Демократия по-ближневосточному: шесть кандидатов в президенты Ирана

13 июня 2024  21:50 Отправить по email
Печать

Иранская система очень непохожа на ту, что действует в Европе или в России. Как известно, высшим лицом в стране является великий аятолла – духовный наставник и руководитель. Именно за ним, рахбаром, всегда последнее слово. Президент напоминает нечто вроде премьер-министра с расширенными полномочиями. Нельзя сказать, дескать, президентский пост не решает ничего и всем заправляет великий аятолла. Бывали случаи, когда президенты пытались бросить вызов сложившейся после Исламской революции системе – вспомнить хотя бы потуги Махмуда Ахмадинежада. Кроме того, глава государства – это потенциальный пост для дальнейшего перехода на должность Верховного правителя для духовных лиц – потомков Пророка Мухаммеда. Скажем, Али Хаменеи был президентом ИРИ в 1981-1989 гг. Ибрахим Раиси всеми виделся в качестве его наследника, но увы…

Итак, Совет стражей Конституции, специальный орган наподобие Конституционного суда, где шесть членов представляют исламское духовенство, а шесть – юристов, отсеял 74 кандидата, включая представителя «умеренных» (то есть либеральных) сил Али Лариджани. Окончательный список, который иранцы увидят в избирательных бюллетенях, выглядит следующим образом. На пост президента претендуют спикер парламента Мохаммад-Багер Галибаф; представитель верховного лидера в Совете Безопасности ИРИ, он же бывший главный переговорщик по ядерной программе Ирана Саид Джалили; вице-президент Газизаде Хашеми; градоначальник Тегерана Алиреза Закани; экс-прокурор Мостафа Пурмохаммади; а также депутат парламента Масуд Пезешкиян.

Двумя основными кандидатами являются Галибаф и Джалили. Оба принадлежат к консервативному лагерю. Победу порочат Галибафу (тем более, за ним Корпус Стражей Исламской Революции). К слову, два фаворита нынешней избирательной гонки ранее снимали свои кандидатуры в пользу почившего Ибрахима Раиси, что говорит о приверженности консервативному курсу и, если мы рассматриваем выборы 2021 года, полной лояльности Али Хаменеи. Впрочем, электоральная кампания не станет исключительно междусобойчиком, где кандидаты будут выяснять, кто из них лучше законсервирует (в хорошем смысле) внутриполитический курс.

Дело в том, что на выборы допустили «реформатора» (по-персидски – либерала) Масуда Пезешкияна. Он не чужд идеям Исламской революции 1979 года, в то же время выступает за смягчение внутриполитического вектора. Когда происходил наделавший много шума скандал с убийством девушки полицией нравов из-за неправильного ношения хиджаба, Пезешкиян обвинил в случившемся власти. Кроме того, этот кандидат является этническим азербайджанцем, коих в Иране больше, чем в самом Азербайджане – до 35 миллионов человек (для сравнения: в Азербайджанской Республике – 8,1 миллионов). Значит, национальные меньшинства будут смотреть на него более лояльно, нежели на «титульных» персов.

Прогнозировать итоги президентской гонки смысла пока нет. Парадоксально, но «демократические» Соединенные Штаты причисляют Иран к «оси зла», стране, которая якобы «спонсирует терроризм», и вообще расстреливают ИРИ из всех медийных орудий. Между тем, выборы в Исламской Республике хоть и своеобразные, но предельно конкурентные и честные. Предугадать результат весьма сложно. Да, существует процедура отбора кандидатов. Но разве в США есть хоть какая-то конкуренция кандидатам от Республиканской и Демократической партий? Нет. Россказни о том, что «любой» может выиграть праймериз или выдвинуться в качестве самовыдвиженца, а потом попасть в Овальный кабинет – это нечто из разряда фантастики. Подтвердит любой американец.

Вашингтон поддерживает на Ближнем Востоке такие страны как Саудовская Аравия, Катар, Бахрейн, Оман – государства, где нет или фактически не функционируют политические партии, профессиональные союзы, существует абсолютная или весьма относительно ограниченная монархия, где не существует «свободных конкурентных» выборов. В сравнении с тем же Катаром в Иране – демократия вроде швейцарской. Белый дом сей факт никоим образом не интересует. Потому что Исламская Республика является геополитическим врагом Америки. И, соответственно, геополитическим союзником России.

Иранский народ в любом случае сделает свой выбор – и мы примем его. Беспокойство вызывает не столько исход выборов, сколько здоровье великого аятоллы Али Хаменеи. Ему как-никак 85 лет. Кто заменит такого мощного лидера? Пока сказать трудно.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Саша Новиков
Карма: 171
13.06.2024 22:41, #51173
Роль рахбара в России исполняет ЦИК во главе с Памфиловой.
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
Нужно ли ужесточать в РФ миграционную политику?
93.2% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть