«Сценарии» Генри Киссинджера провоцируют новый Карибский кризис

2 июля 2022  18:00 Отправить по email
Печать

Реальные итоги мадридского саммита НАТО и те, которые сообщили публике СМИ, сильно различаются. В информационном поле пока интенсивно обсуждается новая Стратегическая концепция блока, и не вся она, а короткая выдержка, ограниченная лозунгами. Россия теперь — не «партнер», а «угроза» альянсу. Китай же, впервые упомянутый в подобном документе, НАТО рассматривает как «стратегический вызов». Реакция КНР была активной и жесткой: с отповедью стратегам Североатлантического альянса выступили и постпред КНР при ООН Чжан Цзюнь, и официальный представитель МИД Чжао Лицзянь. Россия ответила на решение натовского саммита опосредовано, но еще на более высоком уровне. Выступая в СВР по случаю столетия нелегальной разведки, президент Владимир Путин дал исчерпывающую характеристику планам США и коллективного Запада, назвав «либеральный глобализм», который ими исповедуется, «обновленным изданием неоколониализма».

О чем же на самом деле шла речь на саммите НАТО и в его кулуарах, узнать мы не сможем. Но вычислить по содержанию и динамике некоторых знаковых заявлений определенного круга интеллектуалов от политики это можно, хотя и с некоторыми оговорками. Не успел завершиться саммит, как патриарх американской и мировой политики Генри Киссинджер дал интервью, сказав интересные вещи, старейшему британскому политическому журналу The Spectator. Выбор Киссинджером этого СМИ примечателен: журнал в своей редакционной политике совмещает атлантизм с евроскептицизмом и одновременным противостоянием внутрибританским центробежным тенденциям — как шотландским, так и североирландским. Иначе говоря, в основе его позиции находится идея англосаксонского междусобойчика двух берегов Атлантики; влиятелен журнал также и в других частях британского Содружества, в частности в Австралии, которая в последнее время выдвигается на авансцену военной политики Вашингтона и Лондона в Восточном полушарии.

Так о чем сказал Киссинджер? Выдвинул три сценария завершения конфликта на Украине. Перечислим в порядке авторской очередности. Первый: Россия завершает СВО прямо сейчас и довольствуется получением 20% украинской территории, на которой в настоящее время находятся российские войска. При этом в данные проценты «мэтр» включает и Донбасс — как ЛНР, освобождение которой практически завершено, так и ДНР, где около 40% территории пока все еще находится под контролем ВСУ. Второй сценарий откровенно невнятный: попытка ВСУ организовать массированное контрнаступление, одновременно высадившись в Крыму; о возможных результатах такого расклада Киссинджер ничего не сообщает. Третий сценарий: стороны откатываются к статус-кво на 24 февраля, после чего конфликт на время «замораживается», а Украина интенсивно перевооружается и, возможно, вступает в НАТО.

В первом случае, по мнению Киссинджера, Россия побеждает; второй сценарий результата или не имеет, или матерый кукловод его обходит; по третьему варианту Москву ожидает безусловный проигрыш конфликта. И, кроме того, Киссинджер показательно фиксирует внимание на том, что «впервые в новейшей истории России придется столкнуться с необходимостью сосуществования с Европой как единым целым, а не с Америкой как главным звеном в защите Европы своими ядерными силами».

Чтобы разобраться в том, что из всего этого вытекает, следует не забывать, что в конце мая на Давосском форуме Киссинджер по сути ограничился изложением первого сценария, предложив Киеву задуматься над тем, чтобы уступить Москве часть территории. А сегодня, после саммита НАТО в Мадриде, получается, что появились еще два варианта, куда менее комплиментарных для нашей страны, и именно это, следовательно, на нем и обсуждалось.

Скажем прямо: заявления Киссинджера в интервью британцам попахивают откровенным ультиматумом. Дескать, «берите то, до чего дотянулись сегодня, и мы с этим согласимся, а если пойдете дальше, то сначала столкнетесь с проблемами в защите Крыма, а потом потеряете все, получив у границ Украину, объединившую вокруг себя Европу, интегрированную в Запад и перевооруженную по натовским стандартам. То есть будет-де у вас, у России, ваш же «ночной кошмар», которым вы сами мотивировали проведение СВО».

Ну что ж, это повод для серьезных размышлений на тему мадридских обсуждений. Похоже, что, как брюссельский внеочередной саммит, прикрывшись темой Украины, активно разминал тему взаимоотношений с Китаем, так и сейчас, напротив, под шумным прикрытием китайской темы, решали, как быть и что делать с Россией.

Что видится? Ни один вариант, предложенный Киссинджером, для России не приемлем. Признание первого варианта «победой России» — просто хитрый ход Запада, дающий России, причем временно, сохранить лицо в условиях реального поражения. Остановиться, не освободив до конца многострадальный Донбасс, — это неприемлемо для патриотического общественного мнения. И в этой среде произошел бы взрыв негодования, которым, несомненно, воспользовалось бы «цветное» либерально-компрадорское отребье, которое при этом раскладе очень не исключено, что отважилось бы на государственный переворот, учитывая, что и в Вооруженных силах ничего, кроме возмущения, решение остановиться «здесь и сейчас» бы не вызвало. Уверен, что Киссинджер с его-то опытом, включающим участие в смещении в свое время из Белого дома Ричарда Никсона, все это отлично понимает. Потому и предлагает сценарий «пирровой победы», что следует бояться «данайцев, дары приносящих». Суть этого сценария — перевести военную операцию России против Украины в разрушительный гражданский конфликт внутри самой России. В который с помощью НАТО, уже на нашей территории, ввяжутся ВСУ со всеми вытекающими из этого последствиями. Случайно ли политические аферисты, в том числе литовский президент, закулисно обсуждают просачивающиеся в СМИ варианты расчленения нашей страны — кому и что в этом случае «причитается».

Прямо подчеркнем: первый сценарий «от Киссинджера» самостоятельной реализации не имеет, ибо его последствия просто «автоматом» запускают транзит ко второму и далее к третьему сценарию. На это и расчет. Россия, разумеется, его отклоняет, и… что? А вот что. Далее, поскольку сценарии, как мы убедились, взаимосвязаны, переход ко второму сценарию и от него к третьему осуществляется в «управляемом», «ручном» режиме и под диктовку НАТО. Именно об этом, по всей видимости, и шла речь в Мадриде. А напугать Китай решили для того, чтобы все-таки, не мытьем, так катаньем, подтолкнуть Пекин к нажиму на Москву в духе остановки военных действий и перехода к «мирным переговорам». С кем, правда, непонятно. Запад Зеленскому переговоры запретил, а главный украинский «переговорщик» Михаил Подоляк (тот, что в кепке сидел) буквально на днях повторил за западными лидерами, что «никаких переговоров, только военная «перемога».

Что означают второй и третий сценарии? Украинские политики, отклоняя переговоры с Москвой, не раз и не два оговаривались, что к августу рассчитывают на некое Wunderwaffe с Запада, которое в корне поменяет ситуацию на фронте. О чем конкретно идет речь, гадать не будем, чтобы не смешить профессионалов, которые данным вопросом без сомнения занимаются вплотную. Если Киссинджер в контексте второго сценария говорит об ударе по Крыму, это означает, что НАТО рекомендует Киеву расширить масштабы военных действий, чтобы остановить нынешнюю катастрофу ВСУ в Донбассе. Обратим внимание на еще один нюанс откровений «Кощея Бессмертного», как удачно назвал нашего героя один из крупнейших отечественных военных экспертов. Киссинджер заявил, что реализация первого сценария приведет к ослаблению (дословно, к «уменьшению значения») НАТО. Следовательно, на втором и третьем уже, будем откровенны, не сценариях, а этапах единого сценария роль альянса, согласно логике повествования, должна возрасти. С третьим этапом все понятно: НАТО собирается участвовать в «освоении» России путем ее раздела, подвести к которому собирается руками ВСУ, вооруженных натовским Wunderwaffe. Хотя и здесь не все так однозначно, почему — увидим дальше. А вот второй этап — он именно потому прописан столь неопределенно, что на нем НАТО собирается определяться «по ходу событий», в зависимости от их развития? Что это означает? Вряд ли непосредственную поддержку удара по Крыму — это casus belli. Тогда что? Косвенную помощь ВСУ в виде дополнения помощи в обеспечении военных действий открытием еще одного очага напряженности с угрозой военной эскалации вокруг Калининграда и/или Шпицбергена, где напряженность нагнетается уже сейчас?

Если так, то эта игра, варианты которой уже были прописаны в достаточно квалифицированных с военной точки зрения недавних произведениях политической фантастики. В них вспышка конфликта с попытками НАТО захватить Калининград приводит к пробитию Россией и Белоруссией деблокирующего Сувалкского коридора при одновременном отвлекающем и сдерживающем поляков ударе в направлении на Варшаву. А поскольку деблокирование отстает от темпов наступления сил НАТО в анклаве, происходит эскалация противостояния до уровня нанесения Россией демонстрационных ядерных ударов. Для начала — по границам территориальных вод ведущих стран НАТО в Северной Атлантике, на Тихом океане и в Северном море. После чего все прекращается и наступает перемирие.

Рискнут — в расчете на то, что такое перемирие, как считают в западных штабах, охватит и Украину, позволив сохранить преступный киевский режим как анти-Россию и форпост НАТО против России? Понятно, что в этом уравнении очень много неизвестных. Но нельзя не отметить, что такие уравнения всегда возникают на пороге весьма серьезных событий. Кроме того, не забудем, исход третьего киссинджеровского сценария — диспозиция России против Европы с интегрированной в нее и в НАТО Украиной, но без участия в этом противостоянии США. Не кажется, читатель, что перед нами ремейк конфигурации кануна Второй мировой войны, когда объединенная Гитлером Европа встала у границ СССР под прикрытием советско-германского пакта и договора о дружбе и границе, а англосаксы, подготовившие и запустившие это противостояние, из него «слиняли», укрывшись за Ла-Маншем. И принялись выбирать, на чью сторону и когда встать, чтобы «срубить» в этой войне наибольший куш, превратившись в единственного и неповторимого «мирового гегемона».

Еще раз. Как будет разрубаться этот «гордиев узел», который завязывается на наших с вами глазах, — вопрос, которым занимаются военные профессионалы. Далеко не все у Запада получается, как он хочет. Вон только что: очередной провал испытания отсутствующего у Пентагона гиперзвука, хотя американский «гипер» в «Махах» почти на порядок уступает российскому. И даже северокорейскому. Но политические сигналы, посланные Киссинджером, очевидны. Их, как и сценариев, три. Во-первых, Запад продолжает делать ставку на подрыв России изнутри и через эту призму смотрит на военное противостояние на Украине. Во-вторых, Запад, судя по его действиям, которые сопровождаются киссинджеровскими комментариями, отчаявшись создать России «второй фронт» в зонах уже идущих конфликтов, готов попробовать «на излом» нашу страну в неожиданных регионах, ранее непосредственной конфронтацией не затронутых. И в-третьих, Запад на Украине играет вдолгую (собственно, именно об этом перед Мадридом говорил и генсек альянса Йенс Столтенберг, заклинавший, что конфликт продлится «годы»).

Из всего этого вытекает, что НАТО, наверстывая февральскую неготовность к российской СВО, откровенно делает ставку на затягивание противостояния, которое, как считают в блоке, существенно повышает набор возможностей склонить его итог в свою пользу. Понятно, что про интересы самой Украины никто не думает; ее давно приговорили к войне до последнего украинца. И сам Киссинджер, откровенно потирая руки, констатирует, что Зеленский выбрал третий вариант. Хотя сам еще недавно ратовал за первый. И последнее. Тот же Киссинджер ранее неоднократно посещал Москву, появляясь в российской столице в самые порой острые моменты, оказываясь среди западных лидеров у нас в гостях в одиночестве. Поскольку сейчас таких поползновений не наблюдается, очень похоже, что Запад и стоящее за его спиной «глубинное государство» оставило всякие надежды на «игры» с Россией с целью «договориться», разграничив «сферы влияния». Это означает, что итоги нынешнего противостояния будут подводиться по результатам нового Карибского кризиса 2.0, который, скорее всего, не за горами. И будет тем острее, чем более затянется освобождение Донбасса, завершить которое, на наш взгляд, жизненно необходимо к августу.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Днепропетровск, Харьков, Одесса и Николаев - русские города?
90.6% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть