Друзей Турции в США становится всё меньше – Responsible Statecraft

В своей политике Вашингтон по-прежнему следует иллюзии о том, что Турция остается лояльным и надежным союзником США, европейским партнером и членом НАТО
26 ноября 2021  10:56 Отправить по email
Печать

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган преобразил свою страну и ее отношения с Америкой — но не в лучшую сторону. Возможно, за личными связями президента США Дональда Трампа с Эрдоганом скрывалось всё большее расхождение в интересах, теперь же между Анкарой и Вашингтоном действительно разверзлась настоящая пропасть, требующая от Белого дома гораздо более жесткого подхода к Турецкой республике, чем ранее, пишет Даг Бендоу в статье, вышедшей 23 ноября в Responsible Statecraft.

Турецкая Республика выросла из остатков Османской империи, распавшейся в конце Первой мировой войны. К НАТО Анкара присоединилась в 1952 году, контролируя доступ к Черному морю и выступая в качестве юго-восточного столпа альянса.

Пентагон всегда самым активным образом поддерживал Турцию, на территории которой появились авиабазы «Инджирлик» и «Измир». Благодаря им США смогли расширить свое военное присутствие на Ближнем Востоке. Турцию также выставляли в качестве образца исламской демократии, несмотря на безжалостное вмешательство военных в нелиберальную политическую систему, организующих бархатные и кровопролитные перевороты, а также невзирая на вторжение в Республику Кипр в 1974 году. Для Америки Холодная война была важнее прав человека.

Читайте также: Байден – Эрдогану: не друг ты мне, хоть и союзник

Партия справедливости и развития Эрдогана победила на выборах 2002 года и начала преобразовывать Турцию. После десятилетия скромных реформ и хороших отзывов о нем в прессе Эрдоган повел Турцию авторитарным, коррумпированным и исламистским курсом. Вовсю маховик репрессий раскрутился после неудавшегося переворота, который произошел в июле 2016 года — за несколько месяцев до избрания Трампа — и который стал для Эрдогана турецкой версией поджога Рейхстага.

Правозащитная организация Freedom House относит Турцию в категорию несвободных стран, сообщая, что правительство «проводит значительные и широкомасштабные репрессии против предполагаемых противников» после попытки государственного переворота. Основываясь на скудных доказательствах, Эрдоган обвинил Фетхуллаха Гюлена из движения «Хизмет» в причастности к путчу. Он пытался, но пока безуспешно, добиться экстрадиции Гюлена из его ссылки в Пенсильвании.

Затем Эрдоган превратил свою страну в «тюремное государство». Даже малейшая связь — обучение в школе движения «Хизмет» или использование банка, принадлежащего члену «Хизмет», — приводила к увольнению, аресту или тюремному заключению. Журналисты и оппозиционные политики часто становятся объектами такого преследования, особенно когда рейтинги Эрдогана падают. По информации Freedom House, успехи оппозиции и экономические проблемы «дали правительству новые стимулы для подавления инакомыслия и ограничения общественного дискурса».

Более того, внешняя политика Турции всё больше расходится с политикой США. Проблема не в том, что Эрдоган занимает независимую позицию, а в том, что он активно подрывает политику США. Таких проблемных мест несколько.

Во-первых, Турция видит в Греции, которая входит в НАТО, а также в Кипре, который является членом ЕС, своих врагов. Недовольная тем, что Афины владеют островами у побережья Турции, Анкара отказывается признавать воздушное пространство и территориальные воды Греции, что ведет к опасным военным столкновениям. Правительство Эрдогана продолжает сопротивляться попыткам положить конец разделу Кипра и препятствовать усилиям международно признанного правительства Кипра по разработке запасов углеводородов. Некоторые наблюдатели опасаются того, что вскоре может начаться война между Турцией и Грецией.

Во-вторых, Турция налаживает военные отношения с Россией. Анкара закупила у Москвы систему противовоздушной обороны С-400, в результате чего была исключена из программы разработки многоцелевого истребителя F-35. Правительство Эрдогана планирует закупить дополнительные ракеты С-400. Турция также достигла договоренностей с Москвой по Сирии и другим региональным вопросам, хотя отношения двух правительств неидеальны.

Читайте также: Тюркский мир, Россия и маскирующие противоречия между Турцией и США

Эрдоган отрицательно противопоставил свои отношения с президентом Джо Байденом отношениям с президентом России Владимиром Путиным. Озгур Унлухисарцикли из немецкого фонда Маршалла высказал мнение, что Эрдоган стремится к созданию «уравновешивающего альянса с Россией против США». Если бы Анкара была вынуждена выбирать между НАТО и Россией в конфликте, у союзников не было бы уверенности, что Турция выполнит свои обязательства в рамках альянса.

В-третьих, Анкара взяла на вооружение экспансивную неоосманскую морскую доктрину, известную как «Голубая Родина», которая направлена то, чтобы сделать Турцию гегемоном в Средиземном море. Эта стратегия предусматривает контроль над водами, на которые претендуют Греция, Кипр, Египет и Израиль. Столкновения из-за территориальных претензий увеличивают шансы вооруженной конфронтации. Стремление Анкары укрепить свои позиции на море способствовало ее вмешательству в гражданскую войну в Ливии.

В-четвертых, Турция вооружила Азербайджан и подтолкнула его к возобновлению военных действий с Арменией из-за спорных территорий Нагорного Карабаха. Результатом стала ожесточенная борьба и большое число военных преступлений. По неподтвержденным данным, Анкара сбила армянский самолет и направила сирийских наемников сражаться за Азербайджан. Побочным результатом таких действий стало усиление роли России.

В-пятых, Турция вмешалась в гражданскую войну в Ливии. Анкара поддержала находящееся в Триполи исламистское правительство национального согласия, нарушив эмбарго Организации Объединенных Наций на поставки оружия. Турецкие суда противостояли французским и немецким кораблям, которым было поручено предотвращать контрабанду оружия. В ответ власти Триполи приняли соглашение о морской границе, дающее Анкаре привилегию в водах, на которые также претендуют Греция и Кипр.

В-шестых, Турция относилась к террористической организации «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а также к другим радикальным группировкам, если не как к союзникам, то как к силам, с которыми у нее совпадали интересы. Анкара нагло способствовала тому, чтобы боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) спокойно пересекали ее границы и торговали нефтью. В частности, обвинения в коррупции запятнали семью Эрдогана. Даже тогдашний вице-президент Джо Байден признал роль Анкары.

В-седьмых, Турция наносила удары по курдским Отрядам народной обороны (YPG) в Сирии. Правительство Эрдогана дважды вторгалось на территорию сирийских курдов, используя оружие, поставляемое США, и силы исламистов, ранее действовавшие в других частях Сирии. По словам представителей правозащитной организации Amnesty International, эти операции стали «постыдным пренебрежением к жизни гражданского населения», что в ходе наступления «совершались серьезные нарушения и военные преступления, включая массовые убийства и незаконные нападения, в результате которых погибли и получили ранения мирные жители». Отряды народной обороны были главным союзником Вашингтона в борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) на местах, однако теперь Анкара угрожает провести еще одну операцию на севере Сирии.

Читайте также: НАТО очень сильно злится на Эрдогана

Наконец, Турция использовала сирийских боевиков в качестве наемников через частные военные компании, в частности, SADAT International Defense Consultancy, для вмешательства в конфликты за рубежом, в том числе в Ливии и на Кавказе. По сути, эти силы никому не подотчетны.

Несмотря на всё это, посол Анкары в США Хасан Мурат Меркан недавно заявил, что «Турция является надежным союзником, который может помочь в момент кризиса — другом, который в этом нуждается». Однако политические разногласия усугубляются личной враждебностью Эрдогана. Недавно он выступил перед Национальным собранием Турции и осудил «тех, кто годами игнорировал нашу страну в регионе — и предъявлял нам карты и требования, которые заключили бы нас в тюрьму на наших побережьях — сначала попробовал язык угроз и шантажа после шагов, которые мы предприняли».

Более того, амбиции Эрдогана становятся всё более радикальными. Как он сказал Национальному собранию, «у нынешнего искаженного порядка, в рамках которого весь земной шар обременен горсткой жадных людей, нет никаких шансов на то, чтобы продолжать существовать так, как он существует сейчас». Было мало сомнений в том, кого он имел в виду. Чем больше у него внутриполитических проблем, тем более агрессивной может стать его внешняя политика. Что опасно для США.

В 2015 году правительство Эрдогана опрометчиво сбило российский военный самолет, который ненадолго вошел в воздушное пространство Турции. Если бы президент Путин ответил силой, США и страны ЕС могли бы оказаться в состоянии войны с Россией. Сегодня спровоцировать конфликт также могут соответствующие ставленники Москвы и Анкары, сирийское правительство и повстанцы в районе Идлиба. То же можно сказать и о всё более агрессивной деятельности Анкары в других местах — в Северной Африке, Средиземноморье, Ближнем Востоке и Центральной Азии, — которые часто идут вразрез с интересами НАТО.

Друзей Турции в США становится всё меньше. Некоторые застряли в прошлом, вспоминая каким союзником когда-то была Анкара. Другие аналитики предпочитают дождаться, пока Эрдоган «не переправится через реку Стикс», учитывая слухи о его здоровье. Однако даже через два десятилетия он всё равно будет моложе Байдена.

Внутренняя политическая ситуация в стране стала сложнее, но до сих пор турецкому лидеру удавалось преодолевать все трудности с помощью всё более значительных усилий. При этом новый президент и парламентское большинство не обязательно изменят политику Анкары. Турецкое общественное мнение настроено националистически, видит во всём злой умысел и всё более враждебно настроено по отношению к США. Так, недавний опрос показал, что шесть из десяти турок считают Америку величайшей угрозой для Турции, по сравнению с 19%, указавшими на Россию.

Сегодня Анкара не смогла бы вступить в трансатлантический альянс. Вашингтону следует свести к минимуму свою зависимость от Турции и ее угрозу интересам США. США должны удалить свое ядерное оружие, хранящееся на авиабазе «Инджирлик», и сократить использование объекта, доступ к которому остается под контролем Эрдогана. Если бы Вашингтон реже вторгался на Ближний Восток, база имела бы меньшее значение. В любом случае есть альтернативы: в ответ на политику Анкары недавно расширились военные связи США и Греции.

Пентагон должен ограничить продажу оружия, основываясь на запрете на продажу F-35. Наконец, администрации Байдена следует начать обсуждение в НАТО различных вариантов — от ограничения роли Турции в процессе принятия решений до вытеснения Анкары из трансатлантического альянса.

Два месяца назад Эрдоган признал, что он не может «сказать, что в турецко-американских отношениях идет здоровый процесс».

Тем не менее в своей политике Вашингтон по-прежнему следует иллюзии о том, что Турция остается лояльным и надежным союзником США, европейским партнером и членом НАТО. Всё это неправда. Давно назрело изменение стратегии США по отношению к Турции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
60.4% Нет
Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) для России?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть