Куда приведёт тенденция «отуречивания» грузин и исламизации Грузии?

Тюркские государства отнюдь не испытывают чувства любви к своему христианскому «ближнему» и относятся к Сакартвело исключительно прагматически
20 июня 2021  12:25 Отправить по email
Печать

Что бы и как ни говорили нынешние «насельники» правительственных кабинетов в Тбилиси, какие бы прекраснодушные мечты ни высказывали об интеграции в евро-атлантический мир — о том, что «наш друг и брат США», о том, что «без НАТО нам не жить» и пр. и пр., им не отменить факта географии: реально возглавляемая ими страна зажата между двумя центрами силы — «великим северным соседом» (146-миллионной Россией) и «тюркским миром», представленным 83-миллионной Турцией и более чем 10-миллионным Азербайджаном.

Не отменить властям предержащим в Грузии и фактов геополитики с экономикой, согласно которым эти тюркские государства отнюдь не испытывают чувства любви к своему христианскому «ближнему» и относятся к Сакартвело исключительно прагматически. Чрезмерную же сервильность со стороны официального Тбилиси в отношении себя Анкара и Баку воспринимают абсолютно правильно — как явный признак слабости Грузии, которая (понятное дело) способна играть в тюркском пасьянсе исключительно подыгрывающую роль. Грузины просто на подхвате у Анкары и Баку. Прежде всего, конечно, у Анкары. На большее грузинам рассчитывать не приходится. При этом зависимость от «потомков османов» — как политическая, так и экономическая, — что называется, выше нормы. Потому и ведут себя турки на просторах Грузии так, как им заблагорассудится: скупают недвижимость, строят свои предприятия, открывают фирмы и компании, вкладывают немалые средства в экономику. А на сегодняшний день это уже внушительная цифра — почти 2,5 млрд долл. Турция ныне — крупнейший торговый партнер Грузии, и ее внешнеторговый оборот с Турцией постоянно растет (по официальным данным, только за первый квартал 2021 г. он вырос на 3,7%).

Ранее на ИА REX: Армения и Грузия против турецких инициатив

Но есть, однако, вещи, куда более важные для Турции, чем ее торговля с «малой» и ресурсно необеспеченной страной. Ведь это Турция, у которой в зоне Черноморье — Кавказ — Каспий и в целом в Евразии далеко идущие интересы. Не будем забывать, что в данном случае мы имеем дело с крупной региональной державой, которая по состоянию на 2020 г. занимает 20-е место в мире по величине номинального ВВП и 11-е место — по величине ВВП по ППС; со страной, обладающей весьма развитым и хорошо накачиваемым деньгами военно-промышленным комплексом и армией, более 13% личного состава которой находится за рубежом (на начало 2020 г. турецкие военные присутствовали в 12 государствах и территориальных образованиях); армией, которая, по данным такого авторитетного рейтинга, как GlobalFirepower, занимает 11-е место среди 138 армий мира (в НАТО она по значимости вторая, а на Ближнем Востоке у нее вообще нет равных). И хотя пандемия плюс не щадящий никого мировой валютно-финансовый кризис отрицательно сказались на социально-экономической ситуации в Турции, эта страна сохраняет свой экономический и военный потенциал и продолжает играть важную роль в региональных и мировых делах [1]. Сообразно потенциалу и ведут турки «окрест себя» соответствующим образом, порой даже высокомерно.

Если говорить конкретно о Грузии, то тесное взаимодействие Турции с ней началось не сегодня и не вчера. В орбиту турецкого влияния Сакартвело попала практически сразу же после прихода к власти Партии справедливости и развития Р. Т. Эрдогана в 2002 г. При этом быстрое формирование отношений стратегического партнерства легло на благоприятную почву. Дело в том, что Турция одной из первых (в декабре 1991 г.) официально признала независимость Грузии, а в 1992 г. были подписаны два знаковых документа — Договор об укреплении дружбы, сотрудничества и взаимной безопасности и «Декларация о мире, безопасности и сотрудничестве в Кавказском регионе»; несколькими годами позже был введен безвизовый режим с возможностью пересечения границы по внутренним паспортам обеих стран. Выждав момент, когда Грузия фактически разорвала отношения с Россией, что имело место в 2006 г., Анкара сделала свой ход — ход экономический. Именно после 2006 г. между странами начал стремительно расти товарооборот. Постепенно Турция стала первым и главным партнером Грузии во внешней торговле. Таковой она остается и сегодня, чему не смог помешать даже «злобный» коронавирус…

Факты экономического присутствия Турции в Грузии впечатляют. И в данном случае мы говорим не только о доле турецких инвестиций в экономику этой страны (они масштабны, почти 80% всех внешних инвестиций!). Анкарой уже практически захвачен внутренний рынок Грузии. Здесь уже впору говорить, что в рамках транснациональных проектов Грузия уже включена в хозяйственно-экономический комплекс Турции. Большая часть грузинских сельхозпредприятий функционирует в рамках проектов, реализуемых именно Анкарой и де-факто являющихся турецкими. 75% импортной продукции, ввозимой в Грузию, турецкого производства, Большая часть грузинских фирм и предприятий, ведущих дела с зарубежными партнерами (а это ни много ни мало 70%), так или иначе завязаны на отношения с турками [2].

Нельзя не сказать, конечно, и о военном присутствии Турции на «холмах Грузии» (А. С. Пушкин). Уже более 10 лет, как турецкие офицеры и «спецы» из силовых структур обучают своих грузинских коллег в рамках программы по взаимодействию с НАТО и плотно сотрудничают с правоохранительными органами Сакартвело. Начиная с 2012 г. Турция и Азербайджан проводят вместе с Грузией совместные военные учения. Турки активно занимаются реконструкцией военных объектов Грузии, в частности, бывших военных баз СССР (например, они серьезно вложились в модернизацию аэродрома в Марнеули).

При этом надо отдать должное туркам: при работе с Грузией они весьма эффективно используют «мягкую силу» и не рассчитывают на моментальную отдачу вложенных средств. Как отмечается экспертами, Грузия резко выделяется на фоне большинства стран, в которых распространяется влияние Анкары: во-первых, фактически она «выкуплена» турками (столь велик масштаб их присутствия в Сакартвело), а во-вторых, это пример присутствия в христианской стране исторически чуждой ей силы, что развенчивает один из устойчивых мифов, которым окружено продвижение турецкого влияния в мире, т. к. практика показывает, что Анкара может успешно работать также и с немусульманскими странами, в совершенстве используя именно «мягкую силу» [2]. И надо сказать, что соответствующая работа идет не только по линии государства, но и по неправительственным каналам, а также по линии частных программ и проектов.

За примерами эффективного использования турками инструментов «мягкой силы» далеко ходить не надо. Факты таковы, что на грузинской «площадке» основной упор Турция делает на религиозную, экономическую и образовательную составляющие своего влияния. Понятно, что в регионах Квемо-Картли и Кахетия, где компактно проживает азербайджанская община, в ряду прочего она активно использует помощь братского Азербайджана. Необходимо отметить также, что в настоящее время вся сеть протурецких общественных организаций и гуманитарных проектов функционирует под покровительством турецкого агентства по международному сотрудничеству и развитию (TIKA). Еще в 1994 г. оно начало осуществлять свою деятельность на территории Грузии, причем по разным направлениям: туризм, культура, образование, здравоохранение, гуманитарная помощь населению и др. Особое внимание TIKA уделило в свое время реализации масштабного проекта «Тюркология», создав для этой цели в грузинских вузах специальные отделения, где бы студенты углубленно изучали историю и культуру Турции.

Помимо этого, свой весомый вклад в культурно-образовательное «окучивание» Грузии вносит также Фонд им. Юнуса Эмре (созданный еще в 2007 г., в 2009 г. он начал разворачивать свою многостороннюю деятельность по всему миру). В Грузии он проводит самые разные культурные мероприятия. Не отстает от упомянутых агентства и фонда Управление по делам религии, в поле зрения которого находятся прежде всего вопросы, которые связаны с восстановлением и строительством мечетей, отбором студентов для учебы на богословских курсах в Турции и распространением ислама среди христианского населения Грузии [3].

Большое внимание Турция уделяет работе с молодым поколением грузин. И, заметим, она не выбрасывает деньги на ветер. Так, еще в 2006—2008 гг. получившие образование в Турции бывшие студенты основали на территории Грузии несколько протурецких молодежных организаций («Хузур», Общество мусульман Грузии и Общество образования и помощи молодежи Грузии). За прошедшие годы перечисленные организации, и не только они, значительно увеличили свою численность и приобрели авторитет и симпатию среди местного населения. Большую роль в этом сыграла безвозмездная помощь нуждающимся семьям во время религиозных праздников.

Со дня создания «Хузур» и Общество мусульман Грузии активно участвовали в общественных, религиозных и гуманитарных процессах, которые на территории Грузии вели турецкие миссионеры. На образовательных курсах в мусульманских сообществах наряду с религией преподавали турецкий, грузинский и английский языки, а также обеспечивали компьютерную грамотность. Общество образования и помощи молодежи Грузии в последние годы проводило подготовительные курсы для тех абитуриентов, которые хотят продолжить свое обучение в турецких вузах. Программа также реализовывалась при активной поддержке турецкого посольства. Организация также выпускала гуманитарный журнал «Угур», посвященный религиозной пропаганде и привлечению молодежи в протурецкие организации. К финансированию общественного объединения в последние годы подключился азербайджанский Фонд помощи молодежи, а также работающие в Грузии турецкие бизнесмены. Одно время в Тбилиси активно работал учрежденный турками в 1995 г. Международный Черноморский университет в Тбилиси (он является составной частью сети образовательных учреждений «Чаглар» в Грузии), но в последнее время он испытывает немалые трудности, т. к. его деятельность связывают с движением Ф. Гюлена, неугодного режиму Р. Т. Эрдогана.

Через агентство TIKA, и не только через него, на территории Грузии осуществляются также различные экономические проекты. В основном турецких бизнесменов интересует строительная, транспортная и медицинская сферы. Денежные средства на осуществление деятельности турецкие бизнесмены без проблем находят в виде кредитов в своих же банках. Кроме того, турки проявляют большой интерес к земельным ресурсам Грузии и одно время активно скупали сельхозугодья этой страны. Правда, в конце 2018 г. правительство Грузии услышало требования населения и ввело запрет на владение грузинской землей иностранными гражданами. Начиная с 2007 г. турецкая компания TAV Airports Holdings построила и реконструировала два грузинских аэропорта — в Тбилиси и Батуми, вложив в них 17 млн долл. Любопытно, что в связи с близким расположением этой воздушной гавани по отношению к городу Хопа турки пользуются аэропортом как своим внутренним и даже имеют здесь дополнительные привилегии [4].

Что касается Аджарии, в которой до 2004 г. туркам не давал разгуляться пророссийски настроенный А. Абашидзе и где до осени 2007 г. находилась 12-я военная база РФ в Закавказье, то на сегодняшний день здесь картина просто-таки поразительная. Де-факто это уже почти что Турция. Столь быстро по разным направлениям и эффективно произошла «ползучая» экспансия Анкары на этих землях, что впору говорить уже о фактической аннексии турками этого региона Грузии [5]. Складывается впечатление, что турки, словно в отместку за то, что в течение 70 лет, находясь в составе Грузинской ССР, Аджария была им фактически недоступна, вновь сильно возбудились и смотрят на данный регион как на свою собственную территорию. На современных картах Турции Батуми и вся прилегающая к нему часть, обозначенная в Карском договоре, давно фигурирует как турецкая [6].

Как отмечается в литературе [7], стоит пройтись по центру Батуми — и на каждом шагу встретите кафе, магазины, рестораны, отели и массажные салоны. Эти заведения открыты и управляются турками. Они здесь хозяева и распоряжаются нанятыми сотрудниками из местных граждан. Турки быстро заселяют Аджарию. Везде слышна их речь. Они активно скупают здесь недвижимость. Практически весь бизнес в автономной республике в их руках. Притом для работы на своих предприятиях и в своих фирмах турки приглашают соотечественников. Граница для турок на Сарпи — понятие условное (через КПП они проходят без проблем, садятся в автобус и едут в Батуми). Местный аэропорт, построенный на турецкие деньги, управляется турецкой администрацией. Таможенные процедуры для прилетевших из Турции отсутствуют. Те, кто прибыл из Стамбула или Анкары, могут через полчаса добраться до сухопутной границы и посетить родственников в городах Хопа и Ризе. И еще. Все мусульманские организации, которые действуют в Аджарии, финансирует правительство Турции. Их представители вербуют местную молодежь и направляют ее учиться в турецкие медресе. Возвратившись в Аджарию, те становятся активными пропагандистами ислама. На деньги турецких НПО в Аджарии строятся новые мечети, коих и так в окрестностях Батуми в избытке. Главная цель подобной политики ясна как божий день: обратить как можно больше местного населения в ислам. Эти факты можно продолжать и продолжать…

В этой связи хотелось бы задать вопрос грузинским властям: кляня почем зря Россию как страну, «оккупировавшую-де исконные грузинские территории», извергая проклятья в адрес изрядно насолившим им Сухуму и Цхинвалу, власти предержащие в Грузии почему-то обходят полным молчанием то, что происходит ныне на юго-западе их страны — в Аджарии. Ничего подобного нет ни в Абхазии, ни в Южной Осетии: ни военной оккупации, ни тем более аннексии, ни скупки русскими недвижимости, ни масштабного строительства разного рода отелей, увеселительных заведений, игорных домов, магазинов и пр., т. е. того, что есть сегодня в Аджарии!

Уж что-что, но русские в Сухуме не ведут себя так, как ведут себя турки в Батуми. Как? Да очень просто — как им заблагорассудится! Выкупили же турки центральную библиотеку в городе и организовали там игорный дом! Вот и все. Ну да: у России есть в бывших грузинских провинциях, «по случаю» доставшихся Грузии (пусть за это скажут спасибо большевикам!), военные базы; ну принимает часть жителей этих молодых республик российское гражданство — и что? Для этого есть правовые основания: во-первых, Россия признала независимость этих молодых государств, выстраданную ими в войне с впавшей в ярый этнонационализм Грузией, а во-вторых, у Москвы с Сухумом и Цхинвалом четко оформленные международно-правовым образом союзнические обязательства. Есть ли что-то подобное по статусу и ситуации в 350-тысячной Аджарии у нынешней Грузии с Турцией? Насколько мы знаем, нет. А между прочим, срок действия двух базовых договоров, заключенных большевиками и кемалистами в далеком 1921-м году и в течение ста лет регулировавших межгосударственные отношения в Закавказье, — Карского и Московского — в этом году истек. Что будет дальше? Пока ясности в этом вопросе нет. Причем молчат все: и Москва, и Анкара, и Тбилиси. Кое-какие мысли на сей счет звучат лишь в научно-экспертной среде [8].

Сказать, что всем в современной Грузии нравится ситуация, сложившаяся в Аджарии, да и вообще с турецким присутствием в Сакартвело, было бы преувеличением. Это нравится большей части явно зашоренной политической элиты этой страны и бизнес-кругам, которые стремятся реализовать по максимуму свои коммерческие интересы, плюс тем околополитическим кругам, которые лоббируют их интересы во властных сферах, а также медийному сообществу, обслуживающему нынешний правящий класс. Да, это так. Но в некоторых оппозиционных кругах и (особенно) среди простого народа это уже вызывает недовольство. Пока, правда, робкое…

Тем не менее оно есть. У простых грузин все чаще возникают вопросы к правительству, которое предпринимает шаги, явно ущемляющие суверенитет страны и бьющие по достоинству нации. Так, например, чем иным, кроме как «обаянием Турции», объясняется отмена грузинскими властями в августе 2020 г., причем под сильным давлением турецкого посольства, празднования Дидгорской битвы — одного из ключевых эпизодов средневековой истории Грузинского царства в его длительной борьбе с турками-сельджуками? [9]. Или, например, такой вопрос: насколько оправдана практика массовой выдачи паспортов турецким переселенцам из числа этнических грузин (чвенебули), и не только грузин (она стартовала еще при М. Саакашвили)?

И на сегодняшний день 15% населения Батуми уже имеют двойное гражданство — грузинское и турецкое, а в целом уже более 65 тыс. турок получили гражданство Грузии [10]. Спрашивается: куда ведет и приведет тенденция «отуречивания» грузин и исламизации страны, которую активно ведут турецкие миссионеры еще с начала 2000-х гг., и это при том, что 10,7% населения современной Грузии и так уже мусульмане [11]? Почему власти излишне спокойно (если не сказать — безучастно) смотрят на то, что происходит в Марнеульском районе, где идет активное строительство мечетей; где азербайджанская община, и без того здесь доминирующая и смотрящая больше в сторону Баку, нежели Тбилиси, активно увеличивает число своих членов (семьи-то у азербайджанцев, в отличие от грузинских, многодетные) и стремится переселиться в другие районы страны, в том числе в Тбилиси, куда активно вкладываются азербайджанские бизнесмены? И ведут они себя в Грузии, как и «старшие братья», вольготно. А турецкий бизнес, как мы уже сказали, действует порой нагло, как полноправный хозяин [12]. А та пощечина грузинскому народу, которую де-факто нанес Азербайджан своей аннексией грузинских земель в районе монастырского комплекса Давид-Гареджи [13], и тот неустанный «поиск» повода для новых территориальных захватов на юго-востоке Грузии?! И это надо проглотить? Выходит, что да…

Примечания и ссылки:

1. См. об этом подробнее: Экономика Турции.; Цыганов А. За спиной у Эрдогана: что представляет собой турецкая армия. 5 марта 2020 г.; Филистеев А., Васильев К., Гавриш К. О наращивании турецкого военного присутствия за рубежом.

2. См.: Грузия продала Турции реку Риони с долиной и пограничной с Россией зоной. 11 апреля 2021 г.

3. См.: Анжей В. Стальная хватка «мягкой силы»: Турция в Грузии. 23 апреля 2021 г.

4. См. об этом: Табатадзе Д. Турецкая экспансия в Грузии: исламизация не за горами.

5. Напомним, что история османского владычества в Аджарии начинается с 1564 г., когда Турция установила здесь свою власть до р. Чолоки, служившей границей между Аджарией и Гурией. В 1566 г. турецкие власти организовали перепись местных жителей, согласно которой на этой территории проживали 191,5 тыс. человек, способных платить налоги (на самом деле население региона было гораздо больше). Турки обложили аджарцев тяжелыми поборами, превратив регион в одну из своих провинций. Аджарцы были вынуждены платить продуктами и деньгами почти за все (землепользование, выращивание зерновых культур и прочей сельхозпродукции, за помол зерна на мельницах, выращивание скотины; аджарцы были обязаны содержать служителей религии; отдельная плата была предусмотрена за внесение записи о женитьбе, рождении детей и пр.). Турция проводила насильственную исламизацию населения, а государственным языком на несколько веков здесь стал турецкий. Все эти обстоятельства не могли не отразиться на культуре аджарцев. На протяжении четырех веков они боролись с турецким гнетом, а Грузия прилагала немалые усилия, чтобы вернуть сей благословенный край. Объединилась Аджария с Грузией лишь в 1878 г., став частью Российской империи. Весной 1918 г. турки, не оставлявшие чаяний возвратить Аджарию, вновь оккупировали эту часть черноморского побережья. Вновь Аджария вернулась в Грузию уже в 1921 г. по Карскому договору, заключенному Турцией с закавказскими республиками при участии России (см.: Мирная экспансия Аджарии Турцией. 16 сентября 2020 г.).

6. Справедливости ради стоит отметить тот факт, что вплоть до 1920-х гг. такого особого, административно выделенного, региона Грузии, как Аджария, не было. Ущелье р. Аджарисцкали, а также территории, которые располагались южнее и восточнее, назывались просто мусульманской Грузией. Одна ее часть с 1878 г. стала входить в состав Российской империи (Батумский округ и Ахалцихский уезд), а другая — в состав Османской империи. Аджарская автономия появилась в результате заключения Карского договора, в котором было учтено требование турецкой стороны, а именно: предоставить грузинам-мусульманам автономные права. Так, в 1921 г. Аджария (вплоть до 1991 г.) стала частью «империи Кремля». И надо сказать, что Москва строго следила за соблюдением договора, не допуская проникновения сюда Турции.

7. См.: К чему ведет тихая оккупация Турцией грузинской Аджарии. 23 августа 2020 г.

8. Вот, например, одно из заслуживающих внимания мнение. Как полагает ученый-востоковед из Ереванского госуниверситета Р. Мелконян, с точки зрения Real Politik, в нынешних условиях, да еще при такой «завязке» друг на друга Турции и России, как после окончания второй карабахской войны, пересмотр договора маловероятен. Тем не менее мы должны актуализировать этот вопрос в нашей политической риторике, в научных исследованиях. Но то положение договора, по которому Турция имеет определенные права не только в отношении Нахичевани, но и Батуми, действительно нуждается в пересмотре. Не будем забывать, что в определенный момент Турция, желая включить в границы своего государства, оккупировала Батуми, но под угрозой со стороны Красной Армии покинула его. Да, тогда Турция не смогла удержать за собой этот выгодно расположенный край, но желание «вернуть свое» у нее осталось. В связи с усилением влияния Турции в Аджарии, «зеленый свет» чему дал М. Саакашвили, Р. Мелконян отметил: изучая политический стиль Турции, могу сказать следующее: если Турция может оккупировать какую-либо территорию, то она это делает без промедления, а если не может, то несколько меняет свою политику. Например, сирийскую провинцию Александрет Турция пыталась «захватить» в 1920-х гг., но ей это не удалось. И что Турция сделала дальше? Она обеспечила свое культурное присутствие в этих районах, открыла турецкие школы, распространила турецкие учебники, проповедовала, и благодаря всему этому в 1938—1939 гг. был проведен так называемый референдум, район был захвачен и Сирией передан Турции под давлением. То же самое сегодня происходит и в Батуми. Здесь активно не только турецкое лобби, но и доминирует серьезное турецкое присутствие в бизнесе, религии, рыболовстве, турки активно скупают недвижимость и строят мечети и т. д. Другими словами, де-факто Аджария и Батуми находятся под турецким «колпаком», и если ситуация не изменится, все будет в точности так же, как в Сирии — однажды турецкие войска перейдут границу Грузии и оккупируют ее территорию. И здесь не играет особой роли фактор отношений между странами — на примере той же Сирии мы видим, что турецко-сирийские отношения были очень теплыми, но как только проскользнула малейшая напряженность, Анкара сразу же оккупировала территории своего «друга». История знает немало таких примеров. Взять тот же Кипр, где Турция захватила почти 40% территории острова. Думаю, этот же подход они применят и в отношении Нахичевани и Батуми. Таков стиль внешней политики этого государства (см.: Путин смешал все карты в преддверии «жаркой осени» в Армении. Аннулирование Карского договора (беседа Л. Ходжоян с Рубеном Мелконяном). 1 сентября 2020 г.).

9. Как известно, в 1121 г. грузинский царь Давид Агмашенебели в м. Дидгори одержал победу над армией сельджуков, что привело к последующему освобождению будущей столицы страны — Тбилиси, а также к всеобщему объединению Грузии. Но теперь… после отмены празднования Дня победы этот памятный для грузин день остался разве что в учебниках истории их страны.

10. См.: К чему ведет тихая оккупация Турцией грузинской Аджарии? 23 августа 2020 г.

11. В Грузии ислам стал насаждаться еще с VIII в., и он до их пор является важным фактором развития грузинского общества. Заметим, что особенно усердствовала в исламизации грузин Османская империя, захватившая западную Грузию в XV в. и сделавшая мусульманами основную часть населения этой территории. Не сильно отставали, правда, и персы, сумевшие обратить в ислам практически всю аристократию подконтрольной им восточной Грузии. Впоследствии после перехода этих территорий под власть России пошел обратный процесс, и вчерашние мусульмане стали «возвращаться» в лоно православной веры, но полностью это сообщество, понятно, не исчезло. Мощным бастионом против тюркизации и исламизации Грузии была и продолжает оставаться Грузинская православная церковь, стремящаяся вернуть граждан страны, предки которых когда-то принимали ислам, в лоно христианства, однако у нее это получается не очень… Более того, наблюдается более сильная обратная тенденция, когда вчерашние грузины-христиане принимают ислам и фактически меняют не только религиозную, но и национальную идентичность и в итоге становятся… турками! Надо ли это по большому счету грузинскому обществу? Приемлемо ли такое положение дел для грузинского государства? Готово ли оно вернуться к реалиям XVIII в. и положению турецкого вассала — со всеми вытекающими последствиями в виде размывания национальной и религиозной идентичности, т. е. к засилью турок — и уже не в виде «гостей», а в статусе «господ», массовой и часто недобровольной исламизации населения? Ответ необходимо найти уже сейчас — ведь все необходимые процессы Анкарой давно запущены (см. об этом: Ахметов И. Грузия-Гюрджюстан в планах пантюркизма. 10 ноября 2020 г.).

В заключение своей статьи автор пишет: «Фактически имеет место поглощение Грузии, и методы для этого Турция использует, подобные тем, что она опробовала в Германии. Но если для 70-миллионной европейской страны (на самом деле по оценке на 2020 г. в Германии проживало 81,5 млн чел. — В. Р.) 4,45 миллиона турок, проживающих на ее территории, не способны стать решающим фактором ее политики, то в 4-миллионной Грузии можно радикально поменять религиозно-политический ландшафт, причем очень быстро — в течение жизни 1−2 поколений». Да, здесь есть над чем задуматься…

12. Мы опять-таки говорим о недавней (в марте 2021 г.) и изрядно нашумевшей истории со строительством турецкой компанией ENKA Намахванской ГЭС. Местная общественность и СМИ все активнее выступают против экологически вредного строительства этого гидросооружения и требуют от правительства Грузии отменить свое распоряжение, которое предусматривает передачу ущелья в руки иностранного инвестора. Протестующие мотивируют свои действия прежде всего тем, что Намахвани-ГЭС нанесет вред хрупкой экологии региона, а в случае разрушения плотины жителям расположенного ниже 150-тысячного Кутаиси будет вообще грозить затопление. Но пока власти в Тбилиси не особо прислушиваются к требованиям жителей региона.

13. См. об этом, например: Ахметели Н., Зейналов М. Давид-Гареджи: древние монастыри, из-за которых Грузия и Азербайджан не могут договориться о границе. 10 мая 2019 г.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (2):

mashtaba33
Карма: 618
20.06.2021 17:57, #45238
Конечно, для всех этих азиатов - армян и грузин - Турция в конце концов оказалась Западом, они и принадлежали всегда к турецко-иранскому миру, правда южно-кавказские туземцы мечтали о каком-то ином Западе и почему-то даже о Европе, но получили Турцию...да...вообще-то каждый согласится, если, конечно, не дурак, что российское влияние было много более близким к европейскому, чем турецкое, но азиатам турки, конечно, много ближе...
21.06.2021 09:58, #45244
В ответ на комментарий mashtaba33 #45238 (20.06.2021 17:57)
Ооооооооой, доооооокущка, милай ты же жь мой, ааааааааа, хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи… 😅

Ты енто от щчо же жь – уже и о хгрузинах пэрэживать стал? А?

Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи… 😂😂😂

Мамууууууууленька ты же жь мая дарахгая красотууууууленька, аааааааа… 😁
Афганистан будущего станет для России
49.3% Нейтральным государством
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть