Лишь на диване Эрдогана Евросоюз почувствовал себя самим собой – Politico

Усатый турок, два позолоченных стула с высокими спинками и плюшевый диван. Оказывается, это всё, что нужно для восстановления столь желанного единства ЕС
13 апреля 2021  10:51 Отправить по email
Печать

Усатый турок, два позолоченных стула с высокими спинками и плюшевый диван. Оказывается, это всё, что нужно для восстановления столь желанного единства ЕС: после того как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган — как в самоизоляцию — отправил председателя Европейской комиссии Урсулу фон дер Ляйен на диван во время состоявшегося приема, весь разъединенный «континент» сплотился — и объединила его ярость, пишет Мэтью Карничниг в статье, вышедшей 12 апреля в европейской версии издания Politico.

Устроенный в ярком убранстве псевдосултанского дворца Эрдогана спектакль представлял собой довольно абсурдистскую картину. В самом центре сцены находился сам турецкий лидер, сидевший, как обычно, широко раздвинув ноги. Рядом с ним присел нервный председатель Европейского совета Шарль Мишель. Фон дер Ляйен же в ее красном пиджаке— как благовоспитанной немецкой фрау — пришлось занять место на другой стороне комнаты, где она сидела на диване, сложив руки на коленях в безмолвном вызове.

Подобная картина вызвала неподдельную ярость в ЕС, кто бы к какой стороне политического спектра — правым, центристам или левым — ни принадлежал. Так, лидер группы социалистов и демократов в Европейском парламенте Иратче Гарсия Перес назвала то, как поступили с фон дер Ляйеном, «постыдным». Премьер-министр Италии Марио Драги, известный своим сдержанным тоном, не пытался скрыть свой гнев по поводу «унижения» председателя Европейской комиссии, сравнив впоследствии Эрдогана с «диктатором».

«Все из-за дивана?» — задается вопросом автор. — Не совсем».

Как если бы на него посадили весь Евросоюз, диван, возможно, олицетворял собой нечто иное: сумму неуверенности региона, обиды и, прежде всего, всю глубину его комплекса неполноценности.

Вопреки преобладающим в ЕС мнениям, причиной произошедшего стало по большей части не пренебрежение к женщинам, напротив, дело во власти. Европейский союз своими блестящими зданиями и громкими титулами различных «председателей» изо всех сил пытается проецировать власть. В действительности, даже слишком старается. И люди, обладающие реальной властью, такие как Эрдоган, не только насквозь видят всю фальшь этого подхода, но и получают удовольствие от того, что ставят европейских чиновников на место: если нужно — на диван.

Ангелу Меркель никогда не отправляли на диван Эрдогана. Почему? Потому что Эрдоган серьезно относится к ней и ее власти. Учитывая, что ни Мишель, ни фон дер Ляйен (несмотря на их титулы) не обладают какой бы то ни было значительной властью, унизить их тем более соблазнительно для кого-то вроде Эрдогана: подобный шаг найдет нужный отклик в среде его избирателей, не будучи чреватым какими-либо внешнеполитическими издержками. На этом фоне можно задаться вопросом, что с этим делать собирается делать ЕС?

Этого, кажется, не знают даже Мишель и фон дер Ляйен. После инцидента они были слишком заняты тем, чтобы обвинять друг друга и своих помощников в этом «протокольном» провале.

Пытаясь доказать свою невиновность в произошедшем, Мишель, бывший премьер-министр Бельгии, похоже, прошел туда и обратно через все пять этапов горя. В целом он заявил о том, что просто «опечален», — об этом написал на своей странице в Facebook. Однако наибольшее разочарование вызывает то, что он в прямом эфире продемонстрировал свой шовинизм, не предложив фон дер Ляйен места.

В Брюсселе ни для кого не является секретом то, что между Мишелем и фон дер Ляйеном идет соперничество. И, судя по реакции Европейской комиссии, фон дер Ляйен наслаждалась каждой минутой «диваногейта». Ее члены выжали надменную выходку Анкары досуха. Менее чем через сутки после этого эпизода помощники фон дер Ляйен уже представили подробные отчеты о том, как отреагировали депутаты Европарламента и общественность.

«В целом поведением председателя Европейского совета и Эрдогана крайне недовольны, тогда как председателя [Европейской комиссии] очевидным образом поддерживают посредством новых хэштегов WeWantOurSeat или GiveHerASeat», — говорится в одной из аналитических записок, оказавшихся в распоряжения издания.

Показательно, что настоящая цель поездки высокопоставленных чиновников ЕС в Анкару осталась всеми позабыта на фоне коллективного возмущения по поводу их рассадки. Однако, с другой стороны, немногие в ЕС любят, когда им напоминают о том, в какой степени блок зависит от Турции в сдерживании массового наплыва беженцев с Ближнего Востока и Африки. Они также не хотят, чтобы им напомнили, что договор включает в себя миллиардные выплаты Анкаре.

И уже не так неприятно подчеркнуть — как это сделал общественный телеканал Германии в своем сюжете о визите европейских чиновников, — что Эрдогана не было на последующей за встречей пресс-конференции, на которой фон дер Ляйен и Мишель говорили о святости прав человека и Стамбульской конвенции. Какая разница, что мало кто из жителей стран ЕС когда-либо слышал об этом соглашении до недавнего решения Эрдогана выйти из него? Неважно, что Турция приняла у себя на миллионы беженцев больше, чем богатый Евросоюз.

Реакция чиновников ЕС типична для людей, которые чувствуют себя недостаточно готовыми к вызовам и бессильными. Вместо того, чтобы признать, что ЕС по-прежнему полагается на Турцию в плане недопущения мигрантов на континент, а также сомнительные уступки, на которые ЕС пошел, чтобы сохранить эту договоренность, в Брюсселе уделяют излишнее внимание стилю, манерам — и особенно своему определенному видению «морали».

Ведь даже если Евросоюз и проиграет в игре за власть, в плане проецирования морального превосходства равных ему нет.

Только циник мог бы предположить, что взаимодействие ЕС с Турцией стало платой за продолжение политики приема беженцев, утверждают в Брюсселе. Настоящая же миссия заключается в поддержке прав человека и, в частности, прав женщин.

«Стамбульской конвенции! Что еще сказать?» — подчеркнул автор.

Эрдоган — идеальная мишень для европейского патруля морали. Он неотесанный популист-диктатор и, самое главное, мусульманин — хотя это нельзя ни упоминать, ни признавать.

Европейские чиновники могут подкреплять свое возмущение тем, как Эрдоган поступил с фон дер Ляйен, выдержками из словаря феминизма, но подтекст безошибочно узнаваем для любого, кто знаком с антиисламскими настроениями, которые пронизывают европейское общество. По мнению многих граждан стран ЕС, Эрдоган не просто неуважительно отнесся к фон дер Ляйен, усадив ее на диван. Он обращался с ней, как «они» — со всеми женщинами.

При просмотре видеозаписи инцидента, отмечает автор, можно было почти физически слышать коллективный вздох облегчения: «Как же нам повезло, что мы европейцы». Вот почему, вместо того чтобы нападать на Эрдогана, европейцы должны благодарить его. Он не просто на несколько дней воссоединил «европейские племена», он помог им снова почувствовать себя настоящими жителями Европы.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Афганистан будущего станет для России
49.3% Нейтральным государством
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть