Ходорковский просит не путать его с Навальным: мнения

Эксперты продолжают обсуждать новость о помиловании Ходорковского
23 декабря 2013  16:59 Отправить по email
Печать

Михаил Ходорковский написал в прошении о помиловании, что не собирается заниматься политикой и бороться за возвращение активов ЮКОСа. Об этом бывший глава компании ЮКОС рассказал в интервью изданию The New Times."Я написал в своей бумаге то, о чем раньше не раз говорил публично: я не собираюсь заниматься политикой и не собираюсь бороться за возвращение активов (ЮКОСа) ", - заявил Ходорковский. Экс-олигарх также сказал, что в своем письме попросил предоставить ему возможность выезда за границу. Ходорковский подчеркнул, что не стал бы писать прошение о помиловании, если бы от него требовали признания вины. Первое интервью Ходорковского после освобождения: Часть первая. Освобождение. Часть вторая. Тюрьма. Часть третья. Путин. Навальный. Национализм: Часть четвёртая. Платон Лебедев. Алексей Пичугин. Часть пятая.Общественная деятельность. Социальные сети. И первое телевизионное интервью Ходорковского. 

Эксперты ИА REX продолжают обсуждать новость о помиловании Ходорковского и его высказываниях.

Илья Трейгер, издатель и публицист (США):

Конечно же, с первых минут, когда стало известно о предстоящем освобождении бывшего главы ЮКОСа, комментаторы на разные лады начали делать всевозможного рода предположения, пусть даже и при полном отсутствии информации. И в одном они в этих предположениях ошиблись – ошиблись в предположении, что первые публичные выступления или заявления Ходорковского вряд лиокажутся информативными. Думалось, мол, человеку с силами надо собраться, с мыслями, вновь привыкнуть к свободе, да, и невсе он может позволить себе сказать вслух. Все оказалось не так. Две сильнейшие пресс конференции – одна открытая, которую можно и посмотреть, и прочитать здесь, и вторая так называемая «закрытая», стенограмму которой можно прочитать здесь.

 Более всего, и до освобождения и, тем более, после освобождения Ходорковского различного рода комментаторов и аналитиков, конечно же, интересовали три основных вопроса: будет ли мстить, станет ли лидером российской оппозиции и сколько денег ему удалось припрятать от российской власти? И самое удивительное то, что именно на эти три вопроса он ответил на обеих упомянутых пресс-конференциях!

 Итак, по порядку. Что касается денег, которые МБХ удалось сохранить, то этот вопрос, в принципе, был ясен и до освобождения по тому, что семья Михаила Ходорковского не имела финансовых проблем в течение всего времени его отсидки. Конечно же, какие-то ивесьма не малые средства сохранить удалось. Что же до их количества и места нахождения, то если бы это было известно российской власти, эти средства и сохранить бы не удалось. А, поскольку, российской власти не удалось эти деньги отобрать, то, следовательно, никто, кроме самого МБХ этой информации и не знает, и не узнает. Впрочем, не так это и важно, главное, что сумел сохранить! Важнее, что ответил МБХ на оставшиеся два вопроса.

 На вопрос о том, планирует ли бывший глава ЮКОСа заниматься политикой, он ответил, что нет в том смысле, что его не интересует борьба за власть. Однако тут же заявляет следующее: М.ХОДОРКОВСКИЙ: Я поэтому и очень, как мне показалось, конкретно продемонстрировал вот эту вот линию. Я не буду заниматьсяполитикой в том смысле, в котором это означает борьбу за власть. Но если мы говорим о том, буду ли я продолжать бороться за то, чтобы те люди, которые сегодня еще находятся в тюрьме, вышли на свободу (я имею в виду политзаключенных не только по делуЮкоса, но и)... А как я могу себя вести по-другому? Я не думаю, что даже наша власть ожидала, что я на эту тему не буду ничего говорить или делать.

 Если же говорить в более широком смысле, у меня есть позиция, которая не являлась, я считаю, причиной, по которой я оказался в тюрьме. Но, тем не менее, она декларировалась мной еще в 2003-м, в 2002-м году. Я считаю, что в России проблема не столько (или, может, не только) с президентом в личном качестве. Проблема с тем, что наши сограждане в огромном большинстве своем непонимают, что за свою судьбу они должны нести ответственность лично, сами. Они ее с удовольствием доверяют. Вот, доверилиВладимиру Владимировичу Путину. Потом, может быть, доверят кому-то еще. А я считаю, что это для такой большой страны как наша, путь в тупик, ну, собственно говоря, где мы и находимся.

 И людям надо объяснять: «Ребят, если мы хотим жить в демократической стране, то систему надо менять». Я выступал за то, что Россия должна быть не просто реально демократической, но и парламентской республикой, ну, или для начала хотя бы парламентско-президентской. Еще раз скажу, проблема даже не в том, что это не нравится нынешней власти. Проблема в том, что это не нравится нынешнему обществу. И его в этом надо убеждать. Это вот в более широком смысле, наверное. Я в качестве примера исключительно сейчас сказал».

 По сути, перед нами не что иное, как заявка на программу по смене политического устройства страны. Это что, уже не политика? – Самая что ни на есть настоящая политика. Будет ли Ходорковский этим на самом деле заниматься, покажет время. Но то, что он этим заниматься планирует – это факт.

 Ну, и, наконец, будет ли МБХ мстить? Прежде, чем ответить на этот вопрос, имеет смысл поговорить о том, а зачем, собственно, Путину оказалось так уж необходимо уговорить Ходорковского на помилование? Настолько необходимо, что он пошел даже на условие самого заключенного – без признания вины? Ходорковский ведь, все эти 10 лет был «любимой игрушкой» Путина, который держал его в заключенииисключительно в силу личного самодурства. Чтобы такой человек вдруг согласился выпустить такого заключенного, да еще и на его же условиях, что-то должно было вынудить его (Путина) это сделать. Причем это обстоятельства, которые должны быть сравнимы с прямой опасностью для самой личной власти президента. А единственное, что может в настоящее время реально угрожать властироссийского президента – это его ближайшее окружение, перед которым у президента имеются серьезные обязательства.

 В данном случае речь идет, конечно же, о тех людях, к которым перешла собственность обанкроченного ЮКОСа и в руках которых на данный момент сосредоточена собственность энергетической отрасли России. Назовем их условно «группой Сечина». Здесь нельзязабывать, что личное самодурство любого диктатора жестко ограничено рамками интересов той группы людей, которая обеспечивает власть этого диктатора. И сам диктатор незыблем на своем троне лишь до той поры, пока обеспечивает интересы этой группы, пока он этой группе нужен. Как только правитель оказывается неспособным выполнять свои обязательства по отношению к такому окружению, его власть заканчивается, чаще всего в виде дворцового переворота, как это произошло, например, с Хрущевым. Ровно в этом же положении (с непринципиальными деталями)  находится и Владимир Путин. 

Михаил Ходорковский оказался на свободе, вероятнее всего, именно потому, что у Путина возникли серьезные проблемы со своим ближайшим окружением. Какие именно?

А это очень хорошо объяснил Сергей Пархоменко в своем эфире на «Эхо Москвы» 20 декабря: «По сведениям, которые у меня есть, речь идет о многочисленных судебных делах, сугубо экономического характера. Это вам неЕСПЧ, с этими, что называется, не забалуешь. Тут речь идет не о каких-то гуманитарных проблемах, а о сухих бабках, о большой серии дел, которые шли, идут сейчас, и завтра будут идти по поводу отъема у «Роснефти» и других государственных компаний имущества, которое и было ими приобретено в результате разграбления «ЮКОСа». Давайте отдавать себе отчет в том, что «ЮКОС» был огромной международной компанией с большим количеством акционеров, в том числе акционеров очень влиятельных. Этиакционеры живы и хорошо себя чувствуют, и они продолжают переживать по поводу утраченных тогда денег. 

 И вот, собственно, сейчас наступил этот сбор урожая. На протяжении последних нескольких месяцев последовательно Российская Федерация целикомили отдельные ее компании, вроде, например, «Роснефти», последовательно проигрывает эти дела и приближается к самому страшному, приближается к делу о так называемой Энергетической хартии. Это крупнейший такой специализированный экономический трибунал, который размещается в Голландии, и там предстоит чрезвычайно серьезное судилище. То есть, собственно, процесс там, насколько я понимаю, уже закончился, сейчас наступил этап выработки решения, подготовкимотивированного решения. Оно должно было быть объявлено еще до Нового года, но, вот по последним сведениям, кажется, оно перенесено на весну. Так вот, это вещь, которая должна, ну, поставить «Роснефть» просто на грань разорения, потому что суммы иобъемы, о которых там идет речь, суммы денег и имущества, которое должно быть возвращено законным владельцам, вопрекизнаменитым историям про рюмочную в Твери… помните, рюмочную «Лондон», и какой-то там «БайкалФинансГрупп», и всякое такое прочее, и вот это вот разграбление «ЮКОСа»? Все это сегодня возвращается назад и все это совершенно неотвратимо надвигаетсяи на крупнейшие российские компании, типа «Роснефти», и на важных российских деятелей, и на Российскую Федерацию в целом, ина Путина лично».

 К этому хотелось бы лишь пояснить, что Ходорковскому (коллективному Ходоковскому) принадлежало лишь от 25% до 30% активовЮКОСа. Остальные от 60% до 75% компании принадлежали западным инвесторам, среди которых весьма серьезные западные миллиардеры. Это важно помнить в той связи, что стоимость активов, по которым западные инвесторы затеяли иски к российским компаниям, как минимум, втрое превышают те суммы, на которые мог бы претендовать Ходорковский, реши он начать борьбу заотобранные у него активы. Это ли не месть, причем месть с изощренной жестокостью? – Нет, это не месть. Это было бы местью, если бы упомянутые иски были инициированы самим Ходорковским. Но они были инициированы самими ограбленными западнымиинвесторами, когда МБХ находился за колючей проволокой и при всем желании не имел возможности подобные иски инициировать. Но это, вполне вероятно, является не последней причиной того, что ближайшее окружение Путина вынудило его освободить бывшего главу ЮКОСа.

 Да, самого Путина, вполне возможно, больше интересуют такие вещи, как внешняя политика, олимпиада и прочая мишура. Но в отношении условной «группы Сечина» это совсем не так. Вспомним, эти люди, даже будучи уже в непосредственном приближении к президенту, сами не обнаружили способности что-либо создать, аналогичное ЮКОСу. 

Все, на что они оказались способны – это силовым путем отобрать ЮКОС и разделить его между собой, пользуясь исключительно административным ресурсом, и ничем более. Это люди, не пекущиеся о высоких материях, как, возможно, президент. Это люди, которых интересуют только деньги, причем, деньги сейчас и много, т.е. личности, наделенные чисто тактическим сиюминутным мышлением. Для таких людей то, что, как сказал Пархоменко, приближаясь к Энергетической Хартии, надвигается на тех, к кому перешли активы ЮКОСа, является для них надвигающейся трагедией, из которой не видно реального выхода. Вполне возможно, что люди с подобным мышлением моглиполагать, что освобождение Михаила Ходорковского каким-то образом остановит или хотя бы затормозит этот процесс. Кстати, на пресс конференции МБХ был задан этот вопрос. И он ответил, что не представляет себе, как бы он мог действовать в направленииостановки таких исков. 

И правильно ответил. Действительно, как он может эти иски остановить? – Только компенсировав истцам стоимость потерянных ими активов. Но, как уже говорилось, Ходорковскому принадлежало не более трети активов ЮКОСа. То есть, даже до ареста, когда МБХ был в полной силе, у него подобных средство не было и тогда. Так что, если расчет был действительнона это, то он никоим образом не может оправдаться. Хорошая была бы месть, если бы была таковой. Нет, если уж говорить о мести, то искать имеет смысл в другом направлении. В каком? – А, вот в этом:

М.ХОДОРКОВСКИЙ: Алексанян? Василий Алексанян – это гигантская проблема. Я очень серьезно эту проблему изучал. Очень серьезно. Я не уверен, что я знаю на 100% всё. Но это, все-таки, эксцесс исполнителей. Этих исполнителей, я думаю, мы знаем. Я бы их назвал публично, но в отличие от традиций российских я предпочитаю для таких очень серьезных и неприятных обвинений иметь более точную и документированную информацию. Алексанян – это тот крест, который мне нести до конца моей жизни.

Вот здесь и следует искать то, что мы ищем. О чем здесь фактически ведет речь Михаил Борисович? Как мы помним, все последние суды над диктаторами Саддамом Хусейном, Хосни Мубараком и прочими, прежде всего, сталкивались с трудностями, связанными с доказательной базой против свергнутых диктаторов. И связаны эти трудности, главным образом, с тем, что глава государства никогда не отдает преступных приказов открытым текстом. Он как правило выражает своипожелания в более или менее иносказательной форме в расчете на понимание исполнителя. Поэтому доказательства удается собрать только в отношении непосредственных исполнителей, но не на самого «заказчика». Об этом практически открытым текстом исказал Ходорковский. Да, он считает дело Алексаняна эксцессом исполнителей и говорит о сборе доказательства именно против них. Но в этом-то и заключается смысл всего.

 Чисто для примера, вот самая простая схема, по которой все это может происходить: Собирается жесткая доказательная база на исполнителей, которые в тот же момент приобретают статус международных преступников, поскольку то, что сделали с Алексаняном, подпадает под преступления против человечности. Пока они находятся в России, возмездия они не боятся. Но как только они оказываются за границей, они тотчас подпадают под угрозу сроков, соизмеримых с жизнью. Что в таком положении срабатывает у любого человека? – Правильно, инстинкт самосохранения. То есть, обвиняемый начинает искать возможностей для сделки со следствием, чтобы смягчить наказание. А это означает, что они готовы сдать «заказчика». Вот так, преступление за преступлением, исполнитель за исполнителем и создается доказательная база на «заказчика». А дальше это уже становится вопросом того, что никакая власть не вечна, и сам «заказчик» вряд ли может рассчитывать на сделку со следствием. Есть логика в этих рассуждениях? – Если есть, то вывод о возможном наличии у МБХ намерений о мести делайте сами…

Андрей Давыдов, журналист: 

Ходорковский уже начал с лукавства. Прошение о помиловании не требует признания вины, но его подразумевает. Не знать этого экс-олигарх не может, значит, сходу включается в политическую борьбу. Политикой он заниматься напрямую не будет. Судя по всему, соблюдение буквы своих обещаний для него важно. Однако он уже намекнул, что займется правозащитной деятельностью, а в сегодняшнем мире это и политика, и бизнес в одном флаконе, только за красивой этикеткой, которая продолжает вводить множество людей в заблуждение. Кого он считает политическими заключенными в России? Хулиганить и оказывать сопротивление полиции можно как откровенно, так и под политическими лозунгами, но тогда можно пойти еще дальше – и оправдывать убийства политическими мотивами, милости просим в ряды террористов! Воровать миллионами, уклоняться от уплаты налогов и бежать в Лондон от «политических преследований» - это то, чем сам Ходорковский не успел воспользоваться или не захотел, переоценив свой вес, но это не делает статьи, по которым он отсидел, политическими, хотя он очень хочет это представить именно таким образом. Сказав «А», придется сказать и «Б». Ходорковский неизбежно втянется в политику. Сначала под прикрытием правозащитной тематики…

Герман Янушевский, социолог и системный аналитик:

 Это было понятно и еще неделю назад. Договоренность о "сделке" шла через ФСБ, тайно, как и положено, в рассчете на то, то народ все "схавает" за чистую монету. А комментаторы по этой теме "плавают" потому, что не умеют мыслить в русле диалектического исторического материализма. Как бы это высокопарно это не звучало.  Просто надо хорошо знать историю пунинской политики, детерминированнойего многолетней практкой спецслужбиста. В этом плане  он копия Сталина, впрочем, как и всех автократов в истории. Подковерная борьба за власть, дружба и вражда, уничтожение тем или иным способом политических конкурентов.  Абсолютно ничего нового. Даже становится как-то скучно от того, что все знаешь наперед.  А МАЙДАН, тоже оказался в планетарном масштабе лишь скромным ПУКОМ, произведенным хором тремя придурками, извините! Россия, даже не утруждая себя шевелением рукой, пошевелила только пальцем, и вся майданомия, прошла, как легкий насморк у евроинтегрантов. Но проблема необходимости раздела Украины при этом совсем не снялась. Скорее, наоборот.

Анатолий Шарий, журналист: 

Посмотрел интервью Ходорковского. Основные моменты: я все понял, Путин царь; больше баловаться не буду; правозащитные организации и прочие юродивые - подберите слюни, я вас больше не спонсирую. Путин - тот президент, который нужен России. Не станет Путина - России тоже очень быстро не станет.

Юрий Юрьев, политконструктор:

 В ситуации присутствует парадокс. Если Ходорковский честен, то за что же он сидел? Если он бесчестен, то чего стоят его заявления? Кроме личной парадоксальности есть ещё и структурная. Например, ещё сидит его компаньон, да и прочие его союзники ничуть не амнистированы. А есть парадоксальность и юридическая, например если суд в Страсбурге признает его невиновным или жертвой политрепрессий, то вопрос об имуществе возникнет автоматически, даже без самого Ходорковского, собирается он этим заниматься или не собирается. В общем - ситуация непредсказуемая. Вероятно, с ней лучше всех знаком наш коллега-эксперт Александр Рар, заснятый репортёрами на фото между Ходорковским и представителем властей ФРГ. Ему и прояснять намерения Ходорковского и условия для его самореализации в ЕС.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Белоруссия до конца года войдёт в состав РФ?
55.3% Нет
Лукашенко для России?
Видео партнёров

Проминэкспо - 60 лет!

Войти в учетную запись
Войти через соцсеть