«Запад давит на Сербию» – пропаганда и реальность

В России любят писать, что Запад оказывает давление на президента Сербии, заставляя его признать Косово...
6 мая 2021  10:28 Отправить по email
Печать

президент Александр Вучич, продолжая курс своего предшественника Бориса Тадича, избрал приоритетом внешней политики Сербии европейскую интеграцию. В связи с этим медийное пространство Сербии и России заполняется пропагандистскими клише о некоем «давлении Запада» на Вучича с целью отнять у него Косово. Вучич, разумеется, оказывает «героическое сопротивление» силам зла, властвующим в регионе безраздельно.

Однако проблема действительно существует, только ее следует перевести в научное измерение и поставить исследовательский вопрос: когда, почему, в какой форме, на каких основаниях для Сербии оказались связанными европейский выбор и утрата территории?

Далее появляются подвопросы: Запад «давит» безосновательно? Это проявление чистой, голой внеправовой силы? В таком случае почему Вучич не выводит США и ЕС на чистую воду и не указывает, кто, когда, какими средствами (угрозы, шантаж и т. д.) применяет принуждение к суверенной стране (что является тягчайшим преступлением по Уставу ООН)? Почему он не разрывает порочную связку «евроинтеграция — утрата части территории и потеря суверенности», а подчиняется внеправовому давлению, не дает политических оценок, не требует международного разбирательства в виде постановки проблемы в СБ ООН (который и создан, собственно, для разрешения международных конфликтных ситуаций) и т. д. Он просто так подчиняется курсу, основанному на силовом принуждении?

Уточним: даже не ставя вопрос о смысле европейской интеграции для Сербии (это самостоятельный выбор государства, которое может и должно само определять свой внешнеполитический выбор), закономерно задуматься о самом увязывании европейской интеграции и потери части территории страны. Почему эта связка вообще существует?

Вучич подчиняется США и ЕС беспрекословно, а его пропагандистское лобби ссылается на «кольцо анаконды» стран НАТО вокруг Сербии, мощь Запада, которой «нечего противопоставить», и стремление «уйти огородами», не вызывая огонь англо-саксонского Запада на себя. Однако ситуация в регионе за всё время после распада Югославии показывает, что никто Сербии «уйти» не даст. Все попытки оказаться самым хитрым приводят только к поступательному и безвозвратному ухудшению позиций. Время в данном случае оказалось плохим союзником, «купить» его не удалось, косовский вопрос вошел в терминальную стадию. Не оспаривая этот тезис, вучичевский агитпроп отвечает дешевыми выпадами типа «что же поделать, не воевать же опять!» Но признание собственного бессилия и немощи, буквальное вымаливание милости на коленях также не спасает. Зафиксируем тот очевидный момент, что Запад реализовывает свои цели как в случае оказания сопротивления, так и без него. Значит, переходить следует к сопротивлению иного типа.

Те, кто пугает войной или маниакально обосновывает неизбежность сдачи («вокруг везде НАТО, мы маленькие, у нас нет ресурсов, Россия не поможет, она далеко, а если поможет, нас снова будут бомбить, мы должны вести себя тихо, не высовываться, не раздражать Запад, с Косово и так покончено, везде одни албанцы, уже ничего не изменить, надо вскрыть нарыв, сбросить балласт, Резолюция 1244 пустой звук, все равно надо что-то решать» и т. д. и т. п.), скрывают ряд ключевых аспектов, связанных с самыми главными сторонами «проблемы Косово».

Итак, разберем ситуацию с «давлением Запада» и почему этот тезис столь долго и столь навязчиво внедряется в общественное сознание. Что же действительно представляет собой это «давление», кто и почему «давит», какие существуют пути выхода из затянувшегося представления?

Во-первых, если «Запад давит», то почему Вучич не предпринял попыток пойти легитимным путем и обернуть происходящее себе на пользу? Повторим, что именно для таких случаев существует ООН, прямой обязанностью которой является препятствование угрозам и применению силы, нарушению принципа равенства суверенитетов, нарушению суверенитета и территориальной целостности со стороны одного государства (группы государств) по отношению к другому.

Устав ООН содержит конкретные положения, связанные с процедурами урегулирования спорных ситуаций или инцидентов, угрожающих миру и безопасности. Если силовое принуждение является правдой, то почему Вучич и его пропагандисты все свои ресурсы направляют на бессмысленное заламывание рук вместо грамотных юридических доказательств происходящего с задействованием всех международных инструментов? Кстати, с привлечением к правому делу союзников — РФ, Ирана и других стран, которые без сомнения окажут помощь. Независимо от успеха, принципиальную позицию следует сформулировать, озвучить, отразить на всех доступных уровнях (законодательно и институционально) и планомерно реализовывать. Это в любом случае лучше, чем отпускать ситуацию на волю рока, точнее, Запада, потому что указанный подход Вучича привел к закономерному финалу: на повестке дня сегодня находится только «всеобъемлющее соглашение о нормализации отношений с Приштиной», т. е. признание Косово.

Почему до сих пор Вучич не произнес простую и ясную формулу: Косово является неотъемлемой частью Сербии, что гарантирует Устав ООН, а все разговоры об отчуждении части территории сербского государства должна быть прекращены?

Или у Запада существуют основания для давления в этом направлении? На это указывает послушное выполнение его условий без попыток изменить ситуацию — таких, как, например, простой отказ от «европейского выбора».

Итак, предлагаем не слепо «следовать за клиентом», а разобраться, почему Вучич должен подчиняться тому, что он сам называет «давлением».

СМИ в Сербии регулярно выдают «девятый вал» эмоциональных всплесков Вучича по типу «ЕС в обмен на Косово — нет, спасибо!» Однако это просто пропаганда, за которой скрывается правовой аспект, тщательно замалчиваемый вучичевским агитпропом. Сербская власть еще до Вучича (при Борисе Тадиче, в 2008 г.) заключила с ЕС Соглашение о стабилизации и присоединении (ССП). Оно вступило в силу в сентябре 2013 г. Глава III «Региональное сотрудничество» в ст. 15 ССП под названием «Сотрудничество с другими государствами, которые подписали Соглашение о стабилизации и присоединении», говорит о политическом диалоге, установлении зоны свободной торговли, взаимных концессиях, сотрудничестве в разных сферах, прежде всего в области правосудия и внутренних дел. «Сербия должна начать подобные переговоры с остальными государствами региона, когда эти государства подпишут Соглашение о стабилизации и присоединении». Т. е. ст. 15 ССП обязывает Сербию установить региональное сотрудничество с государствами, заключившими ССП до нее и после нее. «Косово» в 2015 г. уже заключило с ЕС свое собственное ССП (со стороны ЕС оно заключается только с независимыми государствами, хотя из-за пяти членов ЕС, не признавших Косово, его статус не определяется прямо). Несмотря на неопределённость статуса, поскольку нет иных указаний, оно по умолчанию является государством, заключившим ССП после Сербии. Сербия, подписав и ратифицировав ССП, приняла на себя обязательство рассматривать Косово как государство.

Статья 17 той же главы под названием «Сотрудничество с другими государствами — кандидатами на вступление в Европейский союз, которые не охвачены процессом стабилизации и присоединения», гласит: «Сербия должна поддерживать сотрудничество и заключить конвенцию о региональном сотрудничестве с каждым государством — кандидатом на вступление в Европейский союз в любой области сотрудничества, охваченной данным Соглашением. Эти конвенции должны обеспечить постепенное согласование двусторонних отношений между Сербией и теми государствами…». Но ССП, как мы показали, трактует Косово как государство, равно как и большинство членов ЕС, который осуществляет политику, основанную на признании независимости Косово. Сербия должна будет заключить конвенцию о региональном сотрудничестве и урегулировании двусторонних отношений с Косово как с государством, что и требует «всеохватывающее соглашение о нормализации отношений». Это международное обязательство, вытекающее, в частности, из ст. 17 ССП.

Ст. 135 ССП гласит: «это соглашение не применимо на территорию Косова, которое в настоящее время находится под международным управлением в соответствии с Резолюцией Совета Безопасности Организации Объединенных Наций 1244 от 10 июня 1999 года. Это не ставит под вопрос нынешний статус Косово и не определяет его конечное положение согласно данной Резолюции». Это типичный европейский выверт. Данное положение сводит Резолюцию 1244 к международному управлению, не упоминая ее ключевого пункта, согласно которому Косово и Метохия являются составной частью Республики Сербии. Здесь наблюдается фундаментальное противоречие как в самой формулировке, так и в отсутствии единства понимания и позиций стран — подписантов соглашения относительно его базового предмета, отсутствие «единства согласия и воли относительно важного элемента договора», что, по Венской конвенции о праве международных договоров от 1969 г., является основанием для его расторжения.

Кроме того, статья 135 «не ставит под вопрос нынешний статус Косово». Но у Косово ни тогда, ни сейчас нет определённого статуса. Резолюция 1244 своей целью ставит как раз поиск статуса КиМ в составе Сербии. Тогда о каком статусе говорит ст. 135 ССП? О статусе независимого государства, признанного со стороны подавляющего числа членов ЕС и подтверждаемого политикой самого ЕС.

Однако, на наш взгляд, для Сербии статья 135 ССП — еще один правовой карт-бланш. Речь идёт о прямом обмане сербской стороны, что также предусматривает расторжение договора на основе Венской конвенции о праве международных договоров от 1969 г., статья 49 «Обман» («Если государство заключило договор под влиянием обманных действий другого участвовавшего в переговорах государства, то оно вправе ссылаться на обман как на основание недействительности своего согласия на обязательность для него договора»). В данном случае ЕС обманул Сербию под прикрытием Резолюции СБ ООН №1244 и, ложно трактуя смысл Резолюции, скрыл свою истинную политику в отношении Косово как независимого государства.

Более того, чтобы, казалось бы, облегчить работу сербской власти, преамбула ССП содержит четкое указание, на каких международных соглашениях оно основывается: принципы и положения Устава ООН (территориальная целостность, суверенитет государств, неприменение силы, принцип равенства суверенитетов — А.Ф.), ОБСЕ, Заключительный Хельсинкский акт, заключительные резолюции Мадридской и Венской конвенций, Парижской хартии Новой Европы и Пакта стабильности Юго-Восточной Европы. Однако, вместо фокусирования на расторжении ССП как правовой карикатуры, в апреле 2013 г. заключается Брюссельское соглашение (под документом стоят подписи тогдашнего премьера Ивицы Дачича и Александра Вучича в таинственном статусе «первого вице-премьера»).

Суть Брюссельского соглашения заключается в том, что власти Сербии по собственной воле в отсутствие прямой военной или иной угрозы отказались от полиции, суда и системы безопасности Республики Сербии на территории всего Косова и Метохии, включая его север. Север КиМ (общины Лепосавич, Зубин Поток, Звечан и Северная Косовска Митровица), подавляющее большинство населения которого составляют сербы, до этого момента был абсолютно недоступен для сепаратистской Приштины. Во всем тексте соглашения нет ни единого упоминания Резолюции 1244 СБ ООН, Конституции и законов Республики Сербии, нет ни в каком виде упоминания о том, что Косово и Метохия являются составной частью Республики Сербии. Упоминаются лишь «косовские законы», центральной властью именуется приштинская власть. Со стороны Сербии признается законность правового порядка, который функционирует в Косово. Несуществующая по косовскому законодательству Ассоциация сербских общин (есть ассоциация косовских общин) должна в любом случае быть вписана в правовой порядок «Республики Косовы». Кроме того, Ассоциация сербских общин не может по косовскому законодательству обладать законодательными полномочиями, а косовское законодательство не знает понятия «автономия». Так что с мечтами о «второй Республике Сербской» можно смело попрощаться и принять тот факт, что даже в случае реализации этого положения Ассоциация сербских общин будет лишь доказательством существования сербов как нацменьшинства в составе другого государства.

Брюссельское соглашение — это абсолютная и ключевая победа Приштины над Вучичем. Она «выбила» из КиМ сербский суд (сербские судьи приносили присягу перед тогдашним «премьером Косовы», убийцей и садистом Рамушем Харадинаем), сербскую полицию и органы госбезопасности. «Косова» получила север, обретя целостность своих границ. Это подарок от Вучича, значение которого для «Косовы» очень трудно переоценить. И при этом Брюссельское соглашение не заключается само по себе — оно вытекает непосредственно из обязательств согласно Главе III ССП «Региональное сотрудничество», регулируя сегменты взаимоотношений до заключения соглашения, которое узаконит все аспекты взаимоотношений между Сербией и Косово.

Предваряя новые эмоциональные всплески вучичевского лобби на тему «как же Вучич теперь может выйти из ССП, надо понимать реальные условия», следует исходить не из собственных фантазий на тему «реалполитик», а из элементарного знания международного права. Создается впечатление, что это понятие просто-напросто неведомо как Вучичу, так и его «выездному агитпропу».

Венская конвенции содержит, помимо прочего, статью 53 «Договоры, противоречащие императивной норме общего международного права (jus cogens)» («Договор является ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме общего международного права»). Безусловной императивной нормой международного права является территориальная целостность, суверенитет и нерушимость границ государств. Территориальную целостность и суверенитет Республики Сербии, как и любого другого государства, прежде всего гарантирует Устав ООН и весь комплекс международно-правовых актов о территориальной целостности, составляющих основу Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений. И ни в одном из этих документов нет оговорок «кроме Сербии» и «если только речь не идет о Косово». Резолюции СБ ООН №№1160, 1199 и 1203 от 1998 г., на которых базируется Резолюция №1244, термин «статус Косово» относят к самоуправлению и автономии края в составе Сербии. Соответственно, цель Резолюции 1244 — «определение статуса Косово и Метохии в ходе переговоров» (1999) — следует трактовать исключительно как нахождение формы автономии или самоуправления края в составе Республики Сербии. Следовательно, статья 135 ССП представляет собой самое широкое поле для применения навыков международной правовой защиты государства.

Венская конвенция содержит также статью 62 «Коренное изменение обстоятельств» («последствие изменения обстоятельств коренным образом изменяет сферу действия обязательств, все еще подлежащих выполнению по договору»). Аргументов для обоснования «существенных изменений» больше чем достаточно: во-первых, отправка Евросоюзом собственной гражданско-правовой миссии ЕУЛЕКС без санкции со стороны ООН (февраль 2008 г.), направления и результаты деятельности этой миссии. По сути, это внеправовая деятельность, направленная на подрыв территориальной целостности, суверенитета и неприкосновенности границ Республики Сербии. Во-вторых, формирование и деятельность нелегитимной Группы управления (Вена, февраль 2008 г.) без санкции ООН с целью реализации отвергнутого Сербией «плана Ахтисаари» по утверждению государственного статуса «Республики Косовы». В-третьих, идеи и планы ЕС по реализации косовской независимости («уникальный случай»). В-четвертых, признание независимости приштинских сепаратистов и экстремистов на основе заключения двусторонних международных договоров странами — членами ЕС. В-пятых, организация, проведение, статус и результаты переговорного процесса по линии Белград — Приштина. В-шестых, резолюции Европарламента, например, призывающие к признанию независимости Косово. Это настолько очевидные основания, что по каждому из них можно разворачивать образцово-показательные правовые процессы с мощным общественно-политическим сопровождением.

Однако пока ССП остается в силе, никакого «давления» не существует. Это откровенная ложь, которая скрывает международные обязательства Сербии. Она не может их не выполнять.

Кроме того, именно ССП требует согласовать внешнюю политику, политику безопасности и внешнеторговую политику государства с ЕС, что исключает защиту Косово как части Сербии и исключает равные отношения Сербии с ЕС и Россией. Соответственно, все договоры Сербии с РФ (Договор о свободной торговле) и ЕАЭС (также Договор о свободной торговле) рано или поздно должны быть аннулированы.

Запад видит в ССП весьма эффективное средство влияния, изъятия страны из потенциальной зоны российского влияния и её десуверенизации. Причем обязательства, которые в рамках данного соглашение берёт на себя государства, действуют даже в случае, если оно НИКОГДА не вступит в ЕС.

Россия как гарант международного права не может утверждать, что международные обязательства — это давление. В данном случае речь идёт о собственных обязательствах Вучича, который за все время своего нахождения у власти не пошел на разрыв юридически несостоятельного договора, который является главной опорой Запада в «косовской проблеме». Это не «Запад давит», а власть остается приверженной соглашению, не позволяющему трактовать КиМ как часть сербского государства. Если не убрать причину давления, то с финальным аккордом в виде «всеохватывающего соглашения» (т. е. признания Косово Белградом) вполне можно вызвать бурю, которая, по меткому выражению Вальтера Беньямина, принесет «сплошную катастрофу, непрестанно громоздящую руины над руинами».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
64.5% Да
Афганистан будущего станет для России
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть