают этот вариант как почти невероятный, ожидая, что русские постараются переключить контракт на себя.

Месяц назад, 28 января, Вагит Алекперов, владелец и руководитель «Лукойла», встречался с президентом Путиным — как раз по теме африканских проектов корпорации.

«Такого никогда не было», — так Алекперов описал окно возможностей, открывающееся для корпорации на африканском направлении, пояснив, что «Лукойл» уже вошел в три страны Западной Африки и еще четыре предлагают начать совместную работу. «Это уже не просто декларация, это реальные проекты: и в Республике Конго, и в Гане. Сейчас смотрим еще ряд стран, и в Камеруне сегодня. Нас знают, с нами хотят работать, с нами хотят общаться», — отметил тогда Алекперов.

За пять дней до этого, в Давосе, глава «Лукойла» заявил о приоритете Африки — вместе с добычей в Мексиканском заливе — в глобальной стратегии корпорации.

Эта стратегия опирается, прежде всего, на шаги, предпринятые администрацией Трампа по стимулированию национальной углеводородной отрасли — хотя, разумеется, никак напрямую в этих шагах не задействована.

Крупнейшие мировые компании оптимизируют сегодня свой пакет активов: приоритетными для них становятся инвестиции в сланцевые проекты в США и Канаде, потому что они более предсказуемы и экономически эффективны, — правительствами США и Канады созданы условия для привлечения инвесторов в эти проекты. А «Лукойл», в свою очередь, рассматривает для себя те проекты в Западной Африке и Мексиканском заливе, которые высвобождаются от компаний, предпочитающих инвестировать в сланцевую нефть в расчете на стимулирующие меры Вашингтона и Оттавы.

Так, американская Exxon Mobil планирует продать активы в Экваториальной Гвинее. Одновременно Marathon Oil и Occidental Petroleum — объявили о выходе из ливийских проектов, а Chevron — о продаже активов в Нигерии.

Не только стимулирующие меры администраций Дональда Трампа и Джастина Трюдо за руку ведут русские нефтегазовые корпорации в Африку. Есть еще два важнейших фактора.

Первый — прохождение мировой экономикой кризиса, связанного с коронавирусной инфекции COVID-19 (пневмония нового типа), вызванная коронавирусом SARS-CoV-2. Ключевой момент здесь — уход инвесторов в стабильные, надежные активы, к которым перспективные африканские углеводородные поля никак не относятся. Эксперты соглашаются между собой, что желание той же Aker Energy пересмотреть стратегию для месторождения Пекан связано как раз с этим фактором.

Второй фактор в большей степени внутрироссийский. Соглашение ОПЕК+, начинавшееся как локальная реакция на волатильность нефтяных рынков, постепенно становится постоянно работающим механизмом. И в основе этого механизма — национальные квоты на добычу, уже внутри которых каждой нефтяной корпорации придется отвоевывать себе собственную часть. Еще раз заметим — квоты национальные, а корпорации — глобальные по местам добычи. Выводы сделать несложно.

Так что мы, пожалуй, имеем все основания согласиться с африканскими аналитиками рынка углеводородов региона — русские в Гане своего не упустят и, скорее, станут старшим партнером в проекте Пекан, чем отдадут его кому-то другому.

Ранее на сайте ИА REXАлекперов готовится к продаже Лукойла?

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
60.4% Нет
Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) для России?
Подписывайтесь на ИА REX
Видео партнёров

Меняя качество жизни

Войти в учетную запись
Войти через соцсеть