Удержит ли «глубинное государство» контроль над своими марионетками?

На Западе истерика: и ядерная, и неядерная. Психическое состояние его руководителей подходит к критической черте...
29 сентября 2022  10:25 Отправить по email
Печать

На Западе истерика: и ядерная, и неядерная. Психическое состояние его руководителей подходит к критической черте, что понятно: нынешнее поколение западных политиков, в отличие от времен первой Холодной войны, далеко не лидеры и даже не личности, а марионетки «глубинного» государства. И поскольку решения, особенно судьбоносные, принимаются именно в «глубине», формальным «первым лицам» западных государств, включая США, попросту не вполне известны ни реальные варианты дальнейшего развития событий, ни что им в этих рамках скажут делать. Вот они и комплексуют, ибо боятся, как все смертные. Кстати, это довольно опасное положение вещей, чреватое срывом на уровне «человеческого фактора».

Проблема в том, что, когда распался СССР и Запад решил, что победил — раз и навсегда, центры принятия решений вывели из оперативного странового подчинения и перевели на глобальный уровень. Ибо основные организационные мероприятия по строительству пресловутого «нового миропорядка» (о котором Буш-старший говорил в послании Конгрессу 1990 г.) пошли именно там. И предполагалось, что «ручного» вмешательства, на которое способны только незаурядные личности, больше не потребуется; достаточно окажется банальных серых исполнителей. Процессы к исходу второго десятилетия XXI века зашли так далеко, что «глубинные» даже рискнули обнаружить себя в виде альянса олигархии с Ватиканом (Совет по инклюзивному капитализму), представили миру свою «программу» («великая перезагрузка»), а также методы ее осуществления (ковид).

И сейчас, когда эта тенденция очевидно захлебнулась, а противостояние Запада и Востока возобновилось, главы государств и правительств в ведущих западных странах («большая семерка») оказались своего рода «прокладкой» между «глубинными» инстанциями и оппонентами по геополитическому противоборству в лице России, Китая и укрепляющихся под нашим патронатом альтернативных институтов. Именно поэтому не только Ф. Рузвельт и Черчилль, но и Рейган с Тэтчер, наверное, в гробу вертятся, наблюдая деятельность Байдена, Трасс или всякого там Макрона. Думается, что в компетентных западных инстанциях продумываются, а возможно, уже и принимаются меры по ограждению известных «кнопок» от доступа людей с пошатнувшейся психикой и сдавшими нервами.

Далеко не всё получается и у «глубинных», но это отдельная тема, вспышки света на которую проецируются тайваньско-армянскими «гастролями» Нэнси Пелоси, шараханьями на саммите ШОС Нарендры Моди, а также информационным шумом по поводу «отстранения от власти Си Цзиньпина». Маневры американской спикерши очень походят на прикрытие ряда провалившихся «глубинных» спецопераций по открытию против России второго фронта и попытки влияния на исход предстоящего XX съезда КПК. Индийский же премьер попросту разрывается между национальными интересами, которые диктуются ему националистическим мировоззрением, и внешней зависимостью от определенных глобальных трендов, в рамках которых его стране, мягко говоря, ничего не светит.

«С точки зрения равновесия в мире объективная расстановка сил не предполагала сохранения Китая как унитарного государства размером с материк», — писал Генри Киссинджер применительно к колониальной политике Запада в XIX веке.

Важно понимать, что в этих строчках из книжки «О Китае» изложен важнейший методологический принцип «глубинной» стратегии, вполне актуальный не только в отношении взгляда на Поднебесную и отнюдь не ограничивающийся указанными временными рамками. «Маэстро», которым язык дан, чтобы скрывать мысли, тоже могут пробалтываться, и это как раз тот самый случай. В этой цитате на место Китая может быть поставлено любое крупное государство, имеющее собственный взгляд на мироустройство, разумеется, прежде всего Россия, Индия, Иран, Саудовская Аравия и т.д.

Мировой порядок «по-глубинному» — унифицированное лоскутное одеяло экс-государственных осколков. Связи внутри него ограничиваются экономикой, опосредуя культурно-исторический фактор. Местные гауляйтеры и внешне-зависимые элиты транслируют установки, полученные сверху. «Общие ценности» прикрывают диктат «мира на правилах». А ресурсное «доение» в пользу метрополии осуществляется по «десятирегиональной» модели Римского клуба: Запад + девять групповых вассалитетов (формула Сэмюэля Хантитнгтона: «The West against the Rest»). Помните дискуссию на Московском финансовом форуме, не особо заметном на фоне владивостокского Восточного форума? Что там вещал Кудрин? Что в любом миропорядке ради экономической выгоды «необходимо» делегировать суверенные полномочия наднациональным центрам, не так ли? Вот вам, читатель, и компрадорская схема — нагляднее некуда…

Этим и объясняется лихорадочная судорожность продолжающихся маневров Запада против России и Китая, которые концентрируются вокруг Тайваня и СВО на территории бывш. УССР. Токио с визитом посетила вице-президент США Камала Харрис; формальный повод — похороны экс-премьера Синдзо Абэ, фактический — укрепить американо-японский альянс как ось противостояния Москве и Пекину на Дальнем Востоке. И еще кое-что. Между прочим, в некоторых СМИ, имеющих связи с «глубинными» кругами, поговаривают о возможной после ноябрьских промежуточных выборов в Конгресс рокировке на верхушке властного олимпа. И поскольку Харрис ничем не лучше Байдена, а с имиджевой точки зрения — еще и откровенный маргинал, то судачат о двухходовке образца 1974 года. Тогда будущий президент Форд сначала сменил в вице-президентском кресле Агню, а затем въехал в Белый дом вместо ушедшего в отставку Никсона, притащив за собой вице-президентом настоящего «хозяина» этих игрищ Нельсона Рокфеллера (кстати, ключевая роль в той комбинации была отведена как раз Киссинджеру). Очень похоже на правду, учитывая, что престарелый Байден в глазах этих «хозяев» ничем не лучше слишком самостоятельного и к тому же националиста Никсона. Так что связке Байден — Харрис, похоже, дается последний шанс.

В центр переговоров Харрис с японским премьером Кисидой были помещены проблемы, связанные с Тайванем, а также «зацепили» российскую СВО. И гостья похвалила хозяина-вассала за «решительность» в «привлечении России к ответственности». Со своей стороны Москва и Пекин приготовили переговорщикам по «сюрпризу». Во Владивостоке за шпионаж с поличным задержали японского консула, объявив его «персоной нон грата». А КНДР в канун приезда Харрис на острова впервые с начала июня запустила баллистическую РСД, которая, пройдя замысловатой траекторией (демонстрация способности уходить от системы ПРО) около 650 км, «поразила» участок моря вблизи японской исключительной экономической зоны. Харрис и Кисида всё это осудили, а также выступили с нападками на Китай за его оборонительные мероприятия в Тайваньском проливе, назвав их «агрессивными и безответственными провокациями». Однако даже не обмолвились ни о настоящей провокации, которой стала поездка на мятежный остров Пелоси, ни о недавнем заявлении в ООН Байдена, который потребовал «сохранить в проливе статус-кво». То есть отказал КНР в праве контроля над собственной территорией, которое американским официозом на словах признается. Ну и кто кого провоцирует? Ясно, что США, очень привыкшие воевать чужими руками, требуют от Японии полноценно «впрячься» в тайваньский конфликт, невзирая на то, что для Токио это проблематично с исторической точки зрения, если вспомнить, что именно японцы оттяпали у Китая Тайвань в конце XIX века.

Исполнив дифирамбы японскому премьеру за двусторонний альянс, который «является краеугольным камнем мира и стабильности в Индо-Тихоокеанском регионе», Харрис забросила удочку по региональному вопросу, который сильнее всего волнует Вашингтон, добивающийся «преимуществ трехстороннего сотрудничества между США, Японией и Южной Кореей». Подоплека понятна. Колониальный бэкграунд отношений Токио с Сеулом не способствует их сближению, и между ними регулярно вспыхивают споры, которые сильно нервируют Вашингтон. В Сеуле тем временем в этом году сменилась власть; новый президент Юн Сок Ёль, поначалу принявшийся ревизовать наследие своего предшественника Мун Чжэ Ина, отличавшегося «излишней терпимостью» к Пхеньяну, по мере вникания в государственные дела «попридерживает коней». Напомним, что к блоку Quad в регионе в последний год добавились еще два американо-британских военных альянса — AUKUS и PBP, но ни в одном из этой троицы Южной Кореи не значится, хотя на этапе подготовки к созданию последнего участие Сеула прорабатывалось.

Однако не сложилось, и, более того, появляются признаки, что президент Юн склоняется к идее сотрудничества с Пекином, ибо опасается, что если вокруг Тайваня вспыхнет военный конфликт, в дело включится Пхеньян. Важная деталь: после недавнего объявления КНДР себя ядерным государством США вроде бы пообещали Сеулу ядерную же «защиту», но то ли веры Вашингтону не очень много, то ли присутствует понимание, что ключи от безопасности на Корейском полуострове находятся в Пекине. Нельзя исключать, что власти Южной Кореи попросту рассчитывают дистанцироваться от любого конфликта, ибо опасаются, что в него их втянет размещенный на территории страны американский военный контингент. Словом, Харрис с Кисидой обсуждали и южнокорейскую тему, призывая, видимо, Токио, сдержать исторические «фантомы» в отношениях с Сеулом в пользу Вашингтона. Детали того, чем окончился визит, помимо обмена мнениями, и в какой мере Харрис способна донести до собеседников позицию официального Вашингтона, если в дипломатической активности почти за два года пребывания в должности не замечена, СМИ не сообщают.

В этот же самый момент на другом краю «земного диска» витийствовал госсекретарь Блинкен, предупреждавший Россию об «ужасающих» последствиях применения в СВО тактического ядерного оружия, к чему Запад по собственной инициативе давно готовит Киев, распространяя «разведывательные» небылицы про российские планы. Блинкену ответил зампред Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев — в том смысле, что применение подобных средств поражения противника жестко регламентировано российской военной доктриной. И в случае, если прецедент прописанной в ней угрозы будет создан, ядерное оружие будет применено и Вашингтон, какими бы эмоциями сейчас ни бросался, это «проглотит», чтобы избежать эскалации до полноценного обмена стратегическими ядерными ударами. Надо отметить, что в американской позиции пока если эскалация и наблюдается, то истерическая, в плане нагнетания страхов и задирания планок.

Напомним, что первым на ядерную тему высказался Байден, за ним советник по национальной безопасности Салливан и вот теперь госсекретарь Блинкен. Сам факт подобного публичного многословия, особенно на фоне продолжающихся неофициальных переговоров с Москвой, тоже, между прочим, весьма походит на отвлекающий маневр, в который каждая из сторон может вкладывать собственный смысл; нельзя исключить, что, как и в случае с Тайванем, американцы, купившись на демонстрационный эффект, рассчитают один, а получат совсем другой, асимметричный ход, напрочь и безвозвратно ломающий все их планы.

В заключение подчеркнем. С одной стороны, мир переживает полосу напряженности, сопоставимую в послевоенные времена разве что с Карибским кризисом; с другой — в отличие от тех времен, создается устойчивое впечатление, что стратегическая инициатива в гибридном противостоянии Запада и Востока прочно удерживается альянсом России и Китая. Вопрос, повторим, в том, в состоянии ли «глубинные» пастухи закусивших удила западных мракобесов удержать над ними контроль и не допустить незапланированных эксцессов, способных столкнуть человечество в катастрофу? Ведь пастухам не просто есть что терять, но потерять можно всё.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Войска России оставили российский Херсон. Вы одобряете это решение?
После вхождения ЛДНР, Запорожской и Херсонской областей в состав РФ, оставшиеся области бывшей УССР
52.6% Украина перестанет существовать как субъект на политической карте мира
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть