Опыт антитеррористической работы в Чечне стоит учесть на федеральном уровне: Сергей Скоков

Эксперт ИА REX о терактах в Волгограде
4 января 2014  19:10 Отправить по email
Печать

Прежде всего, хотел бы принести свои соболезнования всей России, родным и близким жертв террористических актов в Волгограде.

Полагаю, что в настоящее время террористическая угроза является угрозой номер один для нашей страны. Больше двух десятков лет постсоветское пространство раздираемо войнами и междоусобицей, а мирные города с чудовищным постоянством подвергаются атакам террористов, в ходе которых гибнут не комбатанты, а в основном ни в чём неповинные женщины, старики и дети. Как известно, террористические акты осуществляются с целью оказания влияния на политику, проводимую руководством государства нашей страны. Их последствия, при определённых обстоятельствах, могут стать той "критической массой", способной возродить политический кризис, который может с лёгкостью перерасти в перманентную гражданскую войну, в очередной раз превратить страну в руины.

Представляется, что никакого мистического смысла, символизма в действиях организаторов и исполнителей данных террористических актов искать не следует (я даже не совсем уверен, что они настолько хорошо знают отечественную историю, чтобы понимать значение этого святого места для русских людей). Полагаю, что здесь всё предельно рационально с точки зрения планирования, подготовки и осуществления террористического акта: действовали по пути наименьшего сопротивления, в регионе, в котором была заблаговременно подготовлена вся необходимая база для нанесения удара и, возможно, до сих пор имеется надёжная агентурная сеть. Кроме того, совершенно очевидно, что резонанс от тройного террористического акта в крупном городе, расположенном поблизости от района проведения Олимпийских игр значительно сильнее, чем от удара по какому-нибудь областному или районному центру меньшего размера (при сопоставимых потерях эффект чисто психологический и направлен исключительно на подавление воли и запугивание мирного населения). При этом надо отдавать себе отчёт, что никаких особенных преград для террористов не существует, ведь практически невозможно взять под тотальный контроль все транспортные коммуникации, пассажирские и грузовые потоки, и это террористы уже неоднократно доказывали, осуществляя или готовя свои акции в самых разных уголках нашей страны – от самого центра до периферии.

То, что акции направлены на дестабилизацию внутриполитической обстановки в России, совершенно ясно и сомнению не подлежит. На мой взгляд, главная задача для представителей специальных служб – ответить на вопрос: "Зачем и кому это нужно?"

Что это всё может быть – попытка расшатать государственный строй на фоне очередной волны финансового и экономического кризиса? Попытка подтолкнуть страну к гражданской войне по религиозному принципу по типу кризиса в Сирии, которая практически в одночасье запылала пожарищами, зачадила остовами подбитых боевых машин и танков, заалела кровью сотен тысяч убитых и раненых? Попытка оказать давление на руководство страны, чтобы оно пошло на уступки в вопросах внешней политики? Быть может, это ответная реакция части мировой элиты на расширение Таможенного союза и, например, на замораживание процесса евроинтеграции Украины? Быть может, попытка сорвать грядущие Олимпийские игры в Сочи?

Или взрывы есть совокупный результат сложения множества векторов внутренней и внешней политики, а также косвенное следствие отсутствия идеологии в стране?

Сложно бороться с явлением, если оно не понято и не осмысленно. В серии своих публикаций, посвящённых проблематике терроризма и противодействию диверсионно-террористическим актам, попытался обосновать необходимость создания новых направлений в науке и военном искусстве, которые должны фундаментально исследовать природу данного явления, подготовить принципы борьбы с терроризмом. Предполагаю, что сейчас дело за руководством государства.

Мой личный опыт показывает, что помимо технико-технологических решений, которые, безусловно, необходимы для наших силовых структур, требуется ещё и введение системы персональной ответственности должностных лиц. Причём всех должностных лиц: начиная от участкового, который "проспал" заселение в одну из квартир лиц, которые много лет уже находятся в федеральном розыске и живут на нелегальном положении, заканчивая руководителями министерств и ведомств.

Кстати, положительный опыт создания такой системы персональной ответственности был получен в середине прошлого десятилетия благодаря согласованным усилиям командования ОГВ(С) на Северном Кавказе и руководства Чеченской Республики. Тогда штаб группировки ежемесячно доводил сводку с анализом антитеррористической обстановки по районам республики до ряда должностных лиц, в том числе и до президента Чеченской Республики А. Кадырова, прокурора, профильных министров и других руководителей и должностных лиц, ответственных за проведение контртеррористической операции. В сводке указывалось количество погибших граждан Российской Федерации и причины их гибели. В результате этой работы главы местных администраций стали кардинально влиять на ситуацию в своих районах, предпринимать действенные меры реагирования.

В связи с этим замечу, что недавно из Чечни вернулся один мой хороший товарищ и с невероятным энтузиазмом и воодушевлением рассказывал о том, как изменилась за последние десять лет республика, как она быстро смогла отстроиться и восстановиться. Полагаю, что во многом это стало возможно именно благодаря работающей, действенной системе персональной ответственности должностных лиц как на местах, так и на региональном уровне. Быть может, нам следует изучить этот положительный опыт?

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

дмитрич
Карма: 6
05.01.2014 05:49, #11545
хорошо что напомнил,а то ни кто бы и не догадался.
Подписывайтесь на ИА REX
Позиции России в мире за 2020 год:
62.3% Усилились
Реален ли в ближайшее десятилетие железный занавес между Востоком и Западом?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть