Этнический национализм и патриоты России

Мы или справимся с вирусом этнического патриотизма, или он нас сожрёт. Как до этого сожрал не одно государство...
30 июля 2022  11:40 Отправить по email
Печать

Что такое патриотизм?

Патриотизм — это чувство любви к Отечеству, к земле, на которой родился и рос. «Любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам» — самое глубинное и первичное чувство человека. Это чувство напрямую связано с базовым, врождённым инстинктом человека — инстинктом самосохранения и рефлексом различения «свой-чужой».

Свои — это те, кто защищает и кормит, и они проживают на определённой территории. Чужие — это те, кто приходит извне, с других территорий, они несут с собой смерть и рабство. То рабство, что хуже смерти.

Именно потому патриотизм — это чувство иррациональное и потому эротическое. Любовь не обосновывается рациональностью, иначе это не любовь. Не выбирают семью и род, в котором рождаются. Это предопределено свыше и потому со временем обретает прямую связь с религией.

Сначала патриотизм санкционирован инстинктом выживания, зависимостью от рода и территории, на которой он кормится и выживает, защищая от набегов чужих племён. Потом патриотизм санкционируется накопленными духовными традициями предков. Так родовая самоидентификация перетекает в религиозную.

Духовная традиция — самая развитая технология выживания рода. Она уже не довольствуется только кровью и почвой. Кровь не гарантирует групповой взаимовыручки (главного условия выживания рода). Наилучшее взаимодействие с почвой становится технологией, где главную роль играют духовные практики. Племена растут, кровь смешивается. Родство по крови заменяется родством по духу.

Животворящая святыня!

Без них душа была б пуста.

Без них наш тесный мир — пустыня,

Душа — алтарь без божества.

Говоря «без них», Пушкин имеет в виду «родное пепелище» и «отеческие гробы». Гений русской поэзии уловил точную связь крови и почвы с Богом. Отечество — это не только ландшафт и климат. Это прежде всего связь с Высшим. Та связь, которая не губит, а животворит и хранит. Так патриотизм стал выбором не места, но веры.

Что такое национализм?

Национализм — это защитная реакция нации на угрозу утраты идентичности. Так как нации — понятие недавнее и в основном политическое, так как государства строились по принципу собирания субэтносов, то и национализм имеет несколько разновидностей: этнический, расологический, религиозный, политический. Этнический — это субэтносы, расологический — вид расы, политический — подданство, религиозность — принадлежность к конфессии.

Конфликт вида национализма с государством зависит от того, на каких принципах государство устроено. Мононациональные государства — это всегда силовое объединение субэтносов в суперэтнос, здесь этнический национализм суперэтноса — реальная скрепа. Многонациональные государства используют политический национализм (как в Америке и СССР, политическая нация «американец» или «советский человек») и религиозный национализм (как «православный» в Российской Империи).

В нынешней России парадоксальным образом не действует ни одна идентификационная скрепа. Общий язык не объединяет. Православному христианству сломали хребет в СССР, превратив его из религиозного идентификатора в культурный и даже этнографический (традиция купаться и святить воду на Крещение Господне и освящать яйца и куличи на Пасху у большинства никак не связана с исповедью и причастием). Политическая нация «советский человек» рухнула с распадом СССР. Неоязычество стало на сто процентов не религиозным, а политическим течением, к тому же новоделом, привнесённым извне, с берегов США и Канады.

Русские или «дорогие россияне»?

Многонациональная империя русского народа с его православием породила традицию совместного проживания с исламом и буддизмом национальных окраин. Политический проект требовал профилактики конфликта государствообразующего народа русских и включаемых в имперское строительство других народов и конфессий. Чтобы те чувствовали себя комфортно, русских стали подавлять, защищая национализм нацменьшинств. Русский шовинизм долго был жупелом большевиков и свергнувших их либералов.

Естественно, что на этой почве спонтанно возникло защитное движение русских в виде этнического национализма, особенно при виде того, как этнический национализм других наций защищён всей силой государственной власти. Национализм малых наций — защитная реакция на угрозу растворения в нациях больших. Национализм большой нации — защитная реакция на угрозу растворения в нациях малых.

После краха СССР во всех бывших республиках этнический национализм стал единственным интегратором новой идентичности. Мы видим это повсюду: в Казахстане, в Грузии, в Армении, в Азербайджане, в Молдавии, в Прибалтике, на Украине и даже в Белоруссии.

В России этнический национализм — это угроза общероссийской идентичности при отсутствии идентификатора «россиянин». Термин однажды скомпрометировал Ельцин, и после этого его применение стало политическим самоубийством. Однако если не русский и не россиянин, тогда кто?

Национализм и социализм: кто кого

Этнический национализм сейчас стал популизмом: для профанных масс это единственный понятный критерий патриотизма. Интеллектуалы этнического национализма используют расологию для апологетики своей теории. Их общая цель — подъём политической пассионарности русских на нерелигиозной основе. Религиозная пассионарность русских слабее, чем у национальных меньшинств России, а политическая сильнее.

Конфликт с либерализмом усиливает эту пассионарность и автоматически усиливает русский этнический национализм, которому нет внятной альтернативы. Пока он маргинален, но в ситуации идеологического и ценностного вакуума, который не в силах заполнить невнятные симулякры официальных пропагандистов, пытающихся как-то обыграть размытое понятие «консерватизм», этнический национализм постепенно занимает место главной идеологии масс.

Противостоять национализму может лишь социальная доктрина, которых сейчас две: либерализм и социализм. Либерализм скомпрометирован и умирает, его поддержание требует тоталитаризма. Социализмов всего два: интернациональный (классовый) и национальный. Классовый социализм и либерализм теперь вместе на помойке истории. Капитализм без либерализма может существовать только как национал-социализм. Или, как его стыдливо называют, социал-национализм. Хотя от перестановки слагаемых сумма не меняется.

Любой этнический национализм эволюционирует в национал-социализм. Кризис либерализма приводит к победе национал-социализма, погасить который может только социализм интернациональный, классовый. Но если классовый социализм табуирован, победе национал-социализма со временем нет альтернативы. Или многонациональное государство социализируется, или оно впадёт в национал-социализм и встанет на путь распада.

Ловушка для патриотов

Современный русский этнический национализм очень похож на этнический национализм украинцев. Это неоязыческое движение, враждебное традиции, так как традиция — это религия, которая провозглашает равенство наций перед Богом. Неоязычество отличается от язычества тем, что язычество — это ещё более древняя традиция, а неоязычество — это сатанизм, альтернативная религия, цель которой — уничтожение всех прежних религий.

Таким образом, этнический национализм русских — это ловушка для русских патриотов. Пойдя по этому пути, русские националисты придут к Бафомету, рунам и зигам. В пределе русский этнический национализм — это русский вариант полка «Азов» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Переведите с украинского лозунги «Азова» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) на русский, заменив там «Украина» на «Россия» — и вы получите то, во что превратится этнический патриот России в случае отсутствия препятствий своему движению.

Альтернативой этническому национализму может быть только социализм. Социальное учение вводит интегральные идентификаторы, собирающие народы поверх национальных барьеров. Либерализм копирует социализм в этом отношении. Оба они апеллируют к понятиям «свобода» и «справедливость». Этнический национализм применяет их только к своей нации, классовый социализм — ко всем народам без исключения.

Проблемой классового социализма является лишь его учение о революции. Именно поэтому оно отвергается не только буржуазией, но и массами. Они понимают, что революция — это десятилетия хаоса, в ходе которого возникает диктатура революционеров. Без неё всё возвращается к прежним порядкам.

Христианство плюс социализм: утопия или реальность?

Ещё одним интегратором является религия и основанный на её моральной базе социализм нематериалистической версии. Он существует как в европейском политическом христианстве, так и в радикальных версиях ислама типа ваххабизма. Это тоже своеобразный мусульманский социализм, отличающийся от социализма в Ливии времён Каддафи и Ираке времён Хусейна. Лишь в России не существует политической версии православного социализма. Политизация религии в РПЦ трактуется как ересь.

Для России это слабость и даже угроза: РПЦ сама давно стала политическим институтом и копирует методы государственного управления. РПЦ не может не быть политическим институтом, ибо окормляет миллионы людей. Это уже не только религия, но и политика. Продолжать сторониться политических форм участия в жизни — это риск отдачи патриотической повестки этническим национал-социалистам.

Нынешние патриоты России разбиты на три лагеря: интернационал-социалисты, этнические националисты и религиозные традиционалисты, среди которых есть яростно ненавидящие всех: либералов, социалистов и националистов-неоязычников. Религиозные традиционалисты разбиты на правых и левых. Правые — монархисты, левые — христианские социалисты. Между собой они не ладят и даже враждуют. В политике традиционалисты отсутствуют.

Всё это позволяет либералам, будучи в меньшинстве, легко бить патриотов поодиночке. И пока они их бьют, именно этнические националисты побеждают в лагере патриотов, выбиваясь из маргиналов в мейнстрим, так как повестка радикализируется. Некоторые их требования услышаны властью и импортированы в практику. Националисты недовольны — сделано мало и не полностью. На самом деле эта уступка является первым симптомом их победы.

Власть уступает дискурс

Власть, вводя в оборот термин «русские», проявляет одновременно непоследовательность и страх. «Русские» не термин из политического языка власти. Это имплантат из языка этнических националистов. Политическое поражение начинается с размывания собственного политического языка.

Проблема в том, что этнические националисты присвоили монополию на трактовку русскости. У них вы не увидите слова «русский — значит православный». Они добивают советскую идентичность на Украине — то единственное, что там осталось из чувства культурной общности с Россией. Власть они критикуют за «совковость», а к православию применяют «спираль молчания». Что вовсе не синоним дружелюбия. То есть отвергается вся прошлая историческая русская идентичность.

Что же они продвигают? Идею этноса, прививаемую тем же насилием, каким прививался он у бандеровцев, бесклассовость у коммунистов и толерантность у либералов. Русский в трактовке этнонационалистов выглядит агрессивно и жутковато. Причём все, кто не согласен, выставляются как карикатура и желчная сатира. Их правда не рассматривается вообще: этнические националисты тоталитарны и не скрывают этого.

Этнический национализм является соблазном наивного патриота и сильнейшим дезинтегратором России потому, что раскалывает не только русских и нерусских, но и самих русских. Как раскалывает русских и украинцев бандеровщина. До тех пор, пока этническому национализму нечего ответить, он будет побеждать, и неважно, чей это этнический национализм — русских, украинцев, немцев, евреев, поляков, татар, кавказцев или бурят.

Национализм и справедливость

Этнический национализм центрирован вокруг темы справедливости. Он требует справедливости для своей нации в ущерб прочим. Именно в ущерб, потому что малые нации требуют ущемить большие, а большие — малые. Их критерий справедливости количественный, а не качественный.

Но здесь количество переходит в качество: возникают правильные украинцы, правильные немцы, правильные русские и прочее. Неправильные подлежат репрессиям. Сначала идейно, потом организационно, а потом и физически. Мир видел это уже многократно.

Административное подавление этнического патриотизма — это способ проиграть ему. Это признание его правоты и силы. Особенно это заметно тогда, когда элита разложена и не способна к самоочищению и развитию. Так в Германии на смену бестолковым социал-демократам пришли национал-социалисты, на Украине на смену коррумпированным либералам пришли бандеровцы, а в исламских регионах на смену коррумпированным бабаям приходят ваххабиты.

Если российские патриоты продолжат своё идейное «плавание во всех океанах», они проиграют радикалам. Сначала идейно. Потом организационно. А потом и физически.

Русские — это кто?

Мы или справимся с вирусом этнического патриотизма, или он нас сожрёт. Как до этого сожрал не одно государство. Победить неоязыческий этнический национализм русских может только русский стык христианства и социализма. Только так русские уцелеют в истории и справятся с искушениями бесов безбожной этничности.

Достоевский русских без православия называл бесами. Он так и писал: «кто теряет свой народ и народность, тот теряет и веру отеческую, и Бога. … вот эта-то и есть тема моего романа. Он называется «Бесы».

Либерализм — это растленный грехом похотей человек вместо Бога. Этнический национализм — это нация вместо Бога. Оба они явление глубоко антирусское. Для Бога нет ни эллина, ни иудея. А что сверх того, то от лукавого.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (2):

KGB10
Карма: 94
31.07.2022 02:37, #48652
Много слов, а если коротко, то русские не имеют право на свою этническую идентичность. Ничего нового, коммунисты-марксисты давили эту идентичность долго и упорно. После того как богоизбранный народ вместе с русскими глупцами развалили Российскую империю называть себя Великороссом стало неприлично. Кстати о Достоевском - он писал: «кто теряет СВОЙ НАРОД и НАРОДНОСТЬ, тот теряет и веру отеческую», т.е. на первом месте стоит народ и народность, а потом идет религия. Не надо передергивать.
Читатель
Карма: 601
01.08.2022 16:20, #48653
Если уж гражданин русофоб Халдей пользуется языком националистов,то пусть не несет отсебятину.Пользуешься языком националистов,не извращай первоначальный смысл понятий националистов.Не будь пропага....м.



Согласно языка русских националистов националист тот,кто любит свой народ,свою нацию,свою Родину.И деятельно, делами доказывает это.



И что в этом плохого?



А вот патриот,это тот,кто любит государство.Естественно "многонациональное"(что вообще то бред),а не национальное.И деятельно,делами доказывает это.



"Этнические русские националисты" предлагают быть национал-патриотами.Любить и свою Родину и своё государство.И конечно же его иметь.В смысле,что бы оно было в наличии,а не только в мечтах.



Зачем любить государство,если оно не твое?Более того.Зачем "этническим русским" любить государство не просто не свое,а еще и осуществляющее политику государственной русофобии из "патриотических побуждений"? Что бы надо это ответил патриот русофоб Халдей?



И последнее.Борьбу этносов за доминирование еще никто не отменил.И не отменит.А это значит,что тот этнос,кто ее не ведет,будет неизбежно покорен и угнетаем.



А еще не плохо бы всем словоблудам словоблудящим о "русском этническом национализме" давать ссылки на то или иное толкование понятий самих "этнических националистов".А не держать читателей за лохов,которым писатели словоблуды задались целью "навешать на уши лапши".



Один из первоисточников "русского этнического нациоализма".С настоящим смыслом понятий "русских этнических националисотов" не изращенным такими писателями,как гражданин Халдей.



https://sevastianov.ru/

02.08.22 11:57 - Сообщение отредактировано модератором

Днепропетровск, Харьков, Одесса и Николаев - русские города?
90.6% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть