«Европейский вектор» Белоруссии потерпел оглушительный крах

В конце июня пресс-служба МИД Белоруссии публично объявила о фактическом крахе «европейского вектора» государства
14 июля 2021  09:42 Отправить по email
Печать

28 июня 2021 года пресс-служба МИД Белоруссии публично объявила о фактическом крахе «европейского вектора» государства:

«Республика Беларусь приостанавливает свое участие в инициативе ЕС «Восточное партнерство». Беларусь начинает реализацию процедуры приостановки действия Соглашения о реадмиссии с ЕС. Постоянный представитель Республики Беларусь при ЕС отзывается в Минск для консультаций. Главе представительства ЕС в Республике Беларусь также предложено выехать в Брюссель для консультаций, чтобы довести своему руководству позицию белорусской стороны о неприемлемости давления и санкций».

Но, в принципе, крах «европейского вектора» Белоруссии ЕС продемонстрировал ещё в августе 2020 года своей реакцией на результаты прошедших 9 августа прошлого года президентских выборов, а 21 июня 2021 года принятием 4-го пакета политико-экономических санкций на заседании Совета ЕС в Люксембурге даже окончательно подтвердил этот вполне закономерный крах «европейского вектора», который президент Белоруссии Александр Лукашенко и его министр иностранных дел (с 20.08.2012 г.) Владимир Макей в ущерб общественно-политической ситуации в государстве и собственному имиджу старательно выстраивали на протяжении нескольких последних лет. Так что упомянутое заявление белорусского МИД только подвело черту под этим затянувшимся процессом расставания с иллюзиями.

Ранее на ИА REX: Еврочиновники растоптали своими лакированными туфлями голубые и розовые мечты белорусских «змагаров»

С учётом времени принятия 4-го пакета — как раз накануне 80-й годовщины нападения гитлеровской Германии на СССР, жертвой которого одной из первых стала в том числе Белоруссия, и задекларированных инициаторами санкций целей в отношении государства — «финансовое удушение», эти санкции вполне можно назвать планом «Барбаросса-2», а Германия, как основной «локомотив» политико-экономических отношений Евросоюза, вне зависимости от публичной антигитлеровской риторики её руководителей, как говорил киевский мер Виталий Кличко: «Окрасила себя в те цвета, в которые она окрасила себя», показав практическими действиями, наследницей чьей политики на самом деле она является. По большому счёту после гитлеровской оккупации, результатом которой стало уничтожение почти трети населения Белоруссии и её практически полное разрушение, любые «санкции» против Белоруссии со стороны Германии выглядят совершенно кощунственно, поскольку руководство Германии после гитлеровской оккупации и её ужасающих последствий для белорусского народа не имеет никакого морального права применять какие-либо «санкции» против Белоруссии вне зависимости от повода и декларируемых «благих намерений».

К тому же и предлог для введения этих санкций выбран явно неудачный, что тоже наталкивает на исторические параллели с предлогом для нападения гитлеровской Германии 1 сентября 1939 года на Польшу. И если Вторая мировая война началась с вранья гитлеровской пропаганды о якобы атаке Польши на немецкую радиостанцию в Глайвице (в н. в. Гливице) как предлоге для нападения Германии на Польшу, то введение 4-го пакета санкций началось с вранья нынешней германской пропаганды, а за ней и всей остальной западноевропейской о том, что приземление самолёта ирландской авиакомпании Ryanair в минском аэропорту 23 мая с. г. с последующим арестом Романа Протасевича и Софии Сапеги стало… «беспрецедентным»?!

И этот насквозь лживый «нарратив» западной пропаганды повторяется до сих пор, даже несмотря на то, что этим пропагандистам, включая самых высокопоставленных из числа западноевропейских президентов, премьер-министров и просто министров, моментально напомнили и принудительное приземление 2 июля 2013 года самолёта президента Боливии Эво Моралеса в Вене, и возврат 21 октября 2016 года в Киев самолёта «Белавиа». Из менее известных стоит также напомнить перехват 21 февраля 2010 года истребителями ВВС Ирана в нейтральном (!) пространстве над Персидским заливом следовавшего из Дубая в Бишкек Boeing 737 киргизской авиакомпании Kyrgyz Airways с последующим его принуждением к посадке на территории Ирана и арестом летевшего в этом самолёте лидера суннитской террористической организации «Джундалла» Абдулмалика Риги (Abdulmalik Rigi), которого иранские власти через 4 месяца повесили.

10 октября 2012 года двумя турецкими истребителями F-16 был перехвачен и принудительно посажен в международном аэропорту Эсенбога под Анкарой гражданский Airbus A320 сирийской авиакомпании Syrian Air, летевший из Москвы в Дамаск. Посаженный самолёт обыскивали около пяти часов, затем груз был конфискован, а 35 пассажирам и 2 членам экипажа через 8 часов после принудительной посадки было разрешено продолжить полет. Так что приземление самолёта ирландской авиакомпании Ryanair в минском аэропорту, даже с учётом последующего ареста Протасевича и Сапеги, и даже исходя только из перечисленных выше ранее имевших место аналогов, «беспрецедентным» назвать никак нельзя, а вот что действительно является беспрецедентным, то это хорошо срежиссированная реакция западных политиков на это приземление и последовавшие санкции, поскольку после перечисленных аналогов никто ни о каких санкциях даже не заикался.

Ранее на ИА REX: Новые санкции не приведут к краху «режима Лукашенко» до тех пор, пока Кремль не умоет руки

А если отбросить версию о том, что «беспрецедентность» приземления самолёта Ryanair в Минске — это заведомое враньё политиков ЕС, тогда поневоле придётся говорить о беспросветной тупости этих политиков, включая самых высокопоставленных, и их «профессиональных» команд, не знающих таких широко известных и к тому же относительно недавних событий. Более того, в полном соответствии с известной пословицей, что «Бог шельму метит», ровно через неделю после приземления рейса ирландской авиакомпании Ryanair Афины — Вильнюс в минском аэропорту, 30 мая с. г., по той же причине в Берлине экстренно приземлился самолет всё той же авиакомпании Ryanair, следовавший из Дублина в Краков?! И если по поводу приземления самолёта Ryanair в Минске глава МИД ФРГ Хайко Маас (Heiko Maas) пафосно заявил, что «тот факт, что самолет, курсирующий между двумя государствами ЕС, был вынужден совершить промежуточную посадку под предлогом угрозы минирования, является вопиющим вмешательством в гражданское авиасообщение в Европе», то по поводу аналогичного приземления самолёта Ryanair, к тому же у него под носом в Берлине, Маас даже не пискнул. То ли «не заметил», то ли, может, по его мнению, «это другое».

А на следующий день, 31 мая с. г., Россия демонстративно отвесила увесистую политическую оплеуху Польше и всему ЕС, остановив уже выруливший на взлётную полосу самолёт авиакомпании LOT Polish Airlines и задержав прямо в польском (!) самолёте экс-директора «Открытой России» (НПО, признанная нежелательной в России) НПО, признанная нежелательной в РФ Андрея Пивоварова, которого затем арестовали. Как заявил по этому поводу экс-глава МИД Польши Гжегож Схетына (Grzegorz Schetyna) в комментарии для портала Interia.pl.:

«Всё это показывает, что можно безнаказанно обездвижить польский самолёт. Ведь задержать активиста российской оппозиции можно было в аэропорту Санкт-Петербурга. Во время таможенного или документооборота. Никто этого не делал. Его вытащили из самолёта, чтобы подчеркнуть беспомощность польских служб и дипломатии».

А что «принципиальные» политики из ЕС в ответ? Президент Франции Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron) и канцлер Ангела Меркель (Angela Merkel)… предложили восстановить саммиты ЕС — Россия?! По этому поводу экс-министр иностранных дел Украины Павел Климкин в эфире интернет-канала UkrLife заявил: «Если Евросоюз будет и дальше так петлять, он допетляется». До чего ЕС «допетляется», из этого заявления непонятно, но двуличие и лицемерие лидеров ЕС в таком «петлянии» это заявление характеризует очень точно.

В данном случае ЕС в отношении Белоруссии поступил, прямо как Волк из басни Крылова, который, безрезультативно исчерпав все «доказательства» виновности Ягнёнка, привёл самый «убедительный аргумент», заявив: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». О надуманности использования приземления самолёта Ryanair в Минске в качестве основания для санкций говорит и тот факт, что 4-й пакет санкций Совет ЕС принял, даже не дожидаясь завершения расследования инцидента с самолетом Ryanair ICAO (Международная организация гражданской авиации)?! А EASA (Европейское агентство по авиационной безопасности), также не дожидаясь завершения расследования ИКАО инцидента с самолетом Ryanair, уже 2 июня с. г. запретило летать над Белоруссией, по поводу чего IATA (Международная ассоциация воздушного транспорта) 4 июня с. г. заявила, что «авиационная безопасность никогда не должна быть политизирована. EASA должно отменить свой запрет и позволить авиакомпаниям управлять безопасностью, как они это делают каждый день — с помощью обычных оценок операционных рисков».

Ранее на ИА REX: Белоруссия просит денег у России, не переставая глядеть на Запад

Генеральный директор IATA Вилли Уолш (Willie Walsh) также дополнил, что «политика никогда не должна вмешиваться в безопасную эксплуатацию самолетов, а политики не должны использовать авиационную безопасность как прикрытие для достижения политических или дипломатических целей». С тех же позиций прокомментировал ситуацию и генеральный директор авиакомпании Wizz Air Йожеф Варади (Jozsef Varadi) агентству Reuters:

«Я не думаю, что авиация должна использоваться как средство политических санкций. Не произошло ничего, что могло бы поставить под угрозу безопасность полетов. Я не думаю, что кто-либо был в опасности хотя бы секунду. Это политическая мера. Это не мера безопасности».

Показательно, что ИКАО, явно пойдя на поводу у ЕС в ущерб своему авторитету, сначала проанонсировала публикацию отчета об инциденте 23 июня, затем перенесла её аж на 13 сентября, при этом категорически отказавшись обнародовать хотя бы запись переговоров пилота самолёта с белорусскими диспетчерами?!

Логично, что всё это дало основание Лукашенко во время его выступления 22 июня с. г. на церемонии возложения венков в мемориальном комплексе «Брестская крепость-герой» использовать в адрес ЕС, Германии, её министра иностранных дел Мааса, президентов Австрии Александра Ван дер Беллена (Alexander Van der Bellen) и Германии Франка-Вальтера Штайнмайера (Frank-Walter Steinmeier) жёсткую, даже оскорбительную риторику в его фирменном «лукашенковском» стиле. Правда, риторика Лукашенко вызывает не меньше недоумения, чем антилукашенковские тирады его западных коллег по власти, поскольку совсем кратко сформулировать впечатление от «посткраховых» выступлений Лукашенко и некоторых других действий белорусской власти можно фразой из популярной когда-то песни Евгения Долматовского: «Где ты раньше был…»

Например, почему Лукашенко дважды отказался разговаривать с канцлером Германии Ангелой Меркель в конце августа прошлого года, которой мог ещё год назад высказать все эти претензии в телефонном разговоре, и вполне возможно, что после такого жёсткого личного разговора и Меркель, и ЕС вели бы себя по отношению к Белоруссии намного сдержаннее. Да и Макрону, вместо отказа от разговора с ним в том же августе, Лукашенко мог бы напомнить о жесточайших зверствах карателей из 638-го усиленного французского гренадерского полка в Белоруссии, которые, в частности, сожгли дотла сёла Вольница, Сикерка и Малые Шепелевичи. И заодно поинтересоваться, наследником чьей политики является в настоящее время сам Макрон — героя Франции Шарля де Голля (Charles de Gaulle) или предателя французского народа Петена (Henri Philippe Pétain), которого французы после его сотрудничества с Гитлером стали называть «Пютен» (фр. putain — «шлюха»). И если Макрон проигнорирует закладку памятника де Голлю в белорусском Щучине, в котором во время Первой мировой войны тогда еще капитан 33-го полка де Голль находился в плену, то это будет наглядным свидетельством политического и морального выбора Макрона.

Но для таких действий Лукашенко, прежде всего, надо иметь действительно главу МИД, а не Макея, который 2 марта с. г. в интервью председателю правления ЗАО «Второй национальный телеканал» (телеканал ОНТ) Марату Маркову в рамках его персональной программы «Марков. Ничего личного» заявил:

«Как я могу говорить о любви того или иного дипломата к стране, когда он у себя на странице размещает репосты очень сомнительного характера. Например, «Минск выглядит, как в годы фашистской оккупации». И это говорит дипломат, чья страна в то время оккупировала Беларусь и гражданином которой он является».

При любом адекватном министре, соответствующем своей должности, МИД должен был незамедлительно влепить Германии жесточайшую ноту протеста с требованием официальных извинений, приложением фотографий Минска в настоящее время и периода оккупации, напоминанием о том, что в результате гитлеровской оккупации Белоруссии 1941−1944 годов погибла почти треть населения республики, угрозой ввести для германских дипломатов перед началом работы в Белоруссии обязательное посещение Хатыни и детского лагеря «Красный Берег», в котором гитлеровские «врачи» выкачивали из детей кровь для немецких солдат, и указанием, что Минск сейчас если и «выглядит как в годы фашистской оккупации», то исключительно вследствие использования участниками майданных протестов БЧБ флагов (бел-чырвона-белы сьцяг), под которыми во время гитлеровской оккупации по улицам Белоруссии маршировали гитлеровские пособники из числа белорусов. Например, в июне 1944 года под БЧБ был даже проведён парад коллаборационистского формирования Белорусской краевой обороны.

А как поступил Макей в реальности в ответ на такое оскорбление государства, интересы и честь которого он должен защищать на международном уровне и как гражданин, и как министр иностранных дел, — трусливо промолчал и даже спустя несколько месяцев побоялся назвать имя этого дипломата, не говоря уже о том, что, рассказывая об этом репосте в интервью, у него не хватило ума понять, что его трусость и бездеятельность в данных обстоятельствах вызывают не меньше презрения и отвращения, чем репост этого дипломата. Известная фраза, которую приписывают Уинстону Черчиллю (Winston Spencer-Churchill), как нельзя лучше характеризует данную ситуацию: «Если страна, выбирая между войной и позором, выбирает позор, она получает и войну, и позор». В точном соответствии с этой фразой белорусское руководство, выбрав в угоду «европейскому вектору» беспринципное позорное молчание в ответ на неоднократные оскорбительные сравнения и вмешательство во внутренние дела государства, получило и позор, и экономическую войну в виде 4 пакетов санкций.

Впрочем, в таком трусливом поведении Макея нет ничего удивительного — в самые напряжённые дни первых дней майданных протестов после президентских выборов 9 августа прошлого года Макей впал в глубочайший ступор и начал выходить из него только 20 августа, и то лишь вследствие получения угрозы его младшим сыном, после чего Макей обратился к сотрудникам системы дипломатический службы Белоруссии с явно неадекватным ситуации заявлением:

«К сожалению, так получилось, что сегодня наша страна переживает, наверное, самый сложный этап в своей новейшей истории».

Но если «к сожалению» просто «так получилось», следовательно, за событиями как 9−12 августа, так и последующими Макей никакого иностранного вмешательства не увидел?!

Более того, он это подтвердил и на следующий день на официальной странице МИД Белоруссии в Facebook в обращении к своим зарубежным коллегам с жалобной просьбой:

«У нас сейчас сложная ситуация. Но какая из ваших стран не проходила болезненные этапы национального взросления? Дайте и нам его пройти. Лучше с вашей помощью, но без попыток принуждения с использованием политических, финансовых и других очевидных рычагов. Прошу простить, но мы не сможем это рассматривать иначе, как недоброжелательные действия, наносящие ущерб суверенитету Республики Беларусь, и не сможем это оставлять без противодействия».

В переводе с макеевского языка на общепонятный: Макей попросил прощения у организаторов белорусского майдана за то, что он посмел назвать их действия по организации, стимулированию и координации майданных протестов как «недоброжелательные»?!

И особенно убого извинения Макея выглядели после его же слов 20 августа в отношении угрозы младшему сыну:

«Я еще могу понять, когда раздаются угрозы в адрес государственного служащего, занимающего конкретный пост. Но подленькое, анонимное давление на семью, в том числе на малолетних детей, никак не укладывается в моей голове с понятием «демократия». За эти слезы моего одиннадцатилетнего сына я готов перегрызть горло. Демократией здесь не пахнет. Здесь воняет погромами и расправами».

Как-то очень быстро исключительно словесная готовность Макея «перегрызть горло» тем, кто инициировал угрозы его младшему сыну, переросла в реальные извинения перед ними же — вместо адекватных действий в ответ на их вмешательство во внутренние дела Белоруссии.

К сожалению, но довольно часто человек живёт в своём узеньком одномерном мирке, не понимая или не желая понимать того, что на самом деле реальный мир гораздо шире его представлений о нём и потому его суждения о мире в целом или даже об отдельных происходящих в нём событиях могут выглядеть не только по-другому, но даже с точностью до наоборот и истолковываться окружением совсем иначе, чем он на то рассчитывал. Одно дело, когда это происходит на бытовом уровне, но совсем другое, когда подобные суждения и действия допускают лица, облечённые властью, соответствующими полномочиями и доступом к СМИ, которые доносят эту информацию до широкой публики, воспринимающей эти суждения и действия, мягко говоря, с большим удивлением, особенно на фоне того, что эти лица в силу своих должностей считают себя «умными и авторитетными».

11 июня с. г. Макей в интервью программе «Контуры» на белорусском телеканале ОНТ (Общенациональный телеканал), в частности, сказал:

«Известный российский политолог Федор Лукьянов сказал однажды, что сейчас в международных отношениях пышным цветом расцветает феномен, который можно назвать «триумфом языка без костей». Я бы сказал бы еще более жёстко: это можно назвать «триумфом говорящих голов без мозгов». Это абсолютно так. Потому что сейчас западные говорящие головы договорились уже до того, что ради достижения ими же самими выдуманных целей они готовы действовать любыми способами или методами».

Но Макей, видимо, постоянно пребывая сугубо в своём одномерном мирке, совершенно не учёл, что его слова о «говорящих головах без мозгов» относятся к нему же ровно в такой же мере, как и к упомянутым им «западным говорящим головам», чему самое наглядное свидетельство — это оглушительный крах так старательно выстраиваемого им в угоднической манере «европейского вектора» Белоруссии.

На примере отношений ЕС и Белоруссии, анализируя декларируемые цели действий сторон и фактические результаты этих действий, можно вообще написать целую докторскую диссертацию о вырождении в настоящее время международной дипломатии как таковой. Например, в результате уже упоминаемого запрета EASA полётов над Белоруссией по данным EUROCONTROL (Европейская организация по безопасности воздушной навигации) трафик упал примерно на 40% — т. е. существенно, но не смертельно. Причину продолжения полётов над территорией Белоруссии большинством авиаперевозчиков наглядным примером объяснила российская авиакомпания со штаб-квартирой в Нидерландах «Волга-Днепр», которая сначала решила проявить свою «европейскость» и начала Белоруссию облетать, но уже через неделю вернулась на прежние маршруты, видимо, поняв, что, облетая Белоруссию, можно и в трубу вылететь вследствие дополнительных расходов на облёты, которые никто никому компенсировать не собирается. А латвийская авиакомпания AirBaltic ещё в мае сразу заявила, что в результате отказа летать над Белоруссией и без того убыточная авиакомпания будет дополнительно терять €200 000 в месяц.

Что касается запретов на полёты самолётам белорусской компании «Белавиа» над территорией ЕС, то здесь ещё и смешнее, и глупее, поскольку, во-первых, интегрироваться в воздушные перевозки над Россией, да ещё в летний (отпускной) период, всего 28 (!) самолётам «Белавиа» проблем нет никаких, что уже фактически и произошло. О втором аспекте поведало издание EUobserver, которое указало, что, по данным Литвы, только с 1 по 19 июня из Багдада в Минск было совершено 9 рейсов по сравнению с отсутствием регулярных рейсов ранее, а из Стамбула — 63 рейса — вдвое больше, чем за весь прошлый год, и увязало это с резко возросшим количеством мигрантов в Литву. Если в 2020 году их количество составляло 81 человек, то к середине июля в Литве задержали уже почти 2000 мигрантов! Как результат — Литва 2 июля с. г. была вынуждена объявить в стране режим экстремальной ситуации, а глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen) во время визита в Литву пообещала выделить из бюджета ЕС на содержание задержанных мигрантов €240 миллионов! Для сравнения: по Соглашению о реадмиссии с ЕС, согласно которому Белоруссия предотвращала попадание мигрантов на территорию ЕС, Белоруссия получала всего около €10 миллионов в год.

Т. е., вопреки мудрой русской пословице «Не буди лихо, пока спит тихо», ЕС запретил самолётам «Белавиа» летать над территорией ЕС, и в результате эти самолёты, по предположению EUobserver, возят для ЕС мигрантов. А видимо, для того, чтобы полностью легитимизировать этот процесс и поставить его на поток, Лукашенко 1 июля с. г. подписал Указ № 251, согласно которому гражданам 73 государств предоставлена с 15 июля с. г. возможность безвизового посещения Белоруссии на срок до пяти суток для вакцинации от COVID-19. С одной стороны, это, безусловно, реальное предложение, которое повышает имидж государства в сфере здравоохранения на международном уровне, но с другой — даёт возможность прилетать в Белоруссию, не получая виз, всем тем, кто хочет попасть в ЕС нелегальными маршрутами.

С учётом того, что Литва имеет лишенную каких-либо естественных преград сухопутную границу с Белоруссией протяженностью 678 километров и только 38% этой границы оснащено системами видеонаблюдения, которые к тому же пересечение границы никак не предотвращают, то попасть в Литву с территории Белоруссии совсем несложно, что и показали последние события. Безусловно, отменить запрет самолётам «Белавиа» можно в любой момент, и можно даже подписать новое соглашение о реадмиссии, но, во-первых, ЕС уже не отделается €10 миллионами в год, а во-вторых, и что самое главное, уже наводнившие за время «простоя» Соглашения о реадмиссии тысячи, а в перспективе и десятки тысяч мигрантов, учитывая скорость пересечения ими границы от 100 и более человек в сутки, из Литвы уже никуда не денутся, и, пока ещё только обещанных, 240 миллионов ей на содержание этих мигрантов явно не хватит. Очередной глупостью литовских властей является установка на границе проволочных заграждений, которые элементарно преодолеваются, например, с помощью обычного ватного матраса, купить который в Белоруссии не проблема. Так кто кого наказал больше и больнее?

Но есть ещё и третий аспект — по заявлению EUROCONTROL, самолеты, облетающие Белоруссию, ежедневно сжигают около 79 тысяч килограммов топлива, что приводит к дополнительному ежедневному выбросу 250 килограммов углекислого газа и 1,2 тысячи килограммов оксидов азота и загрязняющих веществ, которые могут привести к смогу и кислотным дождям?! И всё это над территорией ЕС! Т. е. ЕС начал травить собственных граждан всего лишь ради лишения Белоруссии каких-то пары десятков миллионов евро платы за пролёт над её территорией самолётов европейских авиакомпаний?!

А так называемые «секторальные санкции» очень точно охарактеризовал оппозиционный экономист Ярослав Романчук на оппозиционном же белорусском новостном портале UDF: «Замах был на рубль, а удар получился на копейку — гора опять родила мышь». Если совсем коротко, то санкции не распространяются на контракты, подписанные до 24 июня с. г., которые к тому же можно пролонгировать, и не затрагивают основные позиции белорусского экспорта — калийные удобрения, бензин и дизтопливо. Так что в результате этих санкций обвал белорусской экономике явно не грозит.

Более того, как отметил Романчук: «Самым убедительным аргументом силы режима служит не словесная схоластика, а реальные цифры статистики торговли — за первые четыре месяца этого года (при существующем третьем пакете санкций) экспорт белорусских товаров в ЕС увеличился более чем в два раза. Сейчас произойдет то же самое. Это полная дискредитация самого понятия санкций. Лучше их не вводить вообще, чем вводить с «оговорками».

Тут даже комментировать нечего.

Конечно, было бы логично наряду с полётами над Белоруссией запретить и наземное пересечение страны автомобильным и железнодорожным транспортом ЕС, но через Белоруссию ежемесячно проходят порядка 200 000 фур, т. е. около 7000 в сутки, а ежемесячный объем перевозок по Белорусской железной дороге составляет более 700 только транзитных контейнерных поездов, причём в среднем за сутки только в сообщении Китай — Европа — Китай обеспечивается транзитное проследование и терминальная обработка 24 контейнерных поездов! И перенаправить их в обход Белоруссии просто нереально, поскольку международные наземные транспортные коридоры не воздух, в них надо вкладывать немалые средства, а за последние десятилетия ни южные, ни северные соседи Белоруссии этим не занимались.

Ещё убедительнее о крахе «европейского вектора» Лукашенко — Макея говорит тотальная жёсткая зачистка оппозиционной — читай проевропейской — общественно-политической и информационной белорусской сферы, о которой один из лидеров оппозиции Мария Колесникова предупреждала ещё 27 июля прошлого года в интервью The Village Беларусь: «Если это сейчас не закончится», имея в виду власть Лукашенко, «то нас всех закатают в асфальт». В частности, белорусские власти 30 июня 2021 года потребовали от Гёте-института (Goethe Institut — работал в Белоруссии с 1993 года) и Германской службы академических обменов (DAAD — с 2003 года) прекратить свою деятельность в стране в течение 4 недель. Количество закрытых НКО (некоммерческая организация) и оппозиционных СМИ перечислить сложно даже по количеству, а десятки оппозиционных журналистов и вовсе оказались за решёткой, хотя, по сути, их вина в большинстве случаев заключается только в том, что они поверили Лукашенко и Макею — в полезность для Белоруссии «европейского вектора» и слишком рьяно стали воплощать в действительность его принципы, что в конечном итоге вполне естественно вылилось в антилукашенковские выступления после прошлогодних президентских выборов.

А насколько Лукашенко и Макей преуспели во внедрении «европейского вектора» в сознание белорусского общества, показывает ситуация в семье самого Макея. Характеризуя 15 февраля с. г. в интервью РБК случаи угроз и запугивания «в адрес госслужащих, военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов, членов семей и т. д.», Макей заявил: «Я считаю, что эти методы абсолютно несовместимы с методами подлинной демократии. Я называю это фашиствующей демократией», вот только, видимо, «запамятовал» упомянуть, что к этой «фашиствующей демократии» примкнул и его старший сын Виталий, который в конце сентября прошлого года уволился из МИД.

А в марте с. г. Виталий Макей в свою очередь охарактеризовал на странице своего аккаунта в LinkedIn ситуацию в Белоруссии как такую, «при которой невозможно свободное созидательное творчество», и добавил: «Очень хотелось бы, чтобы в это удушливое время профессионалы сохранили свои знания, навыки, опыт и нравственные ориентиры. Они нам всем ещё понадобятся», чем собственно не только полностью идентифицировал себя с «фашиствующей демократией», по определению Макея-старшего, но и выразил надежду на её победу. Правда, видимо, в силу унаследованных от отца «принципиальности и честности», Виталий тоже «запамятовал» отметить роль своего отца в создании в Белоруссии этого «удушливого времени». Глубину раскола между Макеями, причём давнюю, характеризует даже различие в английском написании их фамилий, если Макей-старший — «Makey», то Виталий — «Mackay»?! По совету отца Виталий принял решение от него отмежеваться или самостоятельно, история пока умалчивает, но лицемерие этой семейки, безусловно, зашкаливает. Особенно с учётом того, что жена Виталия Маргарита уже 13 августа прошлого года добавила на своё фото в «Фейсбуке» рамку от майданной оппозиции с призывом «Остановите насилие!». Но Макей-старший этого, видимо, тоже «не заметил».

И в этих условиях глубочайшего раскола белорусского общества остаётся абсолютно без ответа главный вопрос — как белорусское руководство собирается найти приемлемый для всех сторон общественно-политический консенсус в обществе, без которого невозможно не то что его дальнейшее гармоничное развитие, но даже элементарное мирное сосуществование? О том, что «10 августа 2020 года белорусы проснулись в совершенно другой стране», писалось ещё в августе прошлого года, но такое впечатление, что нынешнее белорусское руководство этого до настоящего времени так и не поняло, а, судя по воинственной риторике Лукашенко и усердию белорусской власти по «закатыванию в асфальт» оппонентов, противостояние в государстве продолжает усугубляться, и при этом необходимость проведения политики общественно-политического примирения сторон противостояния белорусскими властями даже не рассматривается.

С учётом того, что в информационной сфере Лукашенко и его пропагандисты продолжают оглушительно проигрывать, поскольку в идеологическом плане им нечего предложить белорусскому обществу, то либо следующий этап белорусского майдана не за горами, либо Белоруссию ожидает полная интеграция с Россией. Но, несмотря на то, что оба варианта Лукашенко абсолютно не устраивают, третьего пути, судя по его действиям и риторике, сам он в упор не видит, а подсказать ему некому.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
США ведут с Россией холодную войну. Будет ли мир?
79.8% Нет
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть