Почему Путин поздравил Польшу с Конституцией 3 мая

Когда президент России Владимир Путин поздравляет Польшу с Днём Конституции, у него есть свои резоны делать это...
4 мая 2021  18:39 Отправить по email
Печать

Есть праздники в Польше, которые имеют знаковый характер. Одним из таких является 3 мая, день польской Конституции, который многие польские эксперты считают точкой, завершившей деятельность Великого сейма (1788—1792 годов), который поставил крест на существовании Речи Посполитой. На протяжении всего XIX века, отмечает одно из польских изданий, «как крупные фигуры польской эмиграции, так и другие силы, стремившиеся к независимости, ссылались на этот основной закон как на символ способности поляков определять судьбу своей страны. С учетом огромного разнообразия записанных в конституции ценностей, почти каждый (за исключением самых радикальных сил) мог найти в ней параграф, вписывавшийся в его политическую программу. Монархисты и республиканцы, аристократы и горожане — все видели в Конституции 3 мая фундаментальные принципы, на которых планировали восстановить свое государство».

Тем, на первый взгляд, удивительней, что с 3 мая поляков поздравил российский президент Владимир Путин. Как передает портал Onet, в послании было написано: «Примите наши пожелания по случаю национального праздника Польши — Дня Конституции 3 мая. Желаю вам здоровья и успехов, а всем польским гражданам — преуспевания и благополучия». Или неудивительно? У отношений России с Польшей есть своеобразие. С одной стороны, имеет место дикая и логически необъяснимая политическая русофобия, которая свойственна польскому политическому классу. Если описывать Польшу только с этой стороны, то может сложиться впечатление, что нет больше таких непримиримых стран. И надо сказать, что как Варшава, так и Москва подогревают это впечатление. При этом польская сторона пользуется большим историческим материалом, чем российская. Благо, есть к тому повод. История с Конституцией 3 мая — один из таких эпизодов. Хотя в самой Польше отношение к ней неоднозначное.

На днях президент Польши Анджей Дуда выступил со статьей, которую среди прочих опубликовала российская «Независимая газета». В ней сообщалось: «Конституция (3 мая. — С. С.) стала хорошо подобранным средством от кризиса, охватившего тогдашнюю Речь Посполитую. Основной закон был призван укрепить свободу граждан и их прав, а также обеспечить власть и стабильность в государстве. Это должно было дать государственному организму силу быть независимыми и эффективно противостоять враждебным действиям соседних держав, которые хотели доминировать над Республикой Польша и в конечном итоге разграбить ее территорию. Не случайно Россия царицы Екатерины II и Пруссия короля Фридриха II создавали негативный образ поляков на международной арене, представляя их как неспособных к самоопределению и эффективному управлению. Конституция 3 мая свидетельствовала об обратном… Враги свободы признали, что современная, ставящая в центр внимания свободу Конституция 3 мая представляет для них угрозу. Абсолютистская имперская Россия при поддержке Пруссии начала войну против Конституции и сделала все, чтобы разрушить ее наследие».

Польский президент тут допустил понятную в современных реалиях историческую неточность. Учитывая, что Польша и Германия сегодня являются союзниками в ЕС и НАТО, он не стал уточнять, почему «имперская Россия» выступила инициатором войны против Конституции 3 мая. Но первый раздел Речи Посполитой все же был инициативой прусских властителей, к которым присоединились уже потом российская императрица Екатерина Великая и австрийская Мария Терезия. При этом выдающийся российский государственный деятель князь Григорий Потемкин выступал против аннексии польских земель, считая, что слабая пророссийская Польша лучше, чем ее исчезновение с европейской политической карты. Однако в итоге, учитывая тогдашнюю политическую конъюнктуру, Санкт-Петербург был вынужден согласиться с немцами и австрийцами. Так что в чем прав Дуда, так это в том, что именно Россия выступила инициатором «войны против Конституции», хотя польскому президенту стоило бы рассказать, кто в этот момент нас поддерживал. А это были сами польские католические епископы и Святой престол.

Ведь после принятия Конституции 3 мая противники ее отправили два посольства. Одно в Санкт-Петербург, а вот второе в Рим. В мае 1792 года в Речи Посполитой стали распространяться слухи, будто бы папа Римский в высшей степени недоволен конституционной реформой и даже хочет наложить на Польшу интердикт. По ходу развития событий в 1795 году Пий VI выступил с осуждением «мятежника Костюшко», спустя год ликвидировал апостольскую нунциатуру и после третьего раздела Польши, 16 декабря 1795 года, направил бреве епископу Игнацию Красицкому, приказывая ему привить польским католикам долг верности, послушания и любви к новым господам. Как в свое время отмечал бывший польский премьер Лешек Миллер, «после принятия Конституции 3 мая Ватикан и польский Костел впали в панику. Они опасались, что поляки пойдут дальше и лишат духовенство всех его государственных функций, ликвидируют привилегии, а также положат глаз на имущество. В ужасе Пий VI направил благодарственное приветствие Екатерине II, в котором назвал ее «героиней века» и славил ее завоевания. Польским священникам понтифик повелел, чтобы те убеждали соотечественников, что власть царя происходит от Бога и ее следует признать без оговорок».

Но и светские польские издания, а также историки скептически оценивают итоги принятия Конституции 3 мая. Три года назад газета Rzeczpospolita отмечала, что это событие «вызвало цепную реакцию, которая в конечном итоге вызвала 123-летний» раздел Речи Посполитой и жизнь поляков под коронами Австрийской, Прусской и Российской империй. По мнению краковского историка Анджея Хвальбы, не будь Конституции 3 мая, не было бы второго раздела Польши, восстания Тадеуша Костюшко в 1794 году, вызвавшего третий раздел, и исчезновения польского государства с политической карты мира. Rzeczpospolita задавалась вопросом, так ли уж нужны были такие радикальные изменения, как конституционный акт, который воспринимался и в самой Польше, и в соседних странах в качестве «системной революции, непосредственно угрожающей их образу жизни». Поскольку именно это спровоцировало российскую императрицу Екатерину II пойти на проект Тарговицкой конфедерации, членов которой Санкт-Петербург попросил военной силой подавить «реформаторов». И, как констатировала газета, «государство, которое можно было реформировать эволюционным путем, без радикальных решений в свете Конституции 3 мая, отныне обрекалось на полный крах».

Так что когда президент России Владимир Путин поздравляет Польшу с Днем Конституции 3 мая, у него есть свои резоны делать это. Другой вопрос, почему сей, по большому счету, неоднозначный праздник считает поводом для торжеств Варшава. Но тут уж в дело должны вступать не политологи, а иные специалисты, знакомые также с украинскими реалиями. Поскольку в соседней с Польшей стране тоже принято отмечать события и чествовать героев, которые нанесли урон собственной государственности и разделили народ и элиты по примеру того, что было сделано 3 мая 1791 года в Речи Посполитой.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Афганистан будущего станет для России
49.3% Нейтральным государством
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть