Итоги первого десятилетия XXI века (часть 2): казнь Хуссейна и перспективы Сочи

14 декабря 2010  17:13 Отправить по email
Печать

ИА REX публикует второй опрос экспретов, посвященный подведению итогов первого десятилетия XXI века.

ИА REX: 2006 год запомнился многими интересными событиями: саммит Большой Восьмерки в Санкт-Петербурге, чемпионат Европы по футболу в Германии, выборы нового Генерального секретаря ООН, смерть Туркменбаши, суд над Хусейном и его казнь. Какие из этих событий Вас больше всего впечатлили?

Михаэль Дорфман – публицист, редактор, издатель (Нью-Йорк, США):

Из перечисленных, никакие. Мне запомнились истерические беспорядки и демонстрации по всему мусульманскому миру в связи с датской карикатурой на пророка Мухаммеда – лучшая иллюстрация того, насколько тесен стал наш мир.

В Ираке, запомнилась не казнь Саддама Хусейна, а избрание первого курда Джалала Талибани президентом. Америка молча проглотила то, что воевали ради того, чтобы человек с фамилией Талибани стал президентом. Сегодня бы это не прошло так гладко.

В 2006 году Северная Корея неожиданно для всех провела испытание ядерного оружия, а Иран объявил о способности обогащать уран. И это говорит о том, что мир вовсе не такой прозрачный, как кажется.

В Ливане провалилась израильская военная операция, что показало, что старые силовые приемы на Ближнем Востоке больше не работают. К сожалению, в Израиле так и не усвоили урока, и продолжали раз за разом наступать на те же грабли – вторжение в Газу в 2008, налет на «Флотилию свободы», политическое убийство в Дубае и т.д., и т.п. – от всего этого вреда куда больше, чем пользы.

Исследование ценой почти полмиллиарда долларов убедительно доказали, что диета, ограничивающая потребление жира, бесполезна против рака, инсульта и сердечнососудистых заболеваний. И еще, в 2006 году окончательно выяснилось, что Америка теряет свою социальную мобильность и превращается в закрытое кастовое общество.

Юрий Бликов – сценарист, кинорежиссер, психолог (Одесса, Украина):

Абсолютно не эти события меня занимали в 2006  году. Меня значительно больше в тот момент занимали деструктивные процессы, которые запустили оранжевые преступники во главе с Виктором Ющенко и Юлией Тимошенко.

Лариса Бельцер-Лисюткина – культуролог, преподаватель Свободного университета (Берлин, ФРГ):

Для меня самой большой сенсацией второго пятилетия стало избрание на пост президента США Барака Обамы. Это событие произошло не в итоге аппаратных решений, как это обычно бывает с новыми генеральными секретарями ООН, а в ходе формирования массовых преференций на выборах. Этот феномен ещё мало осмыслен. Мне он представляется очень важным и маркирующим новое состояние американского общества.

Непосредственно 2006 год в памяти особо не выделяется. Казнь Саддама Хуссейна в "прямом эфире" разрушила все надежды на демократизацию исламского региона.

Юрий Юрьев – политконструктор (Одесса, Украина):

Казнь Саддама Хуссейна. Он искренне дружил и взаимодействовал с США, как ранее Милошевич. "Его пример другим наука". Всё можно изменить, кроме смерти...

Нестор Комарницкий – блогер, независимый журналист (Львов-Волгоград):

Подвиг украинского вратаря Александра Шовковского в матче со сборной Швейцарии (три отбитых и ни одного пропущенного послематчевого пенальти) еще долго не будет повторен. Но, все же, 2006 год больше запомнился казнью Саддама Хуссейна. Имя и образ человека, олицетворявшего собой множество символов современного мира, было, по сути, повешено вместе с ним. 25 минут казни выдернули из книги истории человечества закладку между 20 и 21 веком, но отчасти вернулись нас в век девятнадцатый.

ИА REX:  2007  год - в Гватемале проходили выборы на право принять Олимпиаду 2014 года. Российский город Сочи стал столицей зимней Олимпиады. На Ваш взгляд это хорошее событие для России, способствующее развитию ее инфраструктуры или все закончится банальным «дерибаном» чиновниками бюджетных средств?

Михаэль Дорфман:

Олимпиада в Сочи – значительное достижение, признание постсоветской России. Что же до оценки – то цыплят по осени считают. В Афинах до сих пор считают убытки от Олимпиады 2004.

Юрий Бликов:

Ну, конечно, это будет способствовать и развитию инфраструктуры, и популяризации международного имиджа России, и улучшит инвестиционный климат, и поспособствует развитию туризма и популяризации спорта. И "тащить" бюджетные средства будут, куда же без этого? Разве без этого обходится, хоть в какой-то стране? Нет, не обходится. Вопрос только в том, какой сложности схемы для этого используются и в каких объемах уводят бюджетные средства. Но то, что на таких подготовках хорошо греют руки везде – это, ни для кого не секрет.

Лариса Бельцер-Лисюткина:

Второй вариант. Всё закончится банальным дерибаном и демонстрацией "властной вертикали", не допускающей никакого инакомыслия и объявляющей "врагами" всех тех, кто имеет и выражает свои собственные интересы, отклоняющиеся от интересов "властной вертикали".  Мне кажется, что есть серьёзная опасность не улучшить, а ухудшить имидж России в мировом масштабе. 

Юрий Юрьев:

Это хорошее событие, так как Олимпиада это символ мира, и российскому Кавказу совсем не помешает такого уровня международный праздник в составе великой и дружной страны.

Нестор Комарницкий:

Очевидно то, что от крошек Олимпиады кое-что достанется всем. И не только инфраструктура. Но, кто бы, ни стал президентом России в 2012 году, этот человек создаст условия, чтобы ресурс, вложенный в Олимпиаду, вернулся стране.

ИА REX:  2008  год, конечно же, в первую очередь запомнился началом мирового финансового кризиса. Нападение Грузии на Южную Осетию, пожалуй, стало основным политическим событием. Сумеют ли непризнанные республики (Абхазия, Южная Осетия) сохранить свою территориальную целостность и добиться признания независимыми государствами, используя прецедент Косово?

Михаэль Дорфман:

Не раз заявлялось, что Косово не является прецедентом. В мире неохотно меняют границы, установившиеся после Второй мировой войны и появление каждого нового государства – это особый феномен. Ключ к политической независимости Абхазии и Осетии сегодня лежит в Тбилиси. Реальная независимость зависит от экономического и социального развития их соседей. Они будут ориентироваться на тех, кто больше даст, и с кем выгодней иметь дело.

Юрий Бликов:

Для большей части мира, главным событием была все-таки Олимпиада, а не какой-то мелкий военный конфликт на границе России. Именно потому и начал Саакашвили войну 08.08.08, что внимание всего мира, всех ведущих мировых СМИ было приковано к открытию Олимпиады. Что касается анклавов, Абхазии и Осетии, то не им удастся добиться признания независимости, а вопрос стоит иначе: как долго они еще будут предметом политического торга? Думаю, до тех пор, пока в Грузии не придет к власти лояльный к России режим.

Юрий Юрьев:

Целостность они сохранят, но что дальше? Вот прецедент Приднестровья, отбившегося от убийц и поглотителей без помощи России... Героическое Приднестровье уже много лет просит воссоединения с Россией и провело об этом референдум. Россия не торопится рассматривать мнение Приднестровья...

Нестор Комарницкий:

Лично для меня вопрос так не стоит. Я считаю, что эти республики постепенно могут превратиться в часть Российской Федерации, и вопрос состоит в том, сможет ли Россия осуществить в этом процессе образцово-показательный интеграционный проект и, как следствие, потянутся ли обратно, и если да, то в каком порядке остальные отторгнутые от бывшего СССР, сиречь России, народы и территории. Возвращаясь к вопросу по поводу прецедента Косово, считаю, что в этом случае он не показателен. Больше показателен процесс создания СССР в начале 1920-х годов. Естественно, реакция мировой общественности на этот процесс может оказаться такой же, как и на создание СССР или на создание Варшавского блока после окончания второй мировой войны.

ИА REX: Год 2009-й – финансовый кризис продолжился и больно ударил по всему постсоветскому пространству. Эксперты и политики заговорили о кончине однополярного мира. Как думаете, какие силы будут доминировать в мировой экономике после окончания рецессии?

Михаэль Дорфман:

Мировой кризис выявил несостоятельность американской свободно-рыночной корпоративной модели капитализма, доминирующей в современном мире. Это кризис системный, а потому вовсе не факт, что он закончится, как заканчивались другие кризисы. Американская империя закатывается, и увлекает за собой мажорные силы мировой экономики. Это вовсе не значит, что Америка не имеет шансов доминировать и при новом мировом порядке, но для этого требуются глубокие системные изменения, на которые американские элиты не готовы.

Юрий Бликов:

В самом определении понятия рецессия "зашит" ответ на этот вопрос. Поскольку рецессия – это не критичные изменения, никакого слома не происходит. Соответственно, никакой революционной смены сил я не предполагаю.

Лариса Бельцер-Лисюткина:

Как социолог могу сказать, что кризис был только первым симптомом начала длительной переходной эпохи. Что-то типа Проторенессанса. Эта эпоха не завершится выходом из рецессии. Будет идти долгий процесс формирования глобальных рынков, информационных и социальных сетей, системы глобального регулирования экономики и межгосударственных конфликтов. Переход от Средневековья к Новому времени продолжался несколько веков. Кое-где он так и не завершился, это видно по культурам, открыто декларирующим сегодня свою приверженность таким механизмам как шариат или советы старейшин.

Для переходных эпох характерна "борьба нового со старым". Старое - это локальные миры, это иерархия "первый-второй-третий мир", это силовые конфликты и религиозно-этнические войны. Новое выдвигает требования планетарного единства экономических, политических и информационных сетей. Будут создаваться глобальные инфраструктуры для новой планетарной логистики. Будет борьба за ресурсы между разными многонациональными группировками, будет снижаться и изменяться роль национальных правительств, экономические структуры всё меньше будут вписываться в рамки национальных государств. На первом этапе можно ожидать сильной эрозии среднего класса. Но это не может быть последним словом, у надвигающейся эпохи есть огромный эмансипационный потенциал, унаследованный из 20-го века.  Как он будет реализован, пока не ясно.

Юрий Юрьев:

Доминировать будут наиболее ресурсообеспеченные и производительные государства, и их союзы. Не абстрактные деривативы, а житейское и классическое: "государства богатеют, когда простой продукт имеют". Мир находится в парадоксе, когда нужна быстрая перенастройка производств на новые продукты, но в силу дороговизны современных производств - нужна полная политическая и культурная стабильность при всеобщем народном одобрении.

Если ранее наиболее выгодным методом была минимизация издержек на труд, как в Китае, или минимизация издержек на ресурсы, как в Ираке, или максимизация трудовых усилий, как в Японии, то ныне, в эпоху, когда даже школьник способен создать отравляющее вещество или взрывчатку из бытовых веществ с помощью интернета, наиболее востребованной будет стабильность, основанная не на политическом колонизационном насилии и рабском труде или рабском экспорте, а на добровольной созидательности.

Здесь же важна однородность государств и территорий, буквально, от слова "род", когда экономическое пространство обладает быстротой взаимопонимания и стабильностью в устремлениях. Китайское "чудо" основано на дешевизне труда и пока работает, но сам Китай неоднороден, что этнически, что политически и в любой момент способен выдать очередной китайский сюрприз, основанный на правосудии, а на насилии. США развились на отсутствии военной угрозы, народовластии, правосудии, культивировании наук и изобретений, что в целом дало "народное единство в стремлении преуспеть". Это же в Японии. Это же было в СССР, за исключением народовластия и правосудия. Все, кто смогут это обеспечить - будут процветать экономически. Остальные будут спорить, и воевать между собой.

Нестор Комарницкий:

Очевидно напрашивающийся ответ - Китай. Но я думаю, что не все так просто, и, помимо роста влияния Китая, ожидаю относительного усиления Германии и Японии. Технологическая база и историческая традиция этих стран, подтолкнут их руководство к более активным действиям.

ИА REX: Подходит к концу и 2010 год. Какие события этого года Вы считаете самыми важными?

Михаэль Дорфман:

WikiLeaks открыл новую эру мировой гласности. Профессиональные элиты теряют монополию на распространение информации. Таких сайтов будет больше, что обеспечивает естественное и неотъемлемое право людей на знание. А знание – это всегда сила.  

Юрий Бликов:

Если говорить об Украине – это, безусловно, смена президента и окончание оранжевой вакханалии. Для меня, как для гражданина Украины, это самое значимое событие года.

Лариса Бельцер-Лисюткина:

Этот год представляется мне расплывчатым. Не могу выделить однозначно топового события, типа 11 сентября.

Но общее впечатление определяется очень контрастными символическими событиями: это горняки, извлечённые совместными усилиями многих стран из-под земли, это публикация на WikiLeaks документов секретной дипломатии, это введение войск в испанские аэропорты и насильственное подавление протестов авиадиспетчеров.

Эти события отражают противоположные тенденции в современном мире. С одной стороны, технический и гуманитарный прогресс открывает человечеству новые горизонты, с другой стороны усиливаются авторитарные и антидемократические тенденции, углубляется и без того гигантская пропасть между богатыми и бедными, демонтируются социальные государства, сокращается доступ к образованию и медицинскому обслуживанию. Общественный раскол очевиден, и он чреват насилием, ибо сознание тех слоёв, которые ещё совсем недавно были средним классом, а сейчас вытолкнуты в нищету, не заточено на подчинение.

Юрий Юрьев:

Обострение кризиса между братскими Кореями сразу после того, как Россия и Китай договорились о взаимозачётах без долларов. Это наиболее значимое событие для всего мира.

Нестор Комарницкий:

Что касается постсоветского пространства, то, пожалуй, создание Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана будет даже значительнее и памятнее нескольких недель московского смога и конфликта вокруг Химкинского леса. Отмечу рост популярности платформы Android и выход iPad. Оба события эти меняют привычный мир, и меняют незаметно, но существенно, как и победа сборной Испании на ЧМ по футболу. Ну а самым важным для развития Украины является отмена конституционной реформы 2004 года. 

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Вы читали когда-нибудь Конституцию России?
51.3% Да.
На Ваш взгляд, коронавирус имеет естественное происхождение или является биологическим оружием?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть