В тени Малалы

ИА REX публикует статью об известной пакистанской девочке Малале Юсуфзай, правозащитнице, получившей премию имени Анны Политковской и премию имени Сахарова в 2013 году
24 октября 2013  14:18 Отправить по email
Печать

Да, именно так — не больше и не меньше. Малала Юсуфзай приобрела известность тем, что смогла выжить после ранения мозга (благодаря врачам конечно же). Нет, она была известна и ранее в определенных кругах, однако это совсем не то, что мировая известность. Она к этому не стремилась, но выбора у нее уже не было.

Хочется сказать сразу — статья не направлена против самой девочки, наоборот, замечательно, что ей удалось остаться в живых. Однако, у всей этой истории в «сладкой сахарной упаковке» есть много, «но» которые никак с ней не сочетаются, оставляя горький осадок и ощущение того, что в тени Малалы прячется очень опытный и расчетливый человек, который играет ей, как марионеткой.

Итак, Пакистан, Сват 2008. Те, кому приходилось бывать в Свате знают, что это территория 14-15 веков по уровню своего развития, которое крайне редко оживляется (и то только в крупных городах) присутствием газа, света, телевизора и телефона. Все это бывает периодически и гораздо чаще находится в нерабочем состоянии.

Девочка 11-ти лет в отличии от своих сверстников оказывается прекрасно осведомленной о существовании интернета, блогов и возможностей их использования. И это, повторяюсь в очередной раз, 2008 год, когда Сват был полностью под контролем Талибана. Когда даже публично звучащая музыка была поводом для наказания, не говоря уже об использовании телевизора или компьютера с выходом в интернет. Точнее говоря — интернета не было вообще (он для данной территории и сейчас редкость), его можно было подключить только при возможности контакта со спутником. Эта возможность была исключительно и только у военных, причем не местных, а американских.

Девочка получила компьютер подключенный к интернету, это при том, что ее отец — школьный учитель, ну даже пусть и директор — для его семьи это очень дорогое удовольствие, учителя в Пакистане получают мизерную зарплату. А с учетом того, что семьи как правило многодетные и жены не работают, то ее обычно хватает только на текущие расходы. Впрочем и сама Малала писала об этом, с ее слов они даже жили в съемном доме.

Далее. Все новости упорно кричат о том, что девочка начала вести блог на языке урду. Людям, далеким от знания жизненных реалий Пакистана кажется что все нормально, ребенок пишет на языке своей страны. Однако, урду реально является «родным» максимум для 5% населения страны. Да, он общегосударственный, на нем (также как и на английском) составляются документы, однако, в бытовых условиях используются национальные языки: панджаби, синди, пушту... Так вот родным языком Малалы как раз пушту и является. Урду она скорее всего начала учить только в школе, фактически как иностранный язык (поскольку между пушту и урду нет практически ничего общего, в отличие скажем от урду и панджаби). И надо думать к 11 годам настолько его уже хорошо выучила, что смогла свободно на нем писать, рассуждать и философствовать. Возможно. Такая редкая категория как «гений» малочисленна, но иногда встречается.

Однако, популярностью этот блог не пользовался и BBC стали переводить то, что там написано на английский язык и вот именно тогда о Малале заговорили как о пакистанской девочке-правозащитнице. В самом Пакистане она на тот момент не была известна. Популярность была раздута после того, как девочку номинировали на детскую премию мира, опять-таки с подачи Запада. И даже эта популярность была крайне ограничена несколькими сотнями человек, которые имели доступ к частным сетям телевидения и интернету. Это мизерный процент от всего пакистанского населения.

Интерес внутри страны к девочке угасал, те, кто имел возможность ее услышать и так ориентированные на западные ценности люди, которые не только не запрещали девочкам получать образование, но и обучающие дочерей в лучших школах страны или за границей. Остальные — просто и не подозревали о ее существовании.

2012 год. Октябрь. На Малалу нападают предположительно последователи движения Талибан. Причем причиной нападения называется не ее блог, а ее прозападно-проамериканские взгляды. И это на фоне осложнений пакистано-американских отношений, которые впоследствии перешли в полную заморозку. Стоит упомянуть и то, что в это время началась предвыборная гонка в Пакистане, которая использует любые методы для выигрыша, абсолютно цинична и беспринципна. Девочка становится крайне популярной во всем мире, новости о состоянии ее здоровья, о полученных ей премиях и встречах с известными людьми транслируются всеми популярными каналами. В итоге Малала оказывается номинированной на Нобелевскую премию мира и хотя и не получает её, награждается встречей с президентом США и его супругой. А еще через неделю — визит пакистанского руководства в Вашингтон и очередной долгосрочный проект сотрудничества Пакистана с США и немаленькая денежная помощь, несмотря на то, что правительство Обамы загнало свою страну в долговой кризис.

Есть ли связь между этими событиями — сказать сложно, но как-то уж слишком гладко и взаимосвязано все происходило.

А теперь собственно о женском образовании в Пакистане — какое оно и кому оно нужно?

Слова, особенно ратующих за женское образование в развивающихся странах, звучат неуместной иронией. Для современной Европы — действительно, образование — это все: счет в банке, профессия, карьерный рост... Но в Пакистане ситуация другая. Главной женской ценностью до сих пор считается возможность удачно выйти замуж и родить побольше мальчиков (раньше было конечно действительно больше, сейчас стараются все-таки ограничиваться 4-5 детьми, если большинство из них мальчики, если в семье только девочки — будут рожать до тех пор, пока не родится сын). Ни об образовании, и тем более ни о какой карьере речи не идет.

Насколько же важно женское образование и почему сейчас оно с трудом, но пробивает себе дорогу?

  1. Число образованных женщин (стоит уточнить, человеком с наличием образования в Пакистане считается тот, кто может написать свое имя, при этом он возможно закончил только 1-2 класса школы или курсов при мечети) не превышает 40% от всего женского населения и сосредоточенно в основном в крупных городах и наиболее развитой провинции Панджаб. В Свате число «образованных» женщин не превышает 10%, причем реально не более 2-3% из них имеют образование более чем 10 классов школы.

  2. Девочек не пускают в школы не талибы, а собственные родители. Особенно это касается жителей деревень, которых в Пакистане подавляющее большинство. В деле замужества более перспективным считается научить дочку ходить за скотиной, выполнять домашнюю работу, готовить, шить....

  3. Даже в городах, где часть девочек все же получает образование, они, как правило, учатся в более дешёвых школах, чем их братья, и учатся для того, чтоб потом более удачно выйти замуж, родить сына и не работать. Более 90% женщин, которые имеют среднее или высшее образование после замужества не работают по личному желанию. Тех, которые сами хотят работать — единицы. И эти единицы сконцентрированы в крупных городах и работают врачами, преподавателями престижных школ, колледжей, университетов, менеджерами в банках. Встретить работающую где-то в иной сфере занятости женщину — нереально.

Полученный диплом — это дополнительный фактор возможности успешного замужества пакистанки в городе, в более богатых семьях стало считаться престижным иметь образованную невестку. Однако — этот документ в большинстве случае остается пылиться на полке, а молодая жена «восседает на лаврах» успешно выданной замуж в хорошую семью женщины. Даже воспитанием и ранним развитием собственных детей «высокообразованные жены» не занимаются, предпочитая нанимать специальных преподавателей.

Таким образом, в серьезности заявлений Малалы можно усомниться. Она упорно твердит о важности женского и детского образования очевидно абсолютно не понимая реальных условий жизни женщин в своей родной стране. Так что это или очевидно тупо заученная позиция, которая упорно демонстрируется всему миру, или «притянутая за уши» пропаганда.

Честнее выглядит на ее фоне заявление отца Малалы, который «хотел выучить ее на врача» — доктор это одна из самых высокооплачиваемых профессий в Пакистане. Т.е. и здесь видно, что девочку учили не просто так, на нее делались ставки — поскольку получившая медицинское образование дочь до замужества принесет деньги в семью и замуж сможет выйти без проблем. Ну а на фоне недавних политических гонок в Пакистане стало очень модным заявлять, что отец желал бы видеть своего ребенка политиком. На самом деле в Пакистане пробиться в политические круги не имея связей и средств нереально абсолютно, тем более — для женщин. В своем родном государстве Малала стать кем-то в политике не сможет, если конечно не найдется сильный «покровитель», который сможет ее протолкнуть.

Да, образование и особенно женское, очень важно. Однако, чтобы изо всей этой идеи вышел хоть какой-то толк — в Пакистане надо хотя бы частично сменить менталитет жителей, и в первую очередь — самих женщин. А сделать это практически нереально, возможно это придет со временем, но сколько десятилетий пройдет — сказать сложно. Что можно говорить об образовании, если девушка не может решить — идет она в школу или не идет и в какую именно без разрешения отца, деда и прочих родственников по мужской линии, замуж ее отдают тоже по расчетам родственников, так как это будет наиболее выгодно ее семье, даже свадебное платье ей покупают мама, бабушка и тетки не учитывая ее желаний и предпочтений. Честно говоря — быть необразованной в подобных жизненных условиях наверно даже чем-то проще — не знаешь сама, так за тебя и решат старшие. А если знаешь (а девушка с образованием естественно знает больше своих старших родственников, только не имеет практического опыта), а за тебя решают вопреки твоим пожеланиям и ничего с этим поделать нельзя, а только подчиниться — это может вылиться во вполне стойкие неврозы и прочие психологические расстройства.

Малала — безусловно достойная восхищения девушка, но как оказывается «проданная» свои отцом и вероятно за вполне приличные деньги. Это естественно, что блог ей вести «помогали» и в голову «вкладывали» нужные идеи. Ведь подростка увлечь какой-либо идей очень просто, а дальше нужно только подталкивать его в нужном направлении и снабжать нужной информацией! Вряд ли я ошибусь, если предположу, что Малала и сама не подозревает об использовании ее в довольно-таки грязной игре. А вот кукловоду, который дергает за ниточки, не мешало бы задуматься о том, что слова Малалы — это пустое сотрясание воздуха и оно воздействует только на умы населения европейских стран, которое не представляет реальных условий жизни женщин в странах третьего мира, и в частности в Пакистане. В самом же Пакистане ее слова не изменили ничего, а только обострили конфликт между «западниками» и «националистами». Хотя, может именно это и было его изначальной целью?

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы введение более жёстких мер по соблюдению Режима самоизоляции?
57.1% Нет
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть