Успешная внешняя политика страны невозможна без её внимания к своим гражданам

МИД России случано или намеренно не уделяет вопросам защиты граждан РФ за рубежом достойного внимания и тем подрывает авторитет страны
27 мая 2013  16:38 Отправить по email
Печать

Не знаю, по какой причине, но в создании россиян образ нашего МИДа и его дипломатов оказался окружён ореолом не всегда заслуженной славы, пишет главный редактор журнала "Проблемы национальной стратегии" Российского института стратегических исследований (РИСИ) Аждар Куртов.

Социологические опросы в последние годы неизменно фиксируют куда более высокие оценки, которые дают наши сограждане работе внешнеполитического ведомства, расположенного на Смоленской площади в Москве, нежели другим министерствам и службам. Отчасти это связано с тем, что простой обыватель зачастую инстинктивно переносит оценки российской внешней политики исключительно на Министерство иностранных дел, забывая (или просто не зная) о том, что внешняя политика страны куётся деятельностью одновременно целого ряда государственных органов, а отнюдь не только дипломатов. При этом сами дипломаты и их ведомство отнюдь не лишено недостатков.

Об одном из таких недостатков и пойдёт речь. Отношения между странами, как правило, охватывают самые разные сферы. Традиционно основное внимание дипломатов привлекали темы политики и безопасности. Глобализация прибавила к ним вопросы экономического сотрудничества. А вот гуманитарная сфера всегда была обойдена вниманием внешнеполитических ведомств. В лучшем случае послы и иные представители этих ведомств принимают участие в качестве «свадебных генералов» в различных показных мероприятиях в рамках «годов дружбы», на выставках или спортивных мероприятиях. Лишь в последние годы, рефлексивно реагируя на явный проигрыш на поле «мягкой силы», российская дипломатия стала хоть что-то делать в данном направлении. Однако инерция дипломатического сознания даёт о себе знать: ни поддержка российских соотечественников за рубежом, ни центры «Русского мира», ни защита наших граждан силами консульской службы, ни многое другое так и не стало приоритетом на деле, а не на словах, а по-прежнему считается в дипломатической среде чем-то «третьестепенным». На эти участки работы  направляются отнюдь не самые лучшие дипломатические кадры, в среде дипломатов эта служба рассматривается чуть ли не ссылкой.

Так может быть, спросит обыватель,  всё это – вполне нормальная практика, ведь нельзя же сравнивать переговоры  по ядерному вооружению с дискуссией по правам россиян за рубежом? Конечно, сравнивать так некорректно, но на самом деле гуманитарные проблемы – это отнюдь не «мелочи» в сфере внешней политики. Образ любой страны складывается из огромного числа компонентов. Это не только военная мощь, и не только способность производить высокотехнологичную и конкурентную на мировых рынках продукцию. Люди судят о том или ином государстве и по тому, как оно относится к своим собственным гражданам. И недоработки, а тем более явные проколы российских дипломатов здесь также наносят  немалый ущерб внешней политике России.

Возьмем в качестве примера отношения нашей страны со странами ближнего зарубежья. Все знают, что несколько лет назад руководство страны провозгласило курс на создание Евразийского экономического союза. С моей точки зрения этот проект изначально содержит целый ряд недостатков, делающих его осуществление весьма и весьма проблематичным. Но в данном случае не о них пойдёт речь. Даже если мы разделим подходы авторов этого проекта, то легко обнаружим противоречия в действиях российских дипломатов по его осуществлению. Ведь, если верить «дорожной карте», то уже с января прошлого – 2012 года страны Таможенного союза вошли во вторую фазу интеграционного развития – создали Единое экономическое пространство, которое от первой фазы – собственно Таможенного союза отличает возможность свободного передвижения не только товаров, но и людей, капиталов и услуг. Одновременно в Кремле и на Смоленской площади взяли курс на расширение состава участников этой формы интеграции. И первой на очереди стоит Киргизия. То есть российская дипломатия сочла Киргизию готовой исполнять правила поведения, нацеленные на создание Евразийского экономического союза. Однако именно в этом отношении имеются определённые сомнения.

Например, недавно без внятного объяснения причин руководство Киргизии демонстративно отказало во въезде в страну российскому политологу Александру Князеву. Между тем Князев много лет жил в Киргизии и работал там, в том числе – в Киргизско-российском славянском университете (КРСУ).  Хотя мотивы столь вызывающего поведения официального Бишкека по отношению к гражданину России так и остались непрояснёнными, на самом деле никакой тайны здесь нет. Князев, в отличие от многих центральноазиатских, да и некоторых российских экспертов, в своих оценках происходящего в республике и в регионе не лукавил, не пытался петь дифирамбы властям, не «наводил тень на плетень», а говорил и писал открыто, подчас резко, но объективно. Именно этим он и «пришёлся не ко двору». Не имея аргументов для открытого спора с Князевым и страшась его популярности в экспертных и журналистских кругах, власти Киргизии предпочли противопоставить слову голый административный диктат. Вопреки прекраснодушным заверениям об уважении целей Евразийского экономического союза, официальный Бишкек продемонстрировал обратное.

Но если поведение властей Киргизии еще можно, если не принять, то, по крайней мере, объяснить традиционным восточным лицемерием, то действия российского МИДа вызывают недоумение. Где адекватная реакция на дерзкое и циничное пренебрежение своими обязательствами страны, утверждающей о стратегическом партнёрстве с Россией? Где многократно декларированное стремление обеспечить уважение к представителям России? Где эта самая пресловутая «мягкая сила» в действии? Мы фактически ничего не видим. МИД безмолвствует. Складывается впечатление, что дипломаты просто полагают, что со временем этот конфликт забудется, потеряет свою актуальность, либо они рассчитывают, что он просто не стоит их внимания.

Это весьма опасное заблуждение. В мире везде, а на Востоке в особенности ценят силу и принципиальность. Если кто-то демонстрирует слабину, будьте уверены: это не забудется. Это «намотают на ус». Будут и далее поступать подобным образом.

Кто-то, возможно, подумает, что автор этих строк намеренно нагнетает ситуацию, сгущает краски. Ведь что такое несправедливость в отношении одного российского гражданина – мелочь, по мнению некоторых. Не надо, мол, сеять панику. Но дело в том, что это не мелочь. Как-то уж очень много таких «мелочей» происходит на наших глазах. Докажем это другим примером.

Через месяц мы станем свидетелями весьма серьёзных последствий ещё одной «мелочи», ещё одной ошибки российских дипломатов в отношении наших граждан. Речь идёт о том, что наступает час «Х», когда внушительное число граждан России, возможно, вынуждено будет выкинуть, разорвать или даже сжечь свои российские паспорта. Такой поступок будет отнюдь не добровольным, просто ошибки дипломатов не оставили этим людям выбора.

Однако всё по порядку. В далеком декабре 1993 года, а точнее 23 декабря было подписано «Соглашение между Российской Федерацией и Туркменистаном об урегулировании вопросов двойного гражданства». Сейчас об этом много пишут и говорят, но за эмоциями зачастую не замечают знаковых аспектов. Обычно всё происходящее представляют исключительно как неправомерные действия только одной стороны – властей Ашхабада. Но так ли это? Мы попробуем показать, что эти оценки – только часть правды, одна сторона монеты.

Итак, означенное соглашение позволяло иметь двойное гражданство: одновременно и России, и Туркмении. Причём в отличие от «казуса Князева» здесь речь шла не о единичном случае: по данным общественных организаций сегодня такое гражданство имеют 138 тысяч (!) граждан России. МИД РФ, впрочем, считает эту цифру завышенной, но не намного: дипломаты также признают, что таких граждан насчитывается более 100 тысяч человек. Наличие двойного – российско-туркменского гражданства существенно облегчало жизнь большое числу граждан, прежде всего тем, кто проживал в Туркмении. Однако 10 апреля 2003 года был подписан Протокол «О прекращении действия Соглашения между Российской Федерацией и Туркменистаном об урегулировании вопросов двойного гражданства». Мы не будем пускаться в пространные рассуждения на тему:  почему появился этот документ, была ли это сделка «газ в обмен на людей», как считает мой коллега Аркадий Дубнов, или что-то другое. В данном случае речь не об этом.

Обратим внимание на другое: на промахи российской дипломатии. А они, несомненно, имели место. Достаточно внимательно проанализировать тексты упомянутых международных документов, чтобы убедиться в этом. Например, в «Соглашении между Российской Федерацией и Туркменистаном об урегулировании вопросов двойного гражданства» статья 7 дословно гласила: «Спорные вопросы между Сторонами в связи с толкованием и применением настоящего Соглашения решаются по дипломатическим каналам». На первый взгляд – обычная, рядовая формулировка. Но это – обманчивый вывод. Споры между сторонами – обычное явление, они постоянно возникают между гражданами, между организациями и даже между государствами. Для их разрешения человечество давно изобрело соответствующие механизмы: арбитраж, суды и другие институты. Но в нашем случае дипломаты предпочли ограничиться формулировкой о том, что споры «решаются по дипломатическим каналам». И в этом была серьёзная ошибка. А если по этим каналам эти споры не удается решить – то как быть в этом случае? А неизвестно как, подписанные документы не дают на это ответа, то есть они создают тупиковую ситуацию, которая как раз и сложилась на практике.

Дипломаты допустили ошибки не только при подготовке и подписании «Соглашения между Российской Федерацией и Туркменистаном об урегулировании вопросов двойного гражданства», но и в Протоколе «О прекращении действия Соглашения между Российской Федерацией и Туркменистаном об урегулировании вопросов двойного гражданства». Этот документ вообще чрезмерно краток и состоит всего из двух пунктов. Причем пункт 2 сформулирован так: «Настоящий Протокол вступает в силу с даты последнего письменного уведомления о выполнении Сторонами необходимых для этого внутригосударственных процедур». Стоит пояснить читателю, что под последними процедурами понималась ратификация этого документа в парламентах двух стран. В Туркмении так и поступили, причем в спешке: не прошло и двух недель как они 22 апреля 2003 года в Меджлисе ратифицировали документ. И если бы они «не гнали коней» и не издали бы вскоре указ президента Туркмении, которым-то и обязали всех обладателей двойного гражданства в кратчайшие сроки - до 23 июня 2003 года сделать выбор в пользу гражданства РФ либо гражданства Туркмении, всё прошло бы в бюрократическом смысле «как по маслу». То есть, и я в этом убежден, Госдума России тоже бы ратифицировала Протокол, ведь я напомню, что он был уже подписан на высшем уровне – президентами Путинным и Ниязовым!

И тогда сегодня Россия бы лишалась фактически единственного формального аргумента в защиту своих граждан: ссылки на то, что Протокол не вступил в законную силу, поскольку он не был ратифицирован. Сейчас же аргумент российских дипломатов сводится к тому, что действия Ашхабада нарушают общеюридическое правило о том, что «закон не имеет обратной силы». Это справедливо, но недостаточно, поскольку туркменская сторона стоит на своем, а зафиксированный в Соглашении порядок решения споров по «дипломатическим каналам» уже 10 лет не даёт решительно никакого эффекта!

Иными словами именно ошибки российских дипломатов привели к столь печальным последствиям. Виновны те, кто готовил тексты Соглашения от 23 декабря 1993 года и Протокола от 10 апреля 2003 года. Они ведь не могли не знать того, с кем имеют дело, какой характер имеет политический режим в Туркмении. Именно они должны были чётко прописать в международных документах и необходимые процедуры урегулирования споров в деталях на все случаи жизни, и те правовые последствия, которые наступят для обладателей двойного гражданства после прекращения действия Соглашения от декабря 1993 года. Но дипломаты этого не сделали. Не сделали по умыслу, по небрежности, или по профессиональной несостоятельности, - сейчас уже не столь важно. Важно другое – за промахи дипломатов расплачиваются конкретные люди.

Так можно ли российский МИД считать действительно эффективным орудием российской внешней политики? Пример с делом Князева, ситуация с двойным гражданством, и многое, многое другое, о чем можно было бы ещё поведать, не располагают к излишне благостным оценкам.

Аждар Куртов, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований, специально для ИА REX

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Вернёт Россия в 2021 году имущество и активы СССР согласно статьи 67.1 новой Конституции?
44.9% Кто же ей даст
Позиции России в мире за 2020 год:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть