Законность не гарантирует справедливости

15 сентября 2014  00:08 Отправить по email
Печать

Судебное решение, вступившее в силу, государство признает истиной. Однако истинное, с точки зрения, судебное решение общество может расценить как несправедливое. Во всяком случае, государство должно было бы реагировать на заключения общественных контролеров. Спрашивается, отреагирует ли государство на результаты расследования, которое я автор этих строк проводил по делу Игнатьева, действуя в качестве общественника, правозащитника и специального корреспондента REX?

Это расследование я продолжу, действуя в качестве председателя только что прошедшей государственную регистрацию татарстанской региональной общественной организации – правозащитного центра «Андурский и партнеры». Благо уставная цель этой организации сводится к оказанию содействия всем тем, кто ищет справедливости.

Предварительные результаты упомянутого расследования свидетельствуют о том, что коррупция, в той или иной мере поразившая все органы государства, не миновала и суд. Дело инвалида Николая Игнатьева он разрешил в пользу Ирека Каюмова, не имеющего к Игнатьеву ни малейшего отношения. И, если принять во внимание то, что законных оснований для обеспечения г-на Каюмова муниципальным жильем не было, напрашивается вывод о том, что коррупционная составляющая имеется и в деле Игнатьева.

Вернуться к этому делу автор этих строк был вынужден из-за несправедливого определения  судебной коллегии Верховного суда Республики Татарстан. Рассмотрев жалобу Игнатьева на определение судьи Владимира Морозова об отказе в пересмотре принятого им решения, Указанное определение Коллегия оставила в силе, тем самым признав его законность. Интересно, что на решение Коллегии не повлияло то, что обоснованность жалобы Игнатьева признала прокуратура.

Мотивация апелляционного определения по жалобе Игнатьева станет известна, когда дело вернется в Кировский районный суд. Но, как я думаю, Коллегия не могла не принять во внимание интересы судьи Верховного суда Татарстана Эдуарда Каминского, который и сотворил тот замес, в который угодил беспомощный инвалид. Отсюда идея передачи дела Игнатьева в Верховный суд иного региона. Например, Чувашии.

Очень коротко воспроизведу фабулу дела Игнатьева, развитие которого запрограммировал судья Каминский – в то время судья Кировского районного суда Казани. Это он преступным, как я считаю, образом удовлетворил вздорное требование г-на Каюмова – вселить его вместе с новорожденной дочерью в муниципальную квартиру, занимаемую Игнатьевым – человеком для него абсолютно посторонним. И, несмотря на то, что г-н Каюмов так и не привел ни единого доказательства обоснованности своих требований, спор между инвалидом и его лжесыном судья Каминский разрешил в пользу лжесына. Допускаю, что не без своего интереса.

Столь же несправедливым оказалось решение его коллеги – судьи Морозова, благодаря решению которого г-н Каюмов со всем своим семейством поселился в благоустроенной трехкомнатной квартире. Несправедливость решения судьи Морозова, казалось бы, можно было объяснить тем, что он некритически отнесся к заявленным сторонами обстоятельствам. Так, истец, в роли которого выступила прокуратура, представил суду выписку из недостоверной домой книги. Из этой выписки следовало, что г-н Каюмов доводится сыном Игнатьеву. Однако прокуратуре достоверно было известно, что на самом деле ни родственниками, ни членами одной семьи названные лица не являются.

Так же, то есть некритически судья Морозов отнесся к бездоказательному заявлению представителя исполкома Лилии Шариповой, заявившей, что «семье» Игнатьева-Каюмова исполком Казани выделил трехкомнатную квартиру. Однако ни соответствующего постановления исполкома, ни техпаспорт на якобы выделенную квартиру г-жа Шарипова суду не предоставила.

А при осмотре квартиры, выделенной судьей Морозовым в нарушение прав собственника – муниципального образования, выяснилось, что она по многим параметрам не соответствует СНиП 35-01-2001. И, в частности, находится на втором, не доступном безногому Игнатьеву, этаже.

Тем не менее, в удовлетворении заявления Игнатьева о пересмотре этого решения по вновь открывшимся обстоятельствам судья Морозов отказал, так и не дав никакой оценки вновь открывшемуся обстоятельству, которое исключает возможность исполнения порочного судебного решение в части, касающейся Игнатьева.

Достижима ли справедливость, - поинтересовался автор этих строк мнением членов «Народного суда» в связи с делом Игнатьева. Положительно на этот вопрос ответило только 3% опрошенных; 14% допустило такую возможность; а 75% участников опроса выразило уверенность в том, что достижение справедливости невозможно, и еще 8% сообщили, что им все равно.

Утратив надежду на суд, Игнатьев попросил меня уведомить о его проблемах главу российского государства Владимира Путина. Может ли Игнатьев рассчитывать на то, что его обращение к главе государства поможет достижению справедливости? – спросил я членов «Народного суда». 74% опрошенных выразило уверенность в том, что никакой реакции на обращение к Путину не будет; 13%, что вмешательство главы государства поможет Игнатьеву восстановить попранную справедливость и еще 13% предпочло высказать особое мнение (в комментариях).

Есть свое мнение и у автора этих строк, не раз уже высказывавшего мысль о том, что государство призвано обслуживать общество. Однако нашему государству удалось подмять под себя общество. А суд, как известно, действует в интересах государства, которое и нанимает судей, для того, чтобы они защищали интересы своего нанимателя. Судьи же вполне отдают себе отчет в том, что государство им платит (и прилично таки платит) вовсе не за то, чтобы они следовали закону. Государство платит судьям за то, что они стоят на страже его интересов. Несмотря на то, что интересы государства нередко вступают в антагонистическое противоречие с интересами общества.

Есть ли выход из этой, глубоко порочной, ситуации? Да, конечно, есть. Шансы на санацию государства в целом и отдельных его институтов дает вступивший в силу 2 августа 2014 года закон N 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в РФ». Он образовал правовое русло, достаточно глубокое, чтобы по нему мог пройти величественный корабль общественного контроля.

В порядке эксперимента общественный контроль автор этих строк провел по делу Игнатьева. И теперь полученными результатами собирается поделиться с главой государства. Надеюсь, что Аппарат главы государства попросит генеральную прокуратуру проследить за проверкой, которую по делу Игнатьева проводит Следственный комитет России.

Многие считают, что во всем повинна власть. Однако святой апостол Павел, выражая свое отношение к властям, сказал: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены». И если уж судьбу Игнатьева и прочих бедолаг, попавших под судебные жернова, решают такие персонажи как Каминский и Морозов, то это означает, что лучшей участи мы пока не заслужили.

Закон, как известно, запрещает кому бы то ни было вмешиваться в таинство судопроизводства, не запрещая анализировать судебные решения. Но разве законность судебных решений гарантирует их справедливость? Высший принцип справедливости гласит: каждому свое. И пусть оценку судебных решений на предмет их законности проводят вышестоящие судебные инстанции. А мы – общественные контролеры сконцентрируемся на оценке судебных решений с точки зрения их справедливости. Однако работа общественных контролеров будет иметь смысл только в том случае, если органы государственной власти и местного самоуправления станут реагировать на выявляемые общественными контролерами нарушения закона.

Отсюда смысл возможного обращения к Владимиру Путину. Хорошо, что он подписал закон об общественном контроле. Но этого недостаточно, чтобы этот закон мог достигать поставленных в нем целей, включая доверие к государству и антикоррупцию. Потребуется регламент, в соответствии с которым могло бы происходить взаимодействие общественных контролеров с органами государственной власти и местного самоуправления. Общественная организация, которую возглавил автор этих строк, могла бы подготовить такой регламент, если на то будет соответствующий заказ (государственный или муниципальный).

Как говорят китайцы, дорога даже в тысячу ли начинается с первого шага. Таким шагом может стать сотрудничество государства с общественной организацией в рамках совместной разработки дела Игнатьева.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
71.7% Да
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть