Кому партнер Додон? В чьей корзине оказались молдавские яйца Москвы

Додон - добрый полицейский, Плахотнюк - злой. Кто хуже для Москвы?
24 января 2018  23:44 Отправить по email
Печать

Первый вице-президент Приднестровской Молдавской Республики Александр Караман — о прошлом, настоящем и будущем Приднестровья

Президент Молдавии Игорь Додон считается «надёжным партнером» Москвы и выступает то ли за федерализацию, то ли за некий «особый статус» для Приднестровья в Молдавии. Додон — угроза для Приднестровья?

Я бы не сказал, что Игорь Додон — угроза для Приднестровья.

Угроза для Приднестровья — это та враждебная политика в отношении Приднестровья, которую Молдова проводит при поддержке своих союзников и в которую Игорь Додон вольно или невольно вовлечён.

Мы за 27 лет уже столько видели многого и разного, слышали многих и разных. Иных уж нет, а те далече…

За эти годы слово «федерализация» для Приднестровья стало уже каким-то неприличным.

Ещё в декабре 1990 года законодательные органы Приднестровья и Гагаузии направили специальную декларацию в адрес Кишинёва, в которой «в целях сохранения территориальной целостности Молдавии, установления гражданского мира и согласия» предлагалось создать на территории Молдавской ССР государственность в форме федерации из трёх субъектов — Приднестровья, Гагаузии и собственно Молдовы.

Я участвовал в подготовке того проекта, его вариант и сейчас где-то лежит у меня в одной из папок. Мы направили его в Кишинёв. Ответ мы получили вполне конкретный и материальный — в виде походов вооружённых волонтёров и отрядов МВД Молдовы на «усмирение» Гагаузии и Приднестровья, а затем и широкомасштабной агрессии со стороны Молдовы в 1992 году.

Но даже в разгар войны, 2 июня 1992 г., то есть ещё до Бендерской трагедии, Верховный Совет ПМР принял постановление «О мерах по прекращению войны и установлению мира», в котором в частности отмечалось:

«…Проявляя добрую волю, Верховный Совет ПМР постоянно заявлял о своей приверженности идее сохранения целостности Молдавии, исходя из необходимости сохранения единого государства на федеративной основе… Однако все предложения о федеративном устройстве Молдавии официальный Кишинев необоснованно отвергает… Верховный Совет ПМР постановляет:

1. Подтвердить незыблемость статуса Приднестровской Молдавской Республики как суверенного независимого государства, провозглашённого Декларацией о независимости ПМР 25 августа 1991 г. и закреплённого референдумом 1 декабря 1991 г.

2. …предложить парламенту Республики Молдова:

а) отвести вооружённые формирования с территории Приднестровской Молдавской Республики…;

б) заключить федеративный договор между Приднестровской Молдавской Республикой и Республикой Молдова с целью сохранения единого экономического и социально-культурного пространства.

3. Обратиться к парламентам, президентам и правительствам России и Украины с просьбой выступить в качестве гарантов мирного разрешения конфликта, а в случае продолжения агрессии со стороны Республики Молдова — оказать помощь в её отражении…».

Поэтому в Приднестровье и восприняли постановление парламента Республики Молдова от 18 июня 1992 года о мирном разрешении конфликта как встречный шаг на наше постановление Верховного Совета от 2 июня 1992 года.

А получили Бендерскую трагедию и новые сотни жертв.

Но даже после войны 1992 года, которая для Приднестровья была, по сути, Отечественной, мы понимали, что нам придётся обустраивать отношения с Молдовой в каком-то совместном общежитии.

6 января 1993 года Верховный Совет ПМР принимает Постановление №276 «Об образовании Молдавской Конфедерации», в котором, в частности, говорилось:

«Подтверждая, что Приднестровская Молдавская Республика и Республика Молдова являются суверенными независимыми государствами;

— осознавая необходимость разрешения социально-политического конфликта между Приднестровской Молдавской Республикой и Республикой Молдова исключительно мирными средствами;

— руководствуясь общепринятыми принципами и нормами международного права;

— учитывая глубокие политические, государственные и социально-экономические изменения в Европе и мире;

— признавая необходимость глубоких политических и социально-экономических изменений, происшедших на территории бывшей Молдавской ССР;

— стремясь содействовать строительству новой Европы, объединенной общими ценностями демократии, верховенства закона и прав человека,

— учитывая исторические, социально-экономические и культурные связи народов Приднестровской Молдавской Республики и Республики Молдова;

Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики постановляет:

Считать возможным образование конфедеративного Союза двух равноправных, независимых государств — Приднестровской Молдавской Республики и Республики Молдова, придав ему название «Молдавская Конфедерация…».

В убеждении о том, что унитарное устройство Республики Молдова не может в дальнейшем устраивать Приднестровье, мы были не одиноки.

В 1993 году руководитель Миссии ОБСЕ в Молдавии канадец Тимоти Уильямс представил «Доклад №13», в котором подчёркивалось, что «интересы приднестровцев не могут быть должным образом учтены в рамках унитарного государства».

Это было первое авторитетное международное мнение о необходимости федерализации Молдовы.

В заявлении президентов Молдовы и Приднестровья М. Снегура и И. Смирнова от 28 апреля 1994 года Республика Молдова и Приднестровская Молдавская Республика, названная Приднестровьем, впервые были названы сторонами.

В тексте самого заявления присутствуют формулировки, характерные для федеративного государства:

«Стороны согласились:

— о необходимости определения государственно-правового статуса Приднестровья;

— о необходимости поэтапной программы становления и реализации государственно-правовых отношений;

— о делегировании и разграничении полномочий сторон».

Выше я уже подробно останавливался на анализе содержания и значения Московского Меморандума от 8 мая 1997 года, который предусматривал строительство «общего государства» с разграничением полномочий и компетенций сторон.

Также подробно мы говорили о шараханьях Владимира Воронина, о судьбе «Меморандума Козака» и других документов переговорного процесса.

Но после того, как парламент Республики Молдова принял Закон Республики Молдова от 22 июля 2005 года № 173-XVI «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)», 24 мая 2006 года Верховный Совет ПМР отменил Постановление № 276, принятое Верховным Советом первого созыва 6 января 1993 года, о создании конфедеративного государства с Республикой Молдова, а также Постановления Верховного Совета № 1029 от 9 апреля 2003 года «О некоторых принципах и механизмах разработки и утверждения проекта Конституции Федеративного Государства, образуемого Приднестровской Молдавской Республикой и Республикой Молдова на договорной основе» и № 1063 от 23 апреля 2003 года «Об утверждении полномочных представителей Приднестровской Молдавской Республики в составе совместной Комиссии по разработке проекта Конституции Федеративного Государства, образуемого Приднестровской Молдавской Республикой и Республикой Молдова на договорной основе».

А после референдума о независимости от 17 сентября 2006 года разговоров о федерации практически больше не было.

И вот реанимация «федерализации», но уже из уст Игоря Додона.

Порой трудно уследить за мыслями, логикой и действиями нового президента Молдовы Додона.

20 сентября 2016 года, то есть до президентских выборов, Додон заявил:

«Сценарий создания Молдавской Федерации позволит сохранить наши территории периода МССР, являясь при этом единственным реально достижимым подходом. Наши основные внешнеполитические партнеры (Брюссель, Берлин, Москва, Вашингтон) неоднократно давали понять, что идея федерализации Республики Молдова будет ими поддержана.

…Федерализация обеспечит Молдове возможность полностью контролировать свои границы. Наш народ будет воссоединён, станет единым целым, исчезнут административные барьеры, а также дублируемые друг друга руководства. При этом, территория Молдовы на левобережье Днестра, а именно, в Приднестровье, как субъект федерации, сохранит за собой важную часть автономии, а также собственную специфику, включая часть своей символики и политического представительства».

Но уже 1 декабря 2016 года (а второй тур выборов только прошёл 13 ноября 2016 года, даже ещё инаугурации не было) он заявил, что «Меморандум Козака», предусматривавший федерализацию Молдавии, «сегодня не актуален».

24 апреля 2017 года в эфире телеканала RTR-Moldova президент Молдавии Додон сделал неизвестно на чём основанное заявление, что реинтеграция Приднестровья может произойти в 2019—2020 годах.

Он добавил, что решению приднестровского конфликта поможет смешанная избирательная система. «Если будет внедрена система, которую мы предлагаем, Приднестровье получит пять-шесть депутатских мандатов. У них будет своя фракция в парламенте. Только так мы сможем объединить страну».

Как можно серьёзно относиться к таким заявлениям?!

Неужели Игорь Додон представляет, что граждане Приднестровской Молдавской Республики поверят ничем не подкреплённым его словам и откажутся от своего волеизъявления, выраженного на референдуме в 2006 году?

Наукой для нас является пример братьев-гагаузов, которых уже «кинули» с обещанной Додоном квотой в 5 депутатских мандатов.

Если 1 декабря 2016 года Игорь Додон говорил, что меморандум, предусматривающий федерализацию, «сегодня не актуален», то 2 июня 2017 г. в интервью «Комсомольской правде» Додон уже говорил:

«Я сторонник федеративного устройства государственности. Давайте не будем смотреть на название. Дать им места в парламенте общем. …Я общаюсь с людьми с левого берега, не с политиками. Когда с политиками общаешься, они только за независимость. Независимость и больше ничего. А какая независимость? Где? Украина с той стороны, которая никогда не признает независимость. Мы, Молдова, не признаем независимость Приднестровья. Статус субъекта Российской Федерации, что они хотят, ну, не получится. Калининград не получится. Варианты какие? Два: идти на Украину или в Молдову. Так, как есть по Конституции».

Это по Конституции Молдовы, в которой установлено, что Республика Молдова — суверенное и независимое, единое и неделимое государство.

А ещё есть Закон Республики Молдова от 22 июля 2005 года № 173-XVI «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)».

А по нашей Конституции, Приднестровская Молдавская Республика — суверенное, независимое, демократическое, правовое государство.

И это тоже объективная реальность.

Сегодня ни в одной, ни в другой конституции нет никаких правовых предпосылок для разговора о какой-либо федерации.

Вот когда Партия социалистов победит на парламентских выборах, как в этом убеждает всех Додон, получит конституционное большинство либо сформирует коалицию, в соответствие с п.1 статьи 142 Конституции Республики Молдова инициирует референдум, которым будет пересмотрено положение о Молдове, как об унитарном государстве, тогда, может быть, и Приднестровье вернётся к вопросу о возможности создания Молдавской Конфедерации.

А сегодня все заявления И. Додона — это заявления человека, который по праву занимает высокую должность президента Республики Молдова, но не обладает никакими властными полномочиями для реализации многих своих обещаний.

Более того, его поддержка размещения молдавских постов на территории Украины с установлением полной блокады Приднестровья, его недружественная риторика в отношении Приднестровья, как о «чёрной дыре», коррумпированной территории, фактические призывы к России не оказывать помощь Приднестровью создаёт значительные трудности для Приднестровья в решении его социально-экономических программ.

Додону ли говорить о коррупции, когда всему миру известно про украденный миллиард долларов из бюджета Молдовы?

Забавно, но 26 декабря 2017 года премьер-министр Молдовы Павел Филип заявил, что миллиард долларов из валютного резерва Молдовы был украден в интересах «абсолютно честных людей», имена которых не должны быть преданы гласности.

Филип сообщил, что ему известен список выгодополучателей кражи миллиарда, переданный молдавским правоохранительным органам, но премьер-министр считает, что этот список не может быть предан гласности в связи с тем, что «90% упомянутых в нем людей — абсолютно честные люди».

Так пусть эти «абсолютно честные люди» вернут украденный миллиард, и снимите эту обузу с налогоплательщиков Молдовы!

А заявление Додона о том, что «я общаюсь с людьми с левого берега, не с политиками», является не чем иным, как попыткой расколоть единство народа Приднестровья и государственной власти. А сегодня, к счастью, как и в самом начале своего становления, в Приднестровье установилось реальное единство всех органов государственной власти — президента, Верховного Совета, правительства, судебной власти, которые на выборах 2015 и 2016 годов получили поддержку подавляющего большинства народа Приднестровья.

13 апреля 2017 года в Кишинёве в Институте эффективной политики прошли закрытые слушания по проблеме Приднестровье. Был заслушан доклад «Решение проблемы Приднестровья. Поощрение и принуждение к реинтеграции». На слушаниях выступили известные в Молдове эксперты и аналитики. По результатам слушаний принято решение доработать доклад (с учетом замечаний и предложений) и представить во второй половине мая 2017 года высшему руководству Молдовы.

Презентация доклада состоялась 2 июня 2017 г. в ходе заседания круглого стола молдавского гражданского общества под названием «Реинтеграция Приднестровья: поощрение и принуждение». В докладе говорится о том, как Молдова должна пошагово возвращать, зачищать и принуждать Приднестровье, ликвидировать «приднестровскую идентичность».

План разработан непримиримыми сторонниками наведения в Приднестровье «конституционного порядка», продвигающими радикальные концепции «усмирения» Приднестровья, известными русофобами Виталием Андриевским, Русланом Шевченко, Оазу Нантоем и другими.

Презентацию плана его авторы начали с приветствия на трёх языках, очевидно, намекая на три официальных языка в Приднестровье. При этом сразу дали понять — Приднестровью в любом случае придётся выбирать из двух путей: стать частью Молдовы по-хорошему или по-плохому.

Андриевский, который возглавляет Институт эффективной экономики, привёл параллели с игрой в доброго и злого следователя, при этом он представлял «мягкий путь», через поощрение, а патологический враг Приднестровья Оазу Нантой представлял жёсткий вариант.

Андриевский особого выбора приднестровцам не оставил: «Поощрение или принуждение, а в докладе будет и мягкий, и жёсткий вариант — это будет не наш выбор, не Молдовы. Это будет выбор приднестровцев — и руководства, и народа. Они должны выбрать, какая модель взаимоотношений будет».

По-хорошему — это значит сделать Приднестровье территориальной единицей Молдовы с особым статусом, через пару лет провести референдум и попытаться мирным путём вывести российские войска из Приднестровья, а приднестровцев заманить существующими якобы преимуществами жизни на правом берегу. Авторы предупредили, что гражданам России и Украины в Приднестровье будет несладко, и у них выход один — брать вид на жительство в Молдове. Кто не будет согласен подчиниться молдавским законам, тому придётся уехать.

Оазу Нантой был более краток: «Перед каждым из вас, живущих на левом берегу, есть 3 варианта: изучить Конституцию Молдовы и стать лояльным гражданином, второе — уехать, ну, не хотите жить в суверенной Молдове, ваше право уехать. Третий вариант — изучайте Уголовный кодекс Молдовы». Приблизительно то же самое в горячке он говорил в 1992 году, потом поостыл. И вот вновь рецидив…

Жёсткий вариант предусматривает разные направления:

— признать Приднестровье захваченной территорией, что уже сделано решением Конституционного суда Молдовы.

— установить изоляцию и полный запрет на въезд для иностранцев, что уже осуществляется. Не хватит пальцев на руках, чтобы перечислить, сколько уже не допущено на территорию Приднестровья российских дипломатов, официальных лиц, журналистов, артистов, политологов и т.д.

— отрезать Приднестровью поставки топлива, отключить интернет, приднестровский импорт и экспорт осуществлять только через Кишинёв. Всех, кому меры принуждения не понравятся, ждёт уголовная ответственность. Одним словом, Кишинёв готов на всё, чтобы освободить жителей Приднестровья от «незаконной оккупации». Нисколько не сомневаюсь, что в этом Молдова получит поддержку США и Евросоюза.

По мнению авторов доклада, сейчас самое благоприятное время, чтобы реализовать план реинтеграции. Есть политическая воля внутри страны, и есть поддержка Украины на политическом уровне.

О том, что, Украина поддержит Молдову в решении приднестровского вопроса, говорилось потом, 13 сентября 2017 г., на встрече нового специального представителя Украины в переговорах по приднестровскому урегулированию Виктора Крыжановского и молдавского вице-премьера по вопросам реинтеграции страны Георгия Бэлана.

Многое из того, о чем написано в докладе, сегодня уже реализуется правительством Молдовы и даже во многом поддерживается «пророссийским» президентом И. Додоном. В частности, речь идет о сотрудничестве с Украиной в деле по удушению Приднестровья — введением совместного молдавско-украинского контроля приднестровской границы, что уже и сделано.

Авторы доклада называют Приднестровье «криминальным анклавом» и категорически отвергают какой-либо статус Приднестровья в РМ, такую же риторику наблюдаем в выступлениях И. Додона.

Невооружённым взглядом видно, что запланированная в разделе принуждения роль злого следователя отведена Председателю Демократической партии Молдовы Владимиру Плахотнюку, который управляет всеми органами власти Молдовы в режиме ручного управления.

Описание: Владимир Плахотнюк и Игорь Додон

Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Мировое цифровое рабство
82.7% Реальность
ОДКБ заявила себя на мировой политической арене?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть