Как побеждает исламизм: мнения

Исламистская революция, как и любая истинная революция — это куда больше, чем политика. Исламизм — это попытка сформулировать новое самосознание, меняющее основные аксиомы нашего времени.
5 июля 2012  15:05 Отправить по email
Печать

Волна «арабских революций» смела ряд светских режимов и на их место после демократических выборов пришли радикальные исламисты. Почему побеждает исламизм? На этот вопрос в своей статье пытается ответить Михаэль Дорфман. «Исламистская революция, как и любая истинная революция — это куда больше, чем политика. Исламизм — это попытка сформулировать новое самосознание, меняющее основные аксиомы нашего времени. Это сознание выходит из глубин интеллектуальной исламской традиции, предлагающей совершенно иное понимания человеческого бытия, и помогает избежать и гегемонию жесткого картезианского склада ума», — считает эксперт.

ИА REX: Можно ли согласиться с аргументами Михаэля Дорфмана?

Юрий Юрьев, политконструктор:

В давнем споре концепций «деньги вместо людей», как колониальной концепции, или «люди вместо денег», как концепции коммунистической — исламисты нашли очень интересный принцип: «деньги вместе с людьми». Они не отказываются от денег, они не отказываются от людей, они отказываются от денег любой ценой и ростовщичества на ближних. Исламист ныне подобен «советскому» ранее и похож на ранних христиан до эпохи крестовых походов. Он не ставит целью наживу любой ценой, он считает, что дети важнее денег, он может вникать или не вникать умом в сложнейшую теорию, но он живёт по основным её принципам.

Ещё исламист похож на «советского» не только отношением к роли детей и денег и к железной дисциплине веры. Ислам экспансивен, как ранний коммунизм. «Дар-Уль-Ислам» работает в точности, как Коминтерн ранее. «Чёрный квадрат» Малевича оказался Каабой. «Я хату покинул, пошёл воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать» — чёткая калька с Корана: «Земля принадлежит тем, кто её обрабатывает». Очень многое похоже, включая фракции и их интриги, кроме разве что «классовой борьбы». Но коммунизм и ислам похожи по стилистике и на иных, например, протестантов, что вырвались из опеки католиков и переориентировали несколько ведущих стран мира. А мормоны так вообще удивительно похожи на классических исламистов и по отношению к семье.

Проблема ислама ещё и в том, что многим его вождям мало согласия окружающих на отсутствие ссудного процента. Им мало уважения к собственно исламу. Им нужна полная, абсолютная и беспрекословная власть ислама. Суд им нужен Шариата. Им нужно полное господство ислама во всех сферах, и главное — на арабском языке. В итоге деятельности некоторых вождей ислама ислам становится страшнее ссудного процента. Ссудный процент забирает что-то, а ислам (в трактовке некоторых его вождей) забирает всё и навсегда, включая предков и потомков. И в этом случае ислам напоминает оружие массового поражения. С соответствующим к нему отношением со стороны тех, кто на стороне культуры и науки собственного народа, на собственном языке и в собственных целях.

Сандра Новикова, журналист и блогер:

Мудрейший аятолла Хомейни сказал, что есть только две партии — партия Бога и партия сатаны. Современная западная либеральная цивилизация по природе своей сатанинская. Западная же христианская церковь противостоять натиску князя мира сего не смогла, и стала сдавать одну позицию за другой. Западную церковь теснили и теснят по всем фронтам — создали протестантизм с его многочисленными сектами, дискредитировали всяческими «педофильскими» и «гомосексуальными» скандалами католических священников, кощунствовали и богохульствовали в фильмах, книгах, стихах и песнях, требовали, чтоб феминисткам предоставили право быть пасторами, а сейчас уже доходит до того, что из церквей убирают распятия, запрещают христианам носить кресты и даже поздравление с Рождеством считают чем-то неприличным.

Но свято место пусто не бывает, и на место беззубой западной церкви, не выдержавшей искушения и решившей поклониться тому, кто обещал за поклон дать весь мир, пришла активная и умеющая себя защитить религия. И дело кончится тем, что те, кто не желает состоять в партии сатаны, примкнут к исламу. Или к православию.

Но на поставленный вопрос можно ответить ещё проще. Вот западный либерализм с его толерантностью, защитой геев, феминизмом и движениями типа чайлд-фри. А вот ислам с многожёнством. Как вы думаете, кто победит? Ответ очевиден.

Роман Лискин, журналист:

Это говорит о том, что католическая и православная религии тяжело больны. Их догмы просто не воспринимаются населением. Работающий раньше наследственный принцип не культивируется в «ячейках общества» — в семьях. Скандалы, как в РПЦ, так педофильские скандалы у католиков, несомненно, тоже сделали свои дело, оттолкнув большое количество людей неверующих, но исторически считающих себя православными или католиками. Плюс играет роль демографический фактор — рождаемость христиан неуклонно падает, тогда, как у мусульман она растёт. Соответственно растёт и их влияние. Как говорят врачи «прогноз неблагоприятен».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Афганистан будущего станет для России
49.3% Нейтральным государством
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть