Кандидаты на Нобелевскую премию: кого из русских писателей пропустили?

14 октября 2011  14:05 Отправить по email
Печать

«Кому из русских писателей вы присудили бы Нобелевскую премию?». Опрос на такую тему провёл блогер Иосиф Куралов в социальной сети Гайдпарк. За всю историю существования Нобелевской премии её получили пять русских писателей. Иван Бунин (в 1933 году), Борис Пастернак (1958), Михаил Шолохов (1965), Александр Солженицын (1970), Иосиф Бродский (1987). По мнению автора опроса при присуждении премий одним из важных обстоятельств, учитываемых жюри, являлось противостояние автора и советской власти. «В тридцатые годы в России были, как минимум, три писателя, произведения которых позволяли им претендовать на Нобелевскую премию. Максим Горький с его бессмертными пьесами, романом „Жизнь Клима Самгина“, повестями и рассказами. Алексей Толстой с „Хождениями по мукам“ (не будем брать в расчет третью часть, написанную в 1941 году, потому что в 1928 году автором и критиками произведение в двух частях считалось завершённым), блистательными повестями и рассказами. Михаил Шолохов, опубликовавший до 1935 года три части „Тихого Дона“ и „Донские рассказы“. Но премию дали Бунину. Почему? Потому что он жил за пределами СССР, был ярым врагом режима и постоянно критиковал его. А три других русских писателя жили и работали в Советском Союзе. Разве могли хоть кому-нибудь из них дать премию? Нет. Потому что присуждение её советскому писателю означало бы признание факта, что в СССР есть настоящая литература. На такое признание распределители премий пойти не могли», — отмечает Иосиф Куралов.

Рассматривая других лауреатов, блогер отмечает, что ещё красноречивее была ситуация с присуждением Нобелевской премии Борису Пастернаку: «Гениальному поэту премию дали в связи с прозаической, художественно слабоватой, зато идейно угодной противникам советского режима, вещью „Доктор Живаго“, что весьма красноречиво свидетельствует о целях и задачах держателей премии». Поэтому, на его взгляд, стоит взглянуть на творчество русских писателей без идеологических предубеждений прошлых лет и задать вопрос о том, кто же, действительно, заслуживает нобелёвскую премию за литературное творчество.

В голосовании приняли участие 4000 блогеров. Места распределились следующим образом: 23% — Лев Толстой, 16% — Антон Чехов, 10% — Сергей Есенин, 9% — Михаил Шолохов, 8% — Василий Шукшин, 6% — Алексей Толстой, 5% — Максим Горький, 4% -Александр Твардовский, 3% — Валентин Распутин, Владимир Маяковский, 2% — Евгений Евтушенко, Александр Солженицын, Иосиф Бродский, Иван Бунин, 1% — Александр Блок, Борис Пастернак, Владимир Набоков, Николай Заболоцкий, Андрей Вознесенский.

Итоги опроса прокомментировали эксперты ИА REX.

Политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития Григорий Трофимчук:

Главным критерием Нобелевской премии по литературе по определению должно являться качество самого текста, литературного материала. Исходя из этого, первым из всех отечественных лауреатов, далеко оторвавшимся от всех них является Солженицын. Тот, кто хоть раз читал Солженицына, причём любое его произведение, хоть длинное, хоть короткое, мгновенно отмечает для себя особый профессиональный почерк, необычайную подачу и сочетание слов, но главное, ту энергетику, которую даёт эта нестандартная смесь.

Бесспорно, предоставляя в своё время Солженицыну этот статус, Запад базировался на политических соображениях, однако качество авторского текста перебивает, перекрывает все посторонние, косвенные моменты. Тексты и Бунина, и Шолохова также предельно профессиональны, но и только — даже литературоведы с трудом смогли бы идентифицировать их авторский почерк, если бы им дали на тестирование неизвестные строки данных писателей.

Что касается Бродского, оценить его уровень способны почти исключительно люди близкого ему творческого круга (актёры и т.п.); основную массу читателей он, к сожалению, не цепляет. В этом плане Бродский стоит на ступень ниже, скажем, того же Довлатова, которого можно перечитывать бесконечно. Выбивающая эмоции простота довлатовского текста, является главным доказательством мастерства. Простота — первый признак гениальности; у Бродского, наоборот, всё слишком сложно и запутанно. Если брать поэтов, а не прозаиков, то Бродского явно опережает Мандельштам, навечно оставшийся без всяких премий. У Мандельштама сложность увлекает, у Бродского утомляет.

Довлатов, из тех, кто умер, — один из возможных претендентов на Нобелевскую премию по литературе. Кстати, сам Бродский поражался лексике Владимира Высоцкого, смерть которого считал огромной утратой для русского языка. В принципе, так оно и есть, поэтому и Высоцкий — более точная номинация на данный приз даже по сравнению с Бродским.

В прошлом веке были и другие российские представители, явно созданные для шведского лауреатства — к примеру, Маяковский однозначно в их числе: особый продукт, при этом понятный и интересный каждому.

Если окинуть панорамным взглядом современных, живущих в данный момент писателей и поэтов РФ, то, судя по всему, либеральный формат нового государства не способствует появлению аналогичных талантов. Русскому писателю надо регулярно с чем-то бороться (с властью, с системой, с бедностью, с женой и т.д.), чтобы складировать в ящики ободранного стола свои гениальные творения.

Появится повод для социально-политической борьбы — появятся и новые асы. Кстати, именно отсутствие в России качественных писателей должно стать для Европы главным и безусловным доказательством того, что здесь, без сомнения, есть демократия, и нет никакого авторитаризма, плодящего гениев как из пулемёта.

Журналист Сергей Лунёв:

Я бы не рассматривал Нобелевскую премию по литературе иначе, как элемент пропагандистской кампании против Советской России. Это не означает, что русские советские писатели получили эту премию незаслуженно, просто их творчество стояло на втором месте у тех, кто присуждал им эту премию.

Лев Вершинин:

Из перечисленных авторов выделю Чехова и Твардовского, из неназванных: Дмитрий Балашов. Из живущих ныне: Евгений Лукин.

Политконструктор Юрий Юрьев:

Нобелевская премия, основанная на доходах от динамита, ныне является «идейным динамитом». Ведь в отношении русских литераторов она присуждается лишь критикам России, если посмотреть на историю её присуждения. А если посмотреть на механизм её присуждения, то он не включает Россию в качестве истца, а рассматривает, лишь в качестве ответчика. Таким образом, речь не о «присуждении», а о «назначении».

Мне лично кажется, что всемирной премии достоин Максим Горький, поскольку его творчество было социальным настолько, что его можно назвать социалистическим. Это творчество создало предпосылки для социалистической революции, а она — всемирное стремление к социализму. Горький был писателем всемирного масштаба, и его наследие ценно и поныне, когда во всём мире начинается «вторая волна» стремления к социализму, спустя век после первой. Более того, можно говорить и о том, что нам предстоит тысячелетие социализации, если считать что первое тысячелетие с Рождества Христова было эрой военной аристократии, второе тысячелетие было эрой финансовой олигархии, а лишь к третьему тысячелетию человечество оказалось готово к народовластию и народоправию, а иными словами — демократии и социализму. И роль в этом Горького — наиболее высока среди всех литераторов планеты.

Публицист Кирилл Мямлин:

По теперешним временам, с учётом девальвации самой идеи премии и использования её в качестве политического инструмента, лауреатами должны стать такие «столпы русской литературы», как Б.Немцов и В.Милов, А.Литвиненко и Ю.Фельштинский, Э. Багиров и прочие.

Переводчик и IT-предприниматель (Бостон, США) Фёдор Толстой:

Критерии присуждения Нобелевки по литературе расплывчаты. Однако по влиянию на русское общественное сознание я бы не менее высоко, чем перечисленных выше, оценил как писателя — Булгакова, а как поэта — Булата Окуджаву. Солженицын же в этом ряду выглядит не вполне заслуженно: писателем он был весьма посредственным, а в качестве злободневной публицистики его «Архипелаг ГУЛАГ» имел большой резонанс скорее в силу обстоятельств, а не таланта. Как писатель, талантливо описывающий состояние человека во время социальных потрясений, гораздо большего признания заслуживает Андрей Платонов.

Журналист и переводчик (Израиль) Даниэль Штайсслингер:

Из списка на Нобеля тянут Чехов, Толстой, Горький и Шукшин. Но тут надо заметить ещё вот что. В отличие от научного Нобеля, литературный существует как бы независимо от реальности. Значительную часть его лауреатов сейчас никто не помнит... Особенно за пределами стран их проживания. Не думаю, что американцы, даже гуманитарии, помнят, что написал Бунин, а итальянцы ищут на ebay Надин Гордимер или Шмуэля Агнона.

Журналист Александр Хохулин:

Что значит «почти все — заслуженно»? О сопутствующих историях мы наслышаны, но коль дали — заслужил однозначно и не о чем говорить. А если размечтаться и представить себя в роли присуждающего и награждающего — только Ивану Алексеевичу Бунину.

Консультант Алексей Дубинский:

Наиболее актуальный русский писатель — Пелевин. У других литераторов на первый взгляд «труба пониже да дым пожиже». Уместно вспомнить Галковского («Бесконечный тупик»). Есть достойные авторы среди русских писателей-фантастов. Однако их обязательно забаллотируют, ибо ещё в 1934 г. на съезде Союза писателей СССР фантастика была объявлена низким жанром. Выбор лауреата Нобелевской премии во многом зависит от политики. Сейчас вес России в мировой политике не велик, нет противостояния Западу, нет и писателей-диссидентов. Поэтому нобелевских премий русским литераторам не видать.

Координатор международной экспертной группы ИА REX Сергей Сибиряков:

Критерии оценки нобелевского комитета для меня не очень прозрачны. Я читал много и многих русских и советских писателей. Пожалуй, из всего прочитанного в произведениях русской классики наибольшее впечатление на меня произвёл маленький рассказ Фёдора Достоевского «Сон смешного человека». Это гениальное пророчество истории 20 века.

В этом самом своём коротком рассказе Достоевский предсказал коммунистическую дефицитную классовую диктатуру, либерально-капиталистическую потребительско-олигархическую демократию, нацистский ксенофобский тоталитаризм, хипповские микроанархии «одного дня». Все эти формации объединяло то, что они «человека забыли» и выплеснули из своей идеологии как чужого. Из советских писателей и поэтов, на мой взгляд, были бы вполне достойны нобелевской премии Андрей Платонов, Михаил Булгаков, Владимир Высоцкий, Марина Цветаева и братья Стругацкие. Эти творцы оказали наибольшее влияние на советскую культуру 20 века и сознание наших современников. У Стругацких на первое место, я бы, пожалуй, поставил повесть «Пикник у обочины». Хотя с детства одной из любимых остается утопическая повесть «Понедельник начинается в субботу».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (3):

jule4kanecke
Карма: 5
17.10.2011 00:32, #1330
Пелевин в последней книге очень хорошо себя описал в образе скотенкова. Вы думаете он бедный затворник писатель? Он даже свое непоявление на суперпупернацбесте сумеет подать подороже. Он настолько близок к реальному Скотенкову- Суркову что вы даже себе представить не можете, вон даже президент его продвигает. Плюс еще доходы от рекламы, с которой он не порвал, а наоборот взобрался на вершину этого бизнеса с уклоном в политику, вписавшись в ряды сотрудников ФСБ, так что не удивлюсь, если скоро он будет в обязательной программе, впрочем для чистоты его легенды надо быть в постоянной оппозиции, во всяком случае ее видимости, вот даже премию не дали.
xbroodax
Карма: 5
17.10.2011 15:08, #1332
Пелевин, конечно, гениальный писатель современности, и, думаю, "Нобелевку" он вполне заслуживает. Но, как уже сказано выше, нету у него явной политической изюминки и противопоставления: он как бы и в стороне, и внутри самой сути проблем одновременно. Ещё из российских писателей с определённым временем таким кандидатом может стать Захар Прилепин. Также обратил бы внимание на соседнюю Украину: разговоры о присуждении Нобелевской премии известному и замечательному украинскому писателю и поэту Юрию Андруховичу ходят давно, но пока что остаются на уровне разговоров. А так - я пока не вижу действительно мощной литературной фигуры, которая стала бы достойна Нобелевки.
xbroodax
Карма: 5
17.10.2011 15:11, #1333
Я, кстати, поспорю с мнением господина Трофимчука: сравнивать Мандельштама и Бродского не совсем логично: первый был в некотором смысле лишь ориентиром для второго. Что же касается самой поэзии Бродского, то она намного сложнее, чем кажется, в свете контекстов и метафоричного мышления и воображения. Это не прямота Есенина, не радикальность Маяковского, но - прохождение по поверхности, по самому краю мысли, идеи, метафоры. Бродский был крайне образованным и начитанным человеком, это отражалось в его поэзии и было заметно в самой лирике.
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы введение более жёстких мер по соблюдению Режима самоизоляции?
57.1% Нет
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть