Глава МИД России рассказал, как Украина ссорит Россию с ЕС, но Россия ссоры не хочет

Семь главных тезисов авторской статьи Сергея Лаврова в газете «Коммерсант»
13 февраля 2014  03:23 Отправить по email
Печать

Глава МИД России опубликовал в газете "Коммерсант" свою авторскую статью, в которой подробно рассказал о разногласиях России и ЕС. Статью газета публикует сегодня. В ней, в частности, выделяются следующие тезисы:

1. УКРАИНА и ЕС:

"В центре споров в европейском медиапространстве находится сейчас ситуация на Украине. Яблоком раздора стал вопрос о заключении Киевом соглашения об ассоциации с Евросоюзом, которое было подготовлено в рамках программы ЕС «Восточное партнёрство». Принятое украинским руководством — после анализа экономических последствий реализации этого соглашения — решение отложить его подписание вызвало бурю отрицательных эмоций со стороны ЕС и стало толчком к внутреннему противостоянию на Украине".

Перед Украиной и другими странами "Восточного партнёрства" ЕС начал ставить вопрос так: "надо определиться, с кем вы — с Европой или с Россией. Принимаете европейский выбор, значит, выполняйте все предписания Брюсселя, даже в том случае, если они не согласуются с уже имеющимися обязательствами, в том числе в рамках СНГ... Мы никогда не пытались кому-то что-то навязывать, понимая, что интеграция может быть прочной лишь тогда, когда она опирается на взаимные интересы. Эту позицию мы занимали и занимаем в отношении Украины и лишь объяснили украинским друзьям, что изменение экономических правил игры с их стороны вызвало бы строго адекватную реакцию России в полном соответствии с международными стандартами, в том числе нормами ВТО.

Ожидали, что такое же уважение свободы выбора украинского народа будет проявлено и нашими европейскими партнёрами. И были неприятно удивлены, когда оказалось, что в понимании представителей ЕС и США «свободный» выбор за украинцев уже сделан и однозначно означает «европейское будущее». При этом рассуждения о том, что Украине следует повторить путь, пройденный Польшей и другими странами Восточной Европы, явно некорректны: ведь никто не предлагает Киеву в сколь-либо реальной перспективе вступление в Европейский союз, речь идёт, по сути, об одностороннем принятии диктуемых Брюсселем условий, включая полное снятие барьеров для торговой экспансии ЕС".

2. ЕВРОМАЙДАН и ЕС:

"Ситуацию, когда процесс демократического волеизъявления подменяется «уличной демократией», когда мнение нескольких тысяч манифестантов, пытающихся оказывать силовое давление на власть, выдаётся за «глас народа», нельзя назвать приемлемой. Беспорядки, уличное насилие в любой столице стран Евросоюза воспринимаются так, как они в принципе того и заслуживают: как угроза общественному порядку и демократическому строю. И российская сторона не пыталась ставить эту позицию под сомнение, не посылала своих представителей раздавать печенье бесчинствующим демонстрантам.

3. ХАРАКТЕР ЕВРОМАЙДАНА:

"В действиях антиправительственных сил на Украине всё активнее проявляются националистические, экстремистские настроения, антироссийская риторика определённых кругов смыкается с антисемитскими, расистскими призывами. То есть наряду с правительством и поддерживаемыми западными государствами лидерами оппозиции возникают другие силы, которые, по сути, никем не контролируются и, похоже, не собираются придерживаться цивилизованных стандартов поведения. При этом вопрос об интеграционных приоритетах отходит на второй план, заслоняется все более радикальными лозунгами, не имеющими ничего общего с европейской культурой..."

4. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ О РАСКОЛЕ УКРАИНЫ:

"Сама «фактура» украинского общества не позволяет ему однозначно качнуться в ту или другую сторону. Об этом ещё 20 лет назад писал Сэмюэл Хантингтон в своём «Столкновении цивилизаций», предупреждая, что стремление внести полную ясность в данный вопрос стало бы фактором, разрывающим внутренние связи в украинском государстве с возможными тяжёлыми последствиями для этой страны.

С учётом этого совершенно бесперспективными выглядят потуги решить за граждан Украины, каким должно быть будущее их государства и даже кто персонально будет входить в их правительство. Подобная «социальная инженерия» неизменно даёт весьма плачевные результаты. Достаточно посмотреть на последствия внешнего вмешательства в Ираке, Афганистане, Ливии. Последний пример связан с ситуацией в Южном Судане — государстве, созданном во многом благодаря настойчивости ряда влиятельных международных игроков. И нет никаких оснований полагать, что «экспорт революции» в Европе обернётся чем-то более позитивным".

5. РОССИЯ, Евразийский союз и ЕС:

"Получается, что в основе сегодняшнего недопонимания лежит отсутствие ясности относительно долгосрочных целей развития отношений между Россией и ЕС... Россия выступает за создание в перспективе общего экономического и гуманитарного пространства от Лиссабона до Владивостока, в рамках которого было бы обеспечено свободное передвижение людей, свободный обмен товаров и услуг. Соответствующая инициатива президента Владимира Путина закреплена в российской концепции внешней политики. Руководство ЕС на словах разделяет этот подход. Однако мы ещё далеки от того, чтобы это намерение стало определяющим при принятии в Брюсселе повседневных решений...

В подходах Евросоюза сохраняется тенденция выстраивать связи с соседями исключительно на основе приближения этих стран к стандартам ЕС и движения в фарватере политики Брюсселя. Но ведь Россия не ставит перед собой цели вступления в Европейский союз, и поэтому сотрудничество между этими двумя крупнейшими игроками на европейском пространстве может быть только равноправным. Нашим партнёрам в Евросоюзе необходимо в полной мере учитывать, что на евразийском пространстве реализуется масштабный интеграционный проект, который изначально выстраивался с учётом возможностей его гармонизации с процессами интеграции в рамках ЕС как связующее звено между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом.

Конечно, задачу качественного сближения между ЕС и формирующимся Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) не решить в одночасье. Но мы убеждены, что движение в этом направлении — вполне реальная, достижимая цель, поскольку обе интеграционные модели построены на схожих принципах и опираются на нормы ВТО. Именно поэтому президент Путин в ходе недавнего саммита Россия—ЕС в Брюсселе предложил изучить возможность формирования к 2020 году зоны свободной торговли между Евросоюзом и ЕАЭС. Мы приветствуем договоренность о проведении экспертного деполитизированного анализа интеграционных процессов в ЕС и Евразии".

6. ПРЕДЛОЖЕНИЕ РОССИИ для ЕС: БЕЗОПАСНОСТЬ

"Приходится в последнее время слышать рассуждения, в том числе и в контексте украинской ситуации, о том, что сейчас не время для постановки масштабных задач в отношениях между Россией и ЕС. Ссылаются при этом и на то, что реализация планов создания зоны свободной торговли между ЕС и США в рамках трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства делает для стран ЕС менее актуальной реализацию крупных модернизационных проектов совместно с Россией. Разумеется, каждый решает для себя сам. Однако вряд ли углубление взаимодействия между государствами Запада сможет заменить им необходимость активного развития связей с другими партнёрами. В сегодняшнем глобальном взаимозависимом мире создание отгороженных от остальных оазисов благополучия — задача едва ли достижимая, и это относится как к военно-политическим, так и к экономическим вопросам. Тем более если учесть, что Европа сегодня уже не центр глобальной экономики и политики и должна считаться с подъёмом других центров силы и влияния.

...Пора, наконец, перевести в конкретные дела принятые в ОБСЕ и Совете Россия—НАТО решения о создании в Евроатлантике единого пространства мира, безопасности и стабильности. Только так можно гарантировать, что цепочка недальновидных, безответственных действий не спровоцирует, как в августе 2008 года, кризисную «воронку» в европейской политике".

7. ПРЕДЛОЖЕНИЕ РОССИИ для ЕС: ОБЩИЕ ЦЕННОСТИ без ПОЛИТИЧЕСКОГО ГОМОСЕКСУАЛИЗМА:

"Нельзя не согласиться с тем, что цементирующим составом при строительстве общеевропейского дома призваны служить общие ценности. Необходимо, однако, договориться о том, что они собой представляют и кто их определяет. Исходим из того, что ценностные ориентиры должны быть продуктом взаимного согласия, а не изобретением какого-либо государства или группы стран. Набор базовых ценностей, на которые могло бы опираться общеевропейское сотрудничество, сформулирован в документах ООН, ОБСЕ, Совета Европы. Разумеется, общество — живой организм, и ценностные представления могут меняться по мере его развития. Многие подходы, принятые сегодня в Европейском союзе, воспринимались как неприемлемые в тех же государствах всего 20–30 лет назад. Имею в виду, в частности, нравственный релятивизм, проповедь вседозволенности и гедонизма, укрепление позиций воинствующего атеизма, отказ от традиционных ценностей, которые в течение многих веков составляли нравственную основу человеческого развития. Причём такие установки продвигаются с мессианской настойчивостью как внутри своих стран, так и в отношениях с соседями. Хотелось бы в этой связи напомнить, что принципы демократии прежде всего предполагают уважение мнения других. Всем необходимо признать, что народы Европы, соглашаясь с базовыми ценностями, включая уважение демократических основ организации общественной жизни, прав человека и основных свобод, в то же время должны предоставлять друг другу право оставаться разными, сохранять свою культурную идентичность — в полном соответствии с универсальными конвенциями и декларациями в области прав человека".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Белоруссия до конца года войдёт в состав РФ?
55.3% Нет
Лукашенко для России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть