Запад не сломит боснийских сербов, и «геноцид в Сребренице» ему не поможет

Немецкий дипломат Кристиан Шмидт вступает в должность верховного представителя международного сообщества в Боснии и Герцеговине
3 августа 2021  16:54 Отправить по email
Печать

Немецкий дипломат Кристиан Шмидт вступает в должность верховного представителя международного сообщества в Боснии и Герцеговине (БиГ), но его кандидатура не была подтверждена в СБ ООН. Поэтому член президиума БиГ от сербов Милорад Додик заявил, что Шмидт не является законным представителем международного сообщества, и Республика Сербская не намерена с ним сотрудничать.

За несколько дней до приезда Шмидта в Боснию и Герцеговину в этой балканской стране разгорелся очередной политический кризис из-за решения уходящего верховного представителя Валентина Инцко ввести в законодательство БиГ положение об уголовной ответственности за отрицание «геноцида в Сребренице». Руководство сербской автономии со своей стороны приняло другой закон, который запрещает исполнение закона Инцко на территории автономии.

Актуальную политическую ситуацию в Боснии и Герцеговине в интервью ИА REGNUM анализирует ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН, сенатор Республики Сербской Елена Гуськова.

Велентин Инцко провел на должности верховного представителя международного сообщества по БиГ более 12 лет. Но при этом закон о запрете отрицания «геноцида в Сребренице» он принял всего за несколько дней до прекращения мандата. Чем было вызвано это его решение?

Хочу напомнить, что высокие представители по координации гражданских аспектов Дейтонских соглашений с 1995 г. пытались многое переделать в Боснии и Герцеговине так, чтобы не дать Республике Сербской стать сильной и самостоятельной в составе БиГ. Они смещали избранных народом должностных лиц, лишали мандатов депутатов парламента — сербов, «заменяли» законно избранных президентов, визировали назначения должностных лиц вплоть до генералов, писали учебники, пытались сочинять законы, утверждали национальные символы, постоянно вмешивались в работу государственных органов, корректировали законы, расширяли полномочия Сараево в ущерб Республике Сербской. При этом использовались недемократические средства давления и запугивания властей обоих образований, прежде всего, РС. Передача полномочий касалась и полиции, и армии, и налоговой системы, и других сфер. И это продолжалось до 2006 г. В период с 1996 до 2006 г. из Республики Сербской центральным органам было передано 68 полномочий, что не способствовало строительству демократических институтов, мешало развитию Республики Сербской.

В 2006 г. депутаты Скупщины РС приняли решение больше не поддаваться давлению и не соглашаться с решениями, не соответствующими РС. Баня-Луку поддержала Москва, считая, что настало время боснийцам взять судьбу в свои руки и избавиться от внешнего надзора. Милорад Додик, будучи премьер-министром, потом президентом РС, а сейчас одним из трёх членов Президиума БиГ, делал всё, чтобы не был реализован ни один проект высокого представителя, если он не соответствовал интересам Республики Сербской.

Сегодня Инцко уходит с должности, закончился его долгий мандат, но напоследок он не мог не «подсластить» свой уход, самостоятельно приняв поправку в уголовный кодекс страны о запрете отрицания «геноцида» в Сребренице. При этом он объявил, что закон вступает в силу немедленно, хотя его должен утвердить парламент БиГ. Почему такая спешка с принятием поправок, почему именно сейчас? Думаю, что причин несколько. Во-первых, Инцко не мог сам придумать такую поправку к закону. Она нужна тем, кто обеспокоен неосуществлёнными планами по ликвидации Республики Сербской. Запад, зная, как сербы реагируют на подобные жесты высокого представителя, намеренно накаляет обстановку в РС. Ведь тогда ситуацию можно использовать против сербов, якобы нарушающих Дейтонское соглашение. Кроме того, данная поправка предполагает уголовное наказание за отрицание «геноцида в Сребренице». Это значит, что судить могут и руководство РС, и любого серба. Во-вторых, Независимая международная комиссия как раз в эти дни опубликовала своё экспертное мнение, согласно которому «геноцида» в Сребренице не было. И поэтому существует опасение, что мнение этой комиссии широко распространится, и рухнет вся долго выстраиваемая система доказательств виновности сербов в событиях 1992−1995 гг. в БиГ.

Чем закон Инцко грозит Республике Сербской и ее гражданам? Есть ли у Милорада Додика и других участников политической жизни в Республике Сербской эффективные инструменты, которые можно задействовать в данной ситуации? Республика Сербская уже отказалась исполнять закон Инцко. Насколько это будет эффективным?

Можно сказать, что ситуация в БиГ сложная, но не безнадёжная. РС уже имеет опыт блокирования решений высоких представителей — не замечать их, не публиковать в «Служебном гласнике», протестовать, предлагать обсудить решение на референдуме. Видимо, в данном случае будут использованы и другие инструменты, которые находятся в руках руководства РС. Милорад Додик созвал пресс-конференцию, на которой заявил, что постановление Инцко в Республике Сербской отклонили как недействительное. Он предложил ряд мер, призванных не допустить выполнение поправки на территории РС, призвав все политические партии республики к единству по этому вопросу. Додик просил всех сербов, работающих в судах и прокуратуре БиГ, быть готовыми в знак протеста оставить свои должности. Чрезвычайная сессия Народной Скупщины РС, продемонстрировав единство всех политических партий, одобрила поправки в Уголовный кодекс теперь уже Республики Сербской, согласно которым тюремный срок будет теперь грозить за публичное оскорбление РС и её символики, а также за объявление сербов «геноцидным народом», если кто-то попытается изменить конституционный строй Республики Сербской или будет угрожать её территориальной целостности или независимости.

Милорад Додик готов даже провозгласить независимость Республики Сербской, если высокий представитель не отменит своего решения. По его мнению, речь идёт о судьбе РС, которая не должна отступать от своей позиции.

Также Додик не собирается идти на приём по случаю приезда в БиГ нового высокого представителя — Кристиана Шмидта.

Россия всегда защищала Республику Сербскую и ее право на существование. Незадолго до последних событий, связанных с введением закона о запрете отрицания «геноцида в Сребренице», Россия и Китай предлагали в СБ ООН отменить институт верховного представителя по БиГ до 31 июля следующего года. Тем не менее их инициатива не получила поддержки. До этого Москва выступила и против назначения Кристиана Шмидта на эту должность в обход СБ ООН. Тем не менее он в начале августа приедет в БиГ, чтобы занять новый пост. Говорит ли это о полном параличе существующей системы международного права?

Система международного права уже давно находится в кризисе. Похоже, что только Россия ещё пытается её спасти. Это видно по её позиции в Совете Безопасности. Россия всегда выступала с критикой деятельности Международного трибунала по бывшей Югославии, она наложила вето на резолюцию СБ, осуждающую «преступление геноцида» в Сребренице (2015), критиковала деятельность высоких представителей в БиГ, предлагая передать управление страной тем народам, которые там живут. Последний жест Инцко Москва считает «безответственной самодеятельностью», грубым вмешательством во внутренние дела БиГ, неприкрытым покушением на суверенитет Боснии и Герцеговины, её конституционный строй и полномочия органов власти. Поддержка Москвы очень важна для сербов в Боснии. Она придаёт им силы и уверенность, что и этот кризис будет преодолён.

До того, как был принят закон о запрете отрицания «геноцида», парламенты Черногории и сепаратистского Косово приняли резолюции похожего содержания. Связаны ли между собой эти события?

Черногория сегодня находится в трудном положении. Оппозиция пришла к власти на последних выборах с минимальным перевесом голосов. Кроме того, сама оппозиция неоднородна, есть фракции, которые выступают за сотрудничество с НАТО и против восстановления отношений с Сербией, ухудшившихся при Мило Джукановиче. Поэтому в Черногории стало возможным 17 июня принять в Скупщине резолюцию, в которой сербский народ признается виновным в совершении «геноцида» мусульман в Сребренице. Аналогично выступили и албанцы в Косове. Так, Инцко получил поддержку от черногорцев и албанцев, усиливая, по его мнению, свою позицию. Но часть депутатов Скупщины Черногории, коалиция «Демократический фронт» готовит материалы для аннулирования резолюции по Сребренице, и эта инициатива получила в Черногории большую поддержку.

Ранее Республика Сербская инициировала независимое расследование по поводу событий в Сребренице. В отчете независимой международной комиссии говорится о том, что в Сребренице было совершено преступление, но оно не имело признаков геноцида. В Вашей работе Вы много раз встречались с разными документами, которые свидетельствуют о событиях югославской войны 1990-х годов. Можете напомнить нашим читателям, что там на самом деле произошло?

Говорить о событиях в Сребренице можно много: за прошедшие 25 лет появилось много новых документов, воспоминаний, данных, которые развенчивают миф о восьми тысячах убитых мусульман в Сребренице после того, как армия Республики Сербской под руководством генерала Ратко Младича вошла в этот город. В частности, об этом много писали российские учёные. Но сломить сфабрикованный стереотип было трудно. Мы в 2010 г. даже писали открытое письмо депутатам Скупщины Сербии, которые собирались проголосовать за резолюцию, осуждающую сербскую армию за якобы совершённую резню. Мы тогда отмечали, что утверждения бошняков бездоказательны, что проблема Сребреницы стала предметом политической спекуляции, в которую втягивают и самих сербов, хотя всё больше появляется данных, что Сребреница — это спланированная и хорошо осуществлённая операция западных спецслужб. Бошнякскую версию жертв никто не старался проверить, все принимали её как аксиому. Данные о числе жертв не подтверждались фактами, картина случившегося в июле 1995 г. оставалась неясной, сведения — противоречивыми, а многие обвинения — надуманными.

Чтобы переломить ситуацию, Республика Сербская инициировала создание Независимой международной комиссии по расследованию страданий всех народов в регионе Сребреница в период с 1992 по 1995 г., и при этом она никак не влияла на результаты её деятельности. Десять специалистов из девяти стран (США, Израиль, Италия, Япония, Австралия и др.) были отобраны в силу их особого опыта в соответствующих дисциплинах, и потому они несут единоличную ответственность за их вклад в общий доклад. Доклад на 1200 страницах очень интересный в силу используемой методологии и отбора документов. Так, они использовали только те документы, которые были созданы во время или сразу после описываемых событий, считая их первоисточниками, — документы военных или гражданских органов безопасности или международных организаций, таких как ООН и УНПРОФОР, чьи представители располагали информацией с мест.

Комиссия пришла к выводу, согласно которому «термин «геноцид» не может быть применён к трагическим событиям в Сребренице». Причиной наступления сербских войск на Сребреницу эксперты посчитали намерение устранить военную угрозу в результате военного нападения хорватских и мусульманских сил на сербскую территорию. И это действительно было так. Никаких убийств в городе не было. Потери наблюдались среди солдат и офицеров 28-й дивизии армии БиГ только тогда, когда они колонной в составе 12 тыс. человек уходили из Сребреницы, двигаясь к своим. Они прорывались в Тузлу с боями, во время которых погибали, сдавались в плен, дезертировали или кончали жизнь самоубийством. Комиссия посчитала эти события «законными военными действиями», а никак не спланированным геноцидом мусульманского населения Боснии и Герцеговины.

Но часть мусульман, находившаяся в плену (2500−3000 человек), была расстреляна. И это члены комиссии определили как военное преступление. «У комиссии нет никаких сомнений в преступном характере этих убийств», — написано в документе. Но это было не в Сребренице. К сожалению, эксперты не отвечают на вопрос, кто это сделал, хотя обращают внимание на имевшие место провокации. Очень надеюсь, что этот доклад будет изучен заинтересованными людьми, в том числе и в Международном трибунале по бывшей Югославии.

На какую помощь со стороны Белграда может рассчитывать сейчас Баня-Лука? Как сербские власти будут балансировать между Западом и Милорадом Додиком?

Власти Белграда как всегда достаточно обтекаемо определили свою позицию по ситуации в БиГ. Александр Вучич ушёл от прямого высказывания по поводу конкретной помощи сербам в РС, но констатировал, что Сербия не оставит РС без поддержки, что внимательно следит за ситуацией, что атмосфера крайне тяжёлая, поэтому надо думать над тем, как поддержать сербов. Встреча с Милорадом Додиком запланирована на 4 августа. При этом отдельные политические движения, например, политическая коалиция НАДА, представили на суд общественности «Декларацию поддержки Республики Сербской» и призвали все политические партии Сербии её подписать. Думаю, что и Белград поддержит Баня-Луку, если общественное мнение будет на стороне Республики Сербской.

Солидарны ли Вы с оценкой, которая появилась в региональных СМИ и согласно которой Республика Сербская еще никогда в своей послевоенной истории не была в таком сложном положении, как сегодня, и что Запад на этот раз действительно может ее удушить? Насколько ситуация в данный момент критична?

Я уже сказала об этом. Ситуация действительно сложная, если учитывать планы Запада по ликвидации Республики Сербской или для начала хотя бы её руководства. Но и инструменты сопротивления за многие годы в Республике Сербской отработаны и показали свою эффективность. И ещё один примечательный момент — все политические партии РС проявили единство по этому вопросу. А это значит, что сломить сербов в Боснии не удастся. Неизвестно также, как поведёт себя новый высокий представитель в БиГ Кристиан Шмидт, заменивший Инцко. Кроме того, мы должны учитывать, что без Совета Безопасности никто не может решить возникший в БиГ конфликт. А там позиция России вполне адекватная и объективная.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Афганистан будущего станет для России
49.3% Нейтральным государством
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть