В России должен появиться Международный финансовый центр: интервью

ИА REX публикует интервью с экономистом, депутатом Госдумы, зампредом Комитета Госдумы по финансовому рынку, президентом ассоциации «Россия» Анатолием Аксаковым.
10 апреля 2013  15:24 Отправить по email
Печать

ИА REX публикует интервью с экономистом, депутатом Госдумы, зампредом Комитета Госдумы по финансовому рынку, президентом ассоциации «Россия» Анатолием Аксаковым.

ИА REX: Только что вы вернулись с фракционного обсуждения кандидатуры Эльвиры Набиуллиной на пост главы ЦБ. Каков итог этого обсуждения?

Около 15 минут Эльвира Набиуллина выступала перед фракцией, а уже затем задавались вопросы. Её позиция следующая: должна быть сохранена преемственность, традиции, сложившейся в предыдущие периоды, но при этом время вносит коррективы, и их необходимо учитывать. Соответственно, будут действия, направленные на стимулирование экономического роста. Какие это будут действия? Она больше говорила о расширении рефинансирования кредитных организаций. Я думаю, это одно из важнейших направлений развития нашего финансового рынка, поскольку доступ к рефинансированию со стороны ЦБ у нас, к сожалению, очень эшелонирован: первые 8 банков имеют широкий доступ — прежде всего, это 6 госбанков и 2 частных, один из которых иностранный, а второй — российский. По размеру капитала и по рейтингу это соответствует тому, что требует ЦБ.

Я в своём выступлении говорил о том, что надо учитывать рейтинг: если рейтинг какой-то организации соответствует рейтингу этих восьми банков, то почему бы их не допускать? Ведь это означает, что они такие же устойчивые, просто у них меньше размер капитала. Соответственно, сразу расширяется количество банков, имеющих доступ к финансовым ресурсам ЦБ.

Это не означает, что ЦБ направо и налево должен выдавать деньги — это означает одно: в случае возникновения кассового разрыва у банка, кредитовавшего инвестиционный проект, деньги в рамках которого поступают в течение длительного времени, этот банк мог бы перекредитоваться в ЦБ или на рынке, и спокойно работать дальше. Об этом говорилось, и, на мой взгляд, это очень здравая позиция.

Я позитивно отношусь к кандидатуре Набиуллиной, давно её знаю, считаю, что, как здравомыслящий человек, она не будет делать заявлений, которые приведут к волнениям и скачкам на рынке, и, в то же время, будет проводиться линия на укрепление российской финансовой системы — и за счёт рефинансирования, и за счёт поддержки нашей торговой площадки, потому что ЦБ становится мегарегулятором. Страховые резервы также являются во всём мире источником обмена денег. Если будет развиваться страховой рынок, значит, будут аккумулироваться деньги, которые можно будет инвестировать в разные проекты.

ИА REX: Каково Ваше мнение касательно ситуации с Кипром?

Я считаю, что всё, что случилось там — это безобразие. Это волюнтаризм, непрофессионализм, преступление перед экономикой Кипра — в том числе со стороны европейских стран, которые грубо потребовали забрать сбережения у населения и компаний. С этой точки зрения всё можно было бы провести намного аккуратнее и не подорвать финансовую и репутационную состоятельность Кипра.

Кипр как зона относительного благополучия исчез. Доверие к Кипру как к солидной стране потеряно, и это самый главный урок, который можно извлечь из ситуации.

Второй урок важен для российского бизнеса: надо понимать, что на Западе права собственности нарушаются, причём совершенно спокойно по отношению к иностранцам. Очевидно, все эти действия были предприняты в том числе и с задней мыслью о том, чтобы насолить России.

Когда так действуют наши партнёры — это, конечно, вызывает разочарование и требует благоразумного размещения своих средств. Я бы на месте российского правительства сделал всё для того, чтобы создать более благоприятные условия для размещения своих средств в России, защитил бы эти средства разными способами, гарантировал бы возвратность, вплоть до амнистии средств — одним словом, сделал бы всё, чтобы вернуть деньги и обеспечить возможность работать в России. Для этого нужна система мер — нужно всё продумать.

Для нашего бизнеса урок такой: деньги нигде не спрячешь. Тем более, в Америке есть закон, который позволяет американским надзорным органам — в том числе налоговым органам — запрашивать информацию от любого банка во всём мире, будь то банк американской или российской юрисдикции, и потребовать всю информацию о клиентах, которые там есть. Прозрачность становится абсолютной во всём мире. Такая мера американцев, конечно, возмутительна, но они, пользуясь своим финансовым, экономическим и политическим могуществом, проводят это решение. Надо научиться жить честно, прозрачно, всё равно не скроешься и не спрячешься: найдут.

ИА REX: Вы принимали участие в недавнем форуме стран БРИКС. Как вы считаете, насколько реально создание Банка развития БРИКС, котором все сейчас говорят?

Я считаю, что это позитивный посыл. Создание банка БРИКС — это укрепление наших позиций как нового геополитического образования, связанного с достаточно высокой мощностью экономик стран, где-то даже формализация отношений этих стран на материальной основе. Понятно, что каждая страна-участница БРИКС заинтересована в том, чтобы этот банк находился на её территории, и я считаю, что Россия в данном случае самый благоприятный выбор.

В России есть проекты, в которых заинтересованы Индия и Китай. Строительство магистралей через территорию РФ из Индии в Китай и наоборот, могло бы дать эффект, поскольку сразу же активизировался бы оборот между этими двумя странами через территорию России. Здесь всё находится на коротком расстоянии. Если бы этот проект был реализован — может быть, мы получили бы хороший импульс. Это могло бы дать мощный эффект всей мировой экономике — в том числе, Индии, Китаю, ну и, конечно, России.

Но, естественно, у ЮАР — свои планы: фактически они сейчас контролируют почти всю территорию Африки. Одновременно можно было бы решать задачу развития малого и среднего бизнеса, а также инфраструктурных проектов на территории Африки — это дало бы мощный эффект для мировой экономики.

То, что Бразилия хочет быть центром притяжения на южноамериканском континенте — это тоже понятно. Конечно, они хотели бы использовать штаб-квартиру банка для усиления своего влияния и реализации своих проектов.

Однозначно, что банк должен работать в интересах всех стран-участниц. В случае его создания изменится и геополитическая ситуация, появится возможность реализации крупных проектов в России, Африке, Южной Америке. Создание банка — привлекательная идея для Китая, Индии и РФ, а три из пяти означает плюс в этом вопросе. Ещё один плюс — усиление в качестве игрока среди международных финансовых институтов. Это может повлиять на решение по поводу того, кто является председателем Мирового банка, кто является председателем МВФ. Сейчас это европеец в МВФ и американец в Мировом банке. Это постоянная практика. Если будет создан Банк развития БРИКС, наши позиции в этих институтах тоже усилятся. Но сначала надо подготовиться, а потом создавать. Должна быть вдумчивая работа специалистов и экспертов, политиков.

ИА REX: Какие наиболее привлекательные сферы в инвестиционном плане существуют в России?

У нас инфраструктура в разрушенном или в запущенном состоянии — те же дороги, аэропорты, морские, речные порты. Железная дорога требует серьёзной реконструкции. Транссиб, БАМ находятся в плачевном состоянии. У нас есть деньги, которые можно было бы направить на то, чтобы изменить ситуацию. Плохое состояние дорог сдерживает экономический рост, потому что это инфраструктурные ограничения.

У нас говорят, что в России проблема коррупции, административных барьеров. Это есть, и с этим пытаются бороться, но понятно, что борьба с коррупцией вечна, а дороги мы можем строить уже сейчас.

Когда власти говорят о модернизации, представьте чиновника, который размышляет о модернизации. Есть большая вероятность того, что он попросту ошибётся, потому что чиновник не отвечает за эффективность использования денег. По крайней мере, он не отвечает за это своим карманом, а максимум чем отвечает — должностью. Ну, допустим, снимут его, поставят другого, а деньги уже потрачены.

А тот, кто отвечает своими деньгами, тот думает, что из этого получится. Конечно, он будет холить и лелеять этот проект на предмет его рыночной реализации, будет ли экономический эффект достигнут. В этом плане доверить чиновникам модернизацию страны нельзя. Доверить чиновнику можно контроль за использованием государственных денег, направленных на строительство дорог. Дорога — понятно, задачи там известны, нужно, чтобы технологии соблюдались, чтобы поменьше воровали или вообще не воровали. Государство должно строить инфраструктуру, электрические сети, автомобильные и железные дороги. Если государство это делает — оно даёт простор для развития экономики. У нас экономика стоит, потому что пропускная способность дорог для грузоперевозок очень слабая. Построим широкие, безопасные дороги, и всё наладится. А если мы сделаем сверхзадачу и построим скоростную дорогу из Европы в Азию — сразу вокруг дорог начнут выстраиваться цепочки систем обслуживания, сервисы, заводы.

ИА REX: Какие наиболее привлекательные сферы в инвестиционном плане существуют для России за рубежом и чем привлекает заграница российский бизнес в плане инвестиций?

С точки зрения предсказуемости и стабильных правил игры всё становится более понятно. Россия — «клондайк», поскольку хоть и не слишком, но богатая страна: у нас можно зарабатывать деньги относительно легко, хотя, конечно, не так, как это делалось в 90-е. С другой стороны, у нас слишком часто меняются правила игры, а значит, есть непредсказуемость. На Западе этого меньше. Конечно, это привлекает инвесторов, они вкладываются. Как пример — та же Чехия, Словакия, да и в Кипр тоже вкладывались.

Самое главное — стабильные правила игры. Институты, которые там созданы, настроены на то, чтобы эти инвестиции действительно осваивались, внедрялись. Они рефинансируют вложения. Система там работает, у нас она работает с перебоями.

ИА REX: В России грядут глобальные проекты — такие, как Олимпиада, Чемипонат мира по футболу. Привлекательны ли эти сферы для западных инвесторов?

Думаю, что Олимпиада будет интересовать их фрагментарно. В целом это нерентабельно, поскольку долго окупается. Надо вложить огромные деньги для того, чтобы получить их назад. По срокам это лет 50, даже 70. Бизнесмены такой возможности не имеют. Поэтому очевидно, что Олимпиада — окупаемый проект с точки зрения социальной составляющей, с точки зрения создания конкурентной инфраструктуры, которая позволит нашим людям не ездить в Европу, а отдыхать в России. Говорить о финансовой окупаемости трудно, хотя отдельные проекты и возможны — скажем, вполне может окупаться железная дорога из Адлера в Красную Поляну, вот этот короткий скоростной участок, где всегда были пробки, тяжело было ездить, а сейчас будут платить деньги за скорость и комфорт. Есть элементы проектов, которые окупаемы.

ИА REX: Какие рынки в Центральной и Восточной Европе можно выделить?

Чехия, Польша, Словакия, Словения, Македония, Черногория, Сербия, Хорватия — вот те страны, где мы можем свой потенциал развития бизнеса применить, а после — двигаться дальше: в Германию, во Францию. Это как в маркетинге: захватывается плацдарм, осваивается, а затем идёт расширение.

ИА REX: Как мы знаем, в конце апреля пройдёт международная конференция «Инвестиции в центральную и восточную Европу». Планируете ли Вы принять в ней участие? Вообще, важны ли диалоги между инвесторами и деловым сообществом в целом?

Естественно, важны, и для нас — особенно. Мы стремимся создать международный финансовый центр. Мы осуществили консолидацию торговых площадок, приняли ряд законов о центральном депозитарии, которые позволяют с высокой долей уверенности говорить, что наши нормы соответствуют международному праву.

Очевидно, для того, чтобы нам становиться международным финансовым центром, мы должны предлагать более благоприятные услуги даже по сравнению с ведущими площадками. Перебороть традиции очень тяжело, тем более, что Россия воспринимается, как не очень комфортная для бизнеса страна.

Поэтому нужно предлагать более благоприятные условия, а чтобы их создать, нужно понять, в каком направлении двигаться, послушать профессионалов, и уже с учетом их предложений действовать. Тогда, скорее всего, мы сможем стать одной из ведущих площадок мира, международным финансовым центром, который будет привлекательным для проведения операций, и при этом будет где отдыхать тем, кто работает на нашем рынке.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
49.1% Наследницей Российской Империи.
Ровно 448 лет назад в 1572 году Иван Грозный одержал ВЕЛИЧАЙШУЮ победу над Ордой в битве при Молодях. Знаете ли Вы об этой исторической Победе РУССКОГО народа?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть