Кризис в Берлине должен стать тревожным звонком для Европы

30 ноября 2023  12:44 Отправить по email
Печать

15 ноября Федеральный конституционный суд отменил спорный бюджетный маневр, направленный на финансирование энергетической реформы в Германии. Это решение ослабило «коалицию семафора» и возродило дебаты о многомиллиардной дыре в бюджете. Бюджет Германии находится в состоянии грогги и ставит под сомнение Закон об отоплении, затраты и выгоды от него. Ситуация диктует смену курса, но корабль экономики дрейфует. Партийный блок ХДС/ХСС настаивает на урезании пособий гражданам и сокращении детских пособий, а лидер фракции ХСС Александр Добриндт вообще требует отменить Закон об отоплении.

8 сентября с. г. Бундестаг принял поправки к закону об энергетике зданий, т. н. закон об отоплении, который подразумевает постепенный отказ от систем отопления, работающих на нефтепродуктах и газе: каждая новая система отопления, устанавливаемая в будущем в домах, должна будет на 65 процентов работать на возобновляемой энергии. Закон должен был вступить в силу в начале 2024 года и первоначально применяться только к новым постройкам.

Можно отмахнуться от этих политических игр как от дешевого популизма. Решение судей в Карлсруэ призывает Берлин отказаться от лицемерия: ответ на сегодняшние вызовы не может быть найден с помощью бюджетных уловок и манипуляций. Федеративная Республика Германия столкнулась с беспрецедентной бюджетной ситуацией, в которой важен буквально каждый пфенниг. Если правящая «коалиция семафора» (СДПГ-СвДП-«Зеленые») всерьез озабочена имиджем Германии как раем для бизнеса, нужно отказаться от верхоглядства и спуститься с неба на землю. После решения Конституционного суда в Карлсруэ о приостановке Закона для этого открывается пространство для дебатов.

До тех пор, пока деньги не играли никакой роли, — их было у правительства, что называется, выше крыши, — защита климата любой ценой была убийственным аргументом «зеленых». Идеология энергетического прорыва, основанного исключительно на якобы «зеленой» электроэнергии, отодвинула в сторону необходимость планирования постепенного перехода к новой новаторской системе теплоснабжения в стране. Кризис, который переживает Германия с 15 ноября, поражает. Из-за того, что ведущая экономика еврозоны не соблюдает строгие правила, которые она сама же и ввела, она оказалась в состоянии бюджетного тупика, вынуждена заморозить расходы и не может принять свой Закон о финансах на 2024 год после того, как признала, что закон 2023 года, вероятно, был неконституционным. Теперь от этого вопроса зависит выживание всей коалиции. Но он, конечно, не единственный. И если бы дело зависело только от отсутствия финансирования и от здравого смысла, то понадобился бы только один шаг, чтобы остановить Закон об отоплении.

Опрос Института исследования общественного мнения Forsa показывает, что лидеры «светофорной коалиции» находятся в зоне кризиса доверия: 66% опрошенных считают, что федеральный канцлер не справляется с текущими вызовами, как и его соратники. По данным 62% сомневаются в компетентности вице-канцлера и федерального министра экономики Роберта Хабека («Зеленые»), то же касается и министра финансов Кристиана Линдера (СвДП) - 61%. В общей сложности 69% респондентов выразили мнение, что коалиция «семафора» тонет в бюджетном кризисе. Только 26% считают, что власти способны разрулить ситуацию. В ХДС/ХСС таких 82 процента, а в АдГ до 98 процентов считают, что коалиция потеряла над ней контроль.

Роберт Хабек сегодня министр экономики чрезвычайного положения. Он назначил президента России Владимира Путина виновным за высокие цены на энергоносители. К сведению министра: они связаны не столько с войной в Украине, сколько с политическим и экономическим курсом «зеленых», и понятно, кто должен за него платить: отечественный бюргер. Хабекономика, по мнению независимых экспертов, полна противоречий, а последствия для Германии непредсказуемы. Его утверждение, что высокие цены на энергоносители, с которыми в настоящее время борется немецкая экономика, вызваны исключительно военной операцией России в Украине, разумеется, несостоятельны. Хабек не скрывает своей нелюбви, мягко скажем, к России, но охотно забывает тот факт, что в Германии еще до начала СВО были самые высокие цены на электроэнергию среди развитых государств. Несмотря на то, что энергоемкая промышленность, в частности, была в значительной степени избавлена от этого благодаря льготам и привилегиям, малые и средние предприятия и частные домохозяйства уже сильно пострадали от перехода к «зеленой экономике», который и стал причиной таких высоких цен. Хабек пытается отвлечь внимание от ответственности «зеленых» за высокие цены. Когда затраты на новую энергетическую модель, которую хочет построить Хабек, непомерно высоки, они разрушат экономику, если Германия действительно любой ценой достигнет цели «нейтральности» углеродного следа в атмосфере, как того требует «зеленая энергетика».

Для климатической нейтральности необходимо, образно говоря, закопать все ископаемые природные ресурсы, которыми Германия пользовалась после войны, и заменить их новыми, основанными исключительно на возобновляемых источниках энергии. Постепенный отказ от угольной промышленности, массовое распространение ветроэлектрических установок и солнечных батарей, закрытие АЭС, включение сигнала «стоп» двигателям внутреннего сгорания и ископаемому топливу, а также финансируемое государством перепрофилирование основных отраслей промышленности (сталелитейной, химической, стекольной, алюминиевой и т. д.) уже на подходе. Министерство экономики считает это своим успехом. Кто же из бизнесменов не полюбит миллиардные государственные субсидии на «зеленую» сталь, «зеленый» алюминий, если переложить расходы на плечи немцев? Это дорогостоящее мероприятие, и потому Федеральный конституционный суд озабочен защитой будущих поколений от чрезмерного долгового бремени. Министр Хабек хотел профинансировать свою затею за счет суверенного долга, но проблема в том, что план требует ресурсоемких и несравненно более сложных технологий, чем старая налаженная и испытанная система добычи, транспортировки и использования энергии.

Где деньги, Зин? — спросил бы Владимир Высоцкий.

Помимо денежных затрат на переоборудование есть и социальные издержки сдачи в утиль старой модели, в частности, необходимость модернизации системы образования и многих инфраструктурных областей. А что у нас с демографией, кто все эти прожекты будет претворять в жизнь? Увы. имеющиеся у Германии ресурсы ограничены, их просто недостаточно. Отсутствие базового понимания, как работает экономика, — ее самоубийство. Высокие цены на электроэнергию, на которые сегодня жалуется Роберт Хабек, связаны с его политической и экономической платформой, а не с военными действиями в Украине.

По сей день мы все расплачиваемся за то, что многие политики на Западе на самом деле не понимают, как работает мировая экономика и торговля.

Властям Германии придется объявить о «чрезвычайной ситуации» и приостановить действие «долгового тормоза», чтобы иметь возможность брать новые кредиты и согласовать дополнительный бюджет до конца года. С этим согласились эксперты во время слушаний о последствиях бюджетного постановления Федерального конституционного суда. Они утверждают, что самой большой проблемой для «светофорного» правительства является не сам Фонд климата и трансформации промышленности, а отсутствие у него необходимых 60 млрд евро. По их мнению, гораздо более серьезной проблемой в краткосрочной перспективе являются расходы на сдерживание высоких цен на энергоносители, которые в настоящее время составляют почти 40 миллиардов евро за первые десять месяцев года. Эти расходы были, как теперь выясняется, неконституционными.

«У нас настоящий кризис». Кто бы мог подумать, Германия, локомотив Европейского Союза, в кризисе…

Тем временем Минфин продолжает выяснять, какие последствия следует извлечь из решения Конституционного суда, какие специальные фонды затронуты его решением и в какой форме. В качестве меры предосторожности в федеральном бюджете заблокированы финансовые обязательства всех министерств на ближайшие годы. То же самое относится и к будущим расходам из Фонда экономической стабилизации, как ясно дал понять статс-секретарь по бюджету Вернер Гатцер, дабы предотвратить крах наличности. Что за 60 млрд евро? Откуда они взялись? Эти средства были одобрены в качестве чрезвычайного кредита в связи с коронавирусом, но должны были быть использованы задним числом для защиты климата и модернизации экономики. Сейчас они уже недоступны. Судьи постановили, что государство больше не может резервировать кредиты, чрезвычайная ситуация должна объявляться заново каждый год, и нет никаких правовых оснований для расходования этих государственных средств. После конституционного решения суда в Карлсруэ Министерство финансов распорядилось заморозить федеральный бюджет. Теперь министерствам приходится обосновывать новые расходы. Вполне возможно, что федеральное правительство теперь снимет тормоза цен на электроэнергию и газ для потребителей, хотя цены в настоящее время не такие и высокие. Чтобы положить конец кризису, все, что нужно, — это политическое межпартийное соглашение. Для внесения поправок в конституцию и реформирования «долгового тормоза» требуется большинство в две трети голосов в Бундестаге. Если же зимой цены на энергоносители снова вырастут, государство уже не сможет их замедлить.

«Тогда у нас будут более высокие цены на газ и электроэнергию, а также цены на централизованное теплоснабжение», — предупредил федеральный министр экономики Роберт Хабек.

В то время как все другие промышленно развитые страны растут в этом году, Германия сокращается, констатируют местные СМИ. В своих осенних прогнозах крупнейшие научно-исследовательские институты подтверждают растущую слабость Германии. Тот факт, что в разгар энергетического кризиса «зеленые» продолжают настаивать на отказе от атомной энергетики, еще больше обостряя проблему энергетической зависимости (в том числе, от сжиженного газа США), является лишь одним из примеров некомпетентности «коалиции семафора».

Образ Германии как «больного человека Европы» был придуман не лидером ХДС Фридрихом Мерцем, а известной в мире деловой газетой «Экономист». Конечно, в бедствиях виновато не только нынешнее правительство. Предыдущее также не использовало хорошие годы для того, чтобы принять вызовы будущего. Вместо этого СДПГ и ХДС/ХСС проводили недальновидную политику, которая нашла отражение в огромном государственном долге и чрезмерных социальных расходах. Новый министр экономики Хабек так же считает правильным щедрое увеличение пособий гражданам и минимальной заработной платы. Неудивительно, что опросы населения свидетельствуют о необычайно низкой популярности «зеленых». Впрочем, это касается и их курса на разрыв всяких отношений с Россией и донорство военных действий против нее, политику, которую упрямо проталкивает министр иностранных дел Анналена Шарлотта Альма Бербок. Нынешний кризис в Берлине, тем не менее, должен стать тревожным звонком для Европы потому, что никакого политического компромисса по этому вопросу в будущем не предвидится. И это поднимает важнейший для партнеров Берлина вопрос о роли, которую Германия готова играть в Европе и в мире в условиях нависшей над ней угрозы экономической стагнации и политической несостоятельности.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Планируете ли Вы принять участие в голосовании на выборах Президента России?
Поддерживаете ли Вы возвращение памятника Дзержинскому Ф.Э. на Лубянскую площадь в Москве?
71.8% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть