Как решить проблему нейтрализации продолжателей дела Герострата: мнения

Эксперты обсуждают скандал в лондонской галерее Tate Modern и ищут пути борьбы с осквернителями художественных ценностей
15 октября 2012  08:48 Отправить по email
Печать

Эксперт ИА REX по социальной психологии, кандидат медицинских наук, руководитель общественного движения социально-психологичесrой помощи Марк Сандомирский предлагает обсудить проблему нейтрализации продолжателей дела Герострата

8 октября в лондонской галерее современного искусства Tate Modern произошёл скандал, попавший в сводки главных новостей европейских информагентств. Неизвестный сделал на картине Марка Ротко «Черное на коричневом» 1958 года надпись черным маркером и скрылся... а потом позвонил в «The Guardian» и объяснил мотивы содеянного. Уже вечером того же дня полиция его арестовала.

Неизвестный, стремящийся стать известным, как и автор оскверненной им картины, оказался выходцем из России. Это Владимир Уманец, художник, основатель движения «желтизма». Вопрос, который задают СМИ: страдает ли человек, совершивший такое, расстройством психики? Может ли он быть невменяемым? Как решить проблему нейтрализации продолжателей дела Герострата.

Марк Сандомирский:

Конечно, давать диагностическое заключение о наличии у человека психического расстройства или степени его вменяемости заочно просто невозможно. Как правило, ответы на эти вопросы даёт стационарная психиатрическая экспертиза.

Однако в целом о подобной ситуации с публичным скандалом на почве искусства можно сказать, что она хотя и «скандально искусственна», но при этом скандальность её не искусственна, а закономерна — и даже имеет повторяющийся характер. В этом случае слово «пиар» приобретает диагностический смысл. Собственно, здесь пиар — это диагноз.

Нередко люди, не имеющие серьёзной психопатологии, страдающие пограничными расстройствами либо обладающие только, лишь личностными особенностями на грани акцентуации, совершают акты вандализма. Здесь речь идет уже не об «активной жизненной позиции», а о намеренно провокативной жизненной позиции. Цель провокаций проста до примитивизма и откровенна до бесстыдства: привлечь внимание к собственной персоне, прославиться любой ценой. Чтобы возвыситься самому — нужно унизить окружающих, оскорбить их чувства (желательно массово). Можно надругаться над святынями — хоть в прямом смысле (поглумиться над ценностями религии), хоть в переносном (над ценностями искусства). Это имеет название «синдрома Герострата»: древнеэллинскому поджигателю храма удалось не только войти в историю, но и породить бесконечную череду подражателей, и артвандалы среди них — заслуженно в топе.

Что касается отечественных продолжателей дела Герострата, то видимо, в раннем возрасте они слишком буквально, прямолинейно поняли наставление из известного произведения для детей: «Хорошими делами прославиться нельзя!» Вот и творят дела нехорошие, абы прославиться: можно заниматься акционизмом, граничащим с моральным (или даже аморальным) эксгибиционизмом. Порча картин — лишь частный случай, ассортимент провокационных акций достаточно широк. Можно показательно нарушать правила дорожного движения. Или можно заниматься публично зоофилией. А можно — эксгибиционизмом в музее. Или можно кощунствовать в храме. Либо принародно сжигать книги. Еще один высокоэффективный рецепт скандала — поиздеваться над тружениками СМИ, морально или даже физически. Что нового смогут придумать следующие искатели скандальной известности — совместить всё предыдущее в «одном флаконе»?

Иногда такие деяния поначалу кажутся поступками душевнобольного человека. Но очевидно, что когда после подобных действий осуществляется добровольное признание в содеянном, причём адресованное средствам массовой информации, то совершает их человек психически нормальный (хотя возможно не совсем адекватный морально), находящийся в твердой памяти и здравом уме — хотя поступает подобным образом в целях нездорового пиара.

Ну, а если акция имеет определенную идеологическую подоплеку, пропагандирует политическое или художественное движение, независимо от того, какого оно цвета — «красного» или «зеленого», «голубого» или «жёлтого» — все равно получается, лишь разноцветная грязь, — тут уж точно акт вандализма является на самом деле актом скандального пиара, совершаемого человеком здравомыслящим, хотя и аморально действующим.

Юрий Юрьев, политконструктор:

Мания величия, в отличие от возвышенных мыслей и чувств, проявляется как раз в пренебрежении интересами окружающих. Соплеменники, соседи и соратники видятся как пища, как растения. Любой Герострат или Нерон начинает со слов, продолжает мелкими делами, затем масштаб его дел растёт, он находит союзников по презрению к культуре и традициям, и так рождаются структуры и системы, именуемые с культурных позиций как «зверства». Если проще, то даже в быту можно считать закономерностью: «грубость рождает кражи, кражи рождают разбой, разбой рождает убийства». Культура всех народов мира показывает такую закономерность, а от синонимов типа «цинизм» или «нигилизм» — суть явлений не меняется.

Издавна история показывала, что как только общества «зверели», и количество «людоедов» в них превышала некий опасный для иных членов общества процент — эти общества становились жертвой соседних обществ и государств, более слаженных в строю и бою. Выжившие и отбившиеся — поневоле ценили культуру и трезвость, считая их оружием. Культура и гуманизм являются таким же оружием, как и дисциплина, и военные это давно поняли. Если мы внимательно всмотримся в Культуру и Историю, то увидим, что наивысшие формы уважения к культуре, этике и гражданским правам наблюдались в эпоху массовых призывных армий и сопутствующего тоталитаризма.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Лукашенко для России?
66.1% Зло
COVID-19
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть