Ливан вновь в глубоком кризисе

Почти два десятилетия Ливан был тихой и стабильной гаванью на фоне пылающего Ближнего Востока. Теперь всё изменилось
20 июля 2021  12:45 Отправить по email
Печать

Премьер-министр Ливана Саад Харири не смог договориться с президентом Мишелем Ауном о составе правительства и подал в отставку. «Президент попросил о поправках, которые я считаю ключевыми, — так Харири прокомментировал ситуацию. — Мы поговорили о доверии и назначении христианских министров. Ясно, что позиция неизменна и мы не договоримся. Я подал в отставку, отказавшись от формирования правительства».

Если говорить о фактической стороне проблемы, то она выглядит следующим образом. С осени 2019 года в Ливане подало в отставку три правительства: Харири на фоне протестов и Хассана Дияба после взрыва в порту Бейрута. К концу сентября 2020 года местные власти планировали объявить о составе нового кабинета министров во главе с Мустафой Адибом. Однако, вместо этого, Адиб заявил о своей отставке и отказе от формирования правительства, мотивируя такое решение тем, что политические блоки не отказались от политизации процесса создания кабинета. Потом в очередной раз пост премьера получил Харири, заявивший о готовности оперативно собрать кабинет министров, чтобы воспользоваться французской инициативой и получить поддержку, но подал в отставку, не сформировав правительство. И вот сейчас Харири вновь в отставке, которая, как всегда, сопровождается массовыми протестными выступлениями из-за катастрофического финансового положения страны.

После мощного взрыва селитры, прогремевшего в порту Бейрута в 2020 году и убившего почти 200 человек, и без того тяжелая экономическая ситуация в стране серьезно усугубилась. Ответственность за выход Ливана из экономического и политического кризиса взяла на себя Франция, которая имеет тесные связи со своей бывшей ближневосточной колонией. США обещали увеличить финансирование армии страны со 105 до 120 миллионов долларов в год. Но без устойчивого правительства решать проблемы невозможно. В этой связи глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель заявил со ссылкой на президента Ливана Ауна, что «страна на пороге финансового коллапса», но «кризис, в котором оказался Ливан, — внутренний, его учинили сами власти». Всемирный банк подчеркнул, что «Ливан переживает настолько острый и затяжной экономический спад, что его скоро можно будет назвать одним из трех самых серьезных кризисов, обрушившихся на экономики стран мира с середины XIX века».

У сложившейся ситуации в Ливане долгая предыстория. Многоконфессиональная политическая система страны обрела свои очертания в конце гражданской войны в 1989-м, когда были подписаны Таифские соглашения. В рамках этой системы доступ к власти получили не только представители разных религиозных течений — христиане-марониты, сунниты, шииты и друзы — но и открылся канал для лоббизма со стороны их стран-покровительниц — прежде всего Сирии, Ирана, Саудовской Аравии. Не менее активно стремилась реализовать свои интересы на ливанской земле и Франция, чей мандат распространялся на территорию Ливана вплоть до обретения им независимости в 1943 году. Таифские соглашения должны были обеспечить переход Ливана к гражданскому обществу, обозначив в качестве национального приоритета отмену «сектантского» представительства в парламенте. Политические процессы в республике и связанные с ними кризисы невозможно понять и оценить без учета важнейшего внутриливанского феномена политического конфессионализма.

Если этнический состав более чем шестимиллионного Ливана однороден и представлен ливанскими арабами (исключение составляет лишь 200-тысячная армянская община), то религиозный состав населения весьма разнообразен. Здесь обитают 18 конфессий: христианские — около 35% населения (марониты, православные, греко-католики, католики, адепты апостольской и католической армянских Церквей и другие) и мусульманские общины (сунниты, шииты, друзы) — 65%, соответственно. Исторически конфессии опирались на своих зарубежных покровителей, защищавших их интересы, хотя в этом раскладе произошли существенные изменения. Так, сегодня Великобритания отсутствует в Ливане, изменилась и роль России, не имеющей ныне в этой стране «любимчиков». Зато ливанских шиитов в настоящее время активно поддерживает Иран. Избрав стратегию балансирования между противоборствующими силами и при этом будучи не в состоянии защитить свою территориальную целостность, Ливан сначала приютил у себя палестинские группировки, которые с его территории вели войну с Израилем. А потом на его земле проиранская группировка «Хезболла» создала что-то вроде «государства внутри государства».

Почти два десятилетия Ливан был тихой и стабильной гаванью на фоне пылающего Ближнего Востока. Его экономика от этого сильно выиграла: страны региона, столкнувшиеся с политическими кризисами, предпочитали вкладывать свои финансы в благополучные и доходные ливанские банки. Все начало меняться после 2008 года, когда мировой экономический, а затем и нефтяной кризисы привели к уменьшению инвестиций стран региона в банковский сектор. В трудную минуту на помощь Ливану, на первый взгляд, из лучших побуждений шел МВФ. Но его условия предоставления кредитов сводились к сильному сокращению расходов, чаще всего за счет урезания социально-ориентированных статей бюджета. Плюс к этому Ливан превратился в площадку сражений внешних игроков. США одержимы идеей выдавить Иран из республики. Американский посол в Ливане Дороти Ши неоднократно заявляла, что единственной законной силой для защиты суверенитета страны является ливанская армия, намекая на незаконный, по мнению Вашингтона, статус «Хезболлы». Так, США отказывались поставлять медицинскую помощь Ливану под тем предлогом, что «Хезболла» якобы полностью контролирует систему здравоохранения страны.

Другим методом воздействия на Ливан со стороны американцев стал «акт Цезаря», предусматривающий масштабные антисирийские санкции. Ливанские компании долгие годы помогали Сирии обходить ограничения на поставки санкционных товаров и проводить денежные платежи, что позволяло поддерживать сирийскую экономику в военных условиях. В ответ США стали грозить блокированием кредитов МВФ, чтобы надавить на власти и бизнес в Ливане и заставить отказаться от сотрудничества с сирийцами. Все эти факторы ведут к тому, что создаются предпосылки к столкновениям внутри страны, что может вылиться в повторение многолетней гражданской войны, масштабную резню и распад государства. Вашингтон на данном этапе такой сценарий не устраивает. Вот почему государственный секретарь США Энтони Блинкен заявил, что «уход Харири в отставку с поста будущего премьер-министра — еще одно разочаровывающее событие для ливанского народа». По его словам, «исключительно важно, чтобы сейчас было сформировано правительство, намеренное и способное реализовать приоритетные реформы и начать подготовку к парламентским выборам 2022 года, которые должны быть проведены вовремя, свободно и честно».

Между тем председатель Прогрессивно-социалистической партии и предводитель общины горцев-друзов Валид Джумблат заявил, что поддержит кандидатуру Харири, если он снова возглавит кабинет. «Я призываю всех ливанцев к диалогу и спокойствию», — заявил он. Так что главные политические силы страны теперь заняты поиском «нового равновесия» в стране. Возможно, уход Харири стал практически неизбежным шагом, чтобы избежать дальнейшей эскалации насилия. Что будет дальше, сказать сложно, кроме того, что Ливан вновь оказался в зоне «потерянного времени».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Афганистан будущего станет для России
49.3% Нейтральным государством
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть