Кто победит – Турция или Курдистан: риторика Эрдогана или политическая практика Барзани

Турцию загоняют в «курдские клещи»
15 ноября 2013  19:48 Отправить по email
Печать

Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган  проведет в  Диярбакыре  переговоры с главой иракского Курдистана Масудом Барзани. Это не первая встреча двух политиков.  Накануне на заседании  правящей партии «Справедливость и развитие»  в парламенте Турции Эрдоган, касаясь встречи в  Диярбакыре, заявил: «Мы хотим, чтобы послания по отношению к единству нашей страны, которые там прозвучат, получили новую силу». А в интерпретации газеты  Todays Zaman,  на совместной пресс-конференции в Анкаре с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, глава турецкого правительства специально подчеркнул, что  «переговоры в Диарбакыре станут для нас периодом исторического значения». С чем связана столь возвышенная риторика Анкары?

Прежде всего, бросается в глаза следующее обстоятельство. Если  судить по  заявленной переговорной повестке в Диарбакыре - процесс  урегулирования курдской проблемы в Турции,   деятельность  курдской Партии демократического союза Сирии (ПДС), энергетическое сотрудничество, достижение  договоренности  об открытии новых  КПП на турецко-иракской границе -  может показаться,  что переговоры будут идти  между двумя равноправными субъектами международного права. Масуд Барзани, конечно, политическая фигура на Ближнем Востоке известная и влиятельная. Но он  является лидером  всего лишь одного из регионов Ирака, а не главой признанного независимого государства. Неслучайно премьер-министр Ирака Нури аль-Малики обвинял  Турцию «во   вмешательстве во внутренние дела страны», а когда Анкара в обход Багдада стала развивать с Эрбилем энергетическое сотрудничество,  свое беспокойство высказал и Вашингтон. Государственный секретарь США Джон Керри призвал  Барзани  не заключать самостоятельные энергетические сделки с Турцией, предполагая, что «отдельные усилия подорвут единство страны».

В свою очередь Турция чуть не на официальном уровне объясняла свои действия  стремлением нейтрализовать Эрбиль с целью решить проблему со «своими» курдами и  вывести из «игры» Рабочую партию  Курдистана», а также   обеспечить  контроль  над действиями   сирийских курдов.  Как сообщала в этой связи газета  Todays Zaman,  «Турция хотела бы использовать влияние Барзани на сирийских курдов, дабы оттеснить ПДС, являющуюся филиалом РРК в Сирии, и обрести влияние на сирийских курдов в постасадовской Сирии». При этом, как считает  уже другая турецкая газета  Yeni Safak,  ставка делалась на то, что «Барзани  возьмет под свой контроль  сразу два блока  -  Курдский национальный совет  и ПДС - и приведет их  к согласию с национальным  советом сирийской оппозиции  в период после Асада». Для такой версии существовали основания: ранее были достигнуты договоренности по основным вопросам между Курдским национальным советом и  ПДС, в результате чего было объявлено о создании  «Высшего курдского совета», наделенного полномочиями  представлять сирийских курдов, как на национальном, так и международном уровне. Таким образом, Анкаре стало казаться, что  ей удалось «растворить» в  общем курдском движении ПДС, вывести на первые позиции Барзани, с которым она  вступила  в союз. Что же в итоге?

Сирийские курды дали согласие войти в руководство Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил (НКОРС ) и в этом составе принять участие в мирной конференции по Сирии «Женева-2». Турецкая дипломатия расценила эту акцию как «победу». В то же время многие западные эксперты предупреждали лидеров сирийской оппозиции о том, чтобы они не шли по пути формирования на территории Турции  так называемого временного правительства для управления находящимися под контролем боевиков частями Сирии, поскольку «это может повредить мирному процессу в стране и срыву мирной конференции «Женева-2». Но когда с молчаливого согласия Турции временное правительство  этой части Сирии стало фактом, сирийские курдские организации объявили о создании своей  администрации на севере и северо-востоке страны. Согласно западным СМИ, образованный  сирийскими курдами Комитет автономного правительства с административным центром Камышлы  состоит из 75 человек. В течение 40 дней он выберет Комитет по разработке Конституции,  проведет выборы в парламент автономии. Более того, вооруженные отряды курдов перестали вести боевые действия против правительственных сил, стали оказывать активное сопротивление Сирийской свободной армии.

В ответ Национальная коалиция Сирии обвинила ПДС  « в сепаратизме, поддержке режима Башара Асада в ущерб революции». В свою очередь министр иностранных дел Турции Давутоглу в интервью телеканалу NTV выступил с призывом:  «Мы просим сирийских курдов не проводить фактических действий по формированию правительства автономии, которые могут разделить Сирию». При этом он также обвинил ПДС   в том, что она «не держит своих обещаний».

Так что к моменту встречи в Диарбакыре  Эрдогана и Барзини  сформирована  новая  многоплановая повестка. Прежде всего,  встает  вопрос  о представительстве сирийских курдов на «Женеве-2». Тем более, что так называемое временное правительство Сирии, созданное сирийской оппозицией, не имеет юридической легитимности. В то время как сирийские курды к моменту начала работы «Женева-2» могут успеть провести на подконтрольной территории необходимые демократические процедуры.  Эти действия, как считает газета  Zaman, создают «для Турции новую ситуацию, которая тесно связана с процессом демократизации и политическим решением курдского вопроса в стране».

Анкару разводят на два фронта - иракский и сирийский.  На севере Сирии  создается  управленческая  структура  типа уже  существующей в Иракском Курдистане.  Это означает, что Барзани  выводится из-под  давления Турции, локализуя его влияние только на Эрбиль, поскольку ПДС сама превращается  в сильного игрока, с которым Турции -  да и не только ей -  необходимо будет  считаться на политическом уровне.   В то же время это - не трещина  во взаимоотношениях между различными курдскими партиями и движениями. Это -  тактика общего курдского движения, которая ориентируется на упреждение событий, а не идет в хвосте бурных процессов на Ближнем Востоке. В дальнейшем нельзя исключать,  что региональное правительство Курдистана в Северном Ираке и такое же правительств на севере Сирии вступят в новый стратегический альянс, чтобы заставить Анкару также двигаться по пути автономизации. Конечно, такая ситуация является предметом серьезного беспокойства для правительства Эрдогана.  Проводя демократические преобразования в стране, он  предоставление « своим» курдам автономии относит к отдаленной перспективе. Теперь же  сценарий  действий  сирийских курдов   может изменить  и тактику действий  как курдских политических сил в Турции. По словам  Zaman,   вряд ли теперь Эрдогану  удастся упредить такой сценарий  « при помощи  сильной риторики».  Если Анкара, растратив дипломатический ресурс,   выберет сценарий  трансграничных военных действий на территории Сирии и на территории Иракского Курдистана- а вероятность такого поворота событий  нельзя исключать – на Ближнем Востоке  все пойдет вразнос. Неслучайно  недавно парламент Турции продлил годовой мандат на проведение военных операций и отправку солдат на север Ирака - «в случае необходимости».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
71.7% Да
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть