Большие проблемы маленькой Абхазии

В Республике Абхазия за последние два десятилетия сделаны решительные шаги вперёд в проведении демократических выборов
23 марта 2021  18:56 Отправить по email
Печать

Даже яркое абхазское солнце не придавало привлекательности знаменитому в советские годы, но полуразрушенному сегодня ресторану в море «Амра», что в переводе с абхазского и означает — солнце. Исхудавшие этой холодной зимой чайки сегодня над «Амрой» кричат особенно громко. Впрочем, кричали не только чайки. Буквально в ста метрах от набережной Махаджиров — на площади у местного «Белого дома» — проходил митинг…

Собственно, приехать в солнечную даже в межсезонье республику меня побудила, конечно же, не только страсть к пляжной медитации. В апреле здесь будут проходить выборы в органы местного самоуправления, а через год должны состояться выборы в парламент, идет работа по изменению выборного законодательства. В общем, важные темы, интересные для читателя, неравнодушного к братской республике. Местные коллеги по журналистскому цеху помогли встретиться со знающими людьми и в короткий срок собрать нужную информацию. В диктофоне ждали расшифровки мегабайты записей интервью, а в блокноте красовался стройный план статьи с элементами политической аналитики. Однако митинг на площади в эту схему никак не вписывался. Более того в сознании возникло стойкое дежавю. Ровно год назад на этом же месте я наблюдала похожую картину, когда сторонники нынешнего президента Аслана Бжания штурмом взяли Дом правительства и добились досрочной отставки Рауля Хаджимба.

Сегодня здесь опять собрались сторонники Бжания, но уже с противоположной целью — теперь они намерены были не допустить захвата правительственного здания оппозицией. Основания для беспокойства, нужно признать, были. На проходившем в это время съезде ветеранской общественной организации «Аруаа» горячо обсуждалась общественно-политическая ситуация в стране и делались неутешительные для действующего президента выводы.

Листик со стройным планом был вырван из блокнота и легким бумажным снежком полетел в ближайшую урну. Стало ясно, что абхазский вулкан политических страстей после годичного отдыха вновь начинает просыпаться. Что ж, ничего удивительного, в этой маленькой стране всё всегда непросто, но обо всем по порядку…

«Абхазская весна» — 2021. Позиция оппозиции

Пикировки оппозиции с руководством страны по разным поводам отмечались и раньше, однако они не принимали форму открытых протестных акций. Повод для выхода людей на улицы дало опубликованное в социальных сетях выступление помощника президента Бенура Квирая, из которого следовало, что он ездил в Грузию и проводил переговоры с представителями Грузии. На этом видео Бенур произносит тост в честь своего грузинского друга и делового партнера и призывает: «Мы должны остановиться на том разрушительном месте, где мы сейчас есть… Мы должны найти ключ примирения и возвращения к братству».

Собственно, ничего криминального в этом видео нет: бизнес есть бизнес, дружба, вообще — дело святое. Но в условиях, мягко говоря, сложных отношений с восточным соседом, деловые контакты с Грузией человека, близкого к действующему президенту, не могли не вызвать в обществе острой реакции. Более того, если оппозиции был нужен повод, чтобы себя проявить, то она его получила. Неудивительно, что 2 марта в Сухуме собрался митинг, на котором Аслану Георгиевичу был задан вопрос о том, знал ли он о планах своего помощника.

Администрация президента Абхазии отреагировала быстро, разместив в тот же день информацию о том, что Квирая уже не является общественным помощником главы государства и все его поездки, в том числе переговоры с Грузией, — это его личная инициатива. Сам Бенур дал интервью, в котором подтвердил проведение деловых переговоров с представителями грузинского бизнеса. При этом он подчеркнул, что Бжания был категорически против того, чтобы такие переговоры шли от его имени. В таких условиях Квирая отказался от должности общественного помощника президента и все контакты осуществлял как частное лицо. «Я поехал туда, чтобы привлечь большие инвестиции для нашей родины», — заявил Бенур Квирая.

Такое размежевание не удовлетворило оппозицию: действия Квирая вполне вписывались в формат Концепции внешней политики Абхазии, принятой в декабре 2020 года, в которую был включен пункт о «формировании многоуровневых переговоров между Абхазией и Грузией». Эта формулировка вызвала горячие протесты депутатов еще на стадии обсуждения Концепции, но сохранилась в итоговой версии, что и стало основанием для обвинений Аслана Бжания в прогрузинских настроениях. Переговоры Бенура Квирая были восприняты как попытка реализации на практике прогрузинского курса.

Ситуацию осложнил арест 4 марта Ахры Авидзба, героя войны в Донбассе, сторонника Аслана Бжания, занимавшего должность помощника президента. Против Авидзба и пятерых его охранников было возбуждено уголовное дело по факту незаконного приобретения, хранения, перевозки и ношения огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных группой лиц по предварительному сговору. Более того, на сайте Службы государственной безопасности Республики Абхазия было опубликовано сообщение о том, что «задержанные граждане, планировали принять участие в попытке государственного переворота».

В судьбу абхазского политика попытались вмешаться российские журналисты и общественники, однако посольство России в Абхазии осудило подобные действия, официально заявив, что задержание А. Авидзба является внутренним делом Абхазии.

В то же время Аслан Бжания проявил известную гибкость. Девятого марта на встрече с депутатами парламента он дал согласие исключить из Концепции пресловутую формулировку. Впрочем, это не остановило маятник протеста.

В полдень 11 марта под звуки Абхазского гимна открылся девятый съезд ветеранской организации «Аруаа». С основным докладом выступил ее руководитель Темур Гулия. Он говорил о тяжёлой общественно-политической ситуации в стране. В своём выступлении он затронул вопросы жизнедеятельности государства, которое, по его мнению, не продемонстрировало успехов. Ну и, конечно же, подверг критике «многоуровневые переговоры» с Грузией, отметив, что экономическое взаимодействие с вражеской страной приведёт к распространению иной политики в республике.

«Кровь наших братьев еще не остыла. И не остынет до тех пор, пока мы не добьёмся всеобщего признания. Это наша цель, наша национальная идея. Переговоры с Грузией нужны, и они идут в Женеве уже восемь лет. Мы напрямую ведём переговоры по энергетике. А любые другие многоуровневые переговоры мы считаем сдачей наших позиций, граничащих с предательством национальных интересов», — сказал Темур Гулия.

Выступил на съезде «Аруаа» и лидер оппозиции Адгур Ардзинба. Молодой политик много говорил о беспомощности общества, о том, что из года в год, кто бы ни пришел во власть, ничего не меняется.

«Наша государственная машина оказалась без главного — двигателя, и вот уже более 15 лет по инерции катится по кочкам. Поэтому одной из главных задач государства должно стать формирование новой элиты, современной, патриотичной и высокообразованной. Этот процесс займет много времени, и поэтому начинать надо было еще вчера. Мы, в свою очередь, как представители нового политического поколения и во время выборов, и до сегодняшнего дня делали и делаем все, чтобы выстроить нормальный диалог с властью для достижения национального согласия. Потому что считали и считаем, повторюсь, без объединения всех здоровых сил мы не выстоим перед современными вызовами и потеряем будущие поколения», — заявил Адгур Ардзинба.

Съезд «Аруаа» завершился мирно. За ним не последовало бессрочных митингов и штурмов правительственных зданий. По итогам съезда была принята резолюция, согласно которой президенту Абхазии Аслану Бжания предложено добровольно уйти со своего поста.

Позиция власти

Конечно же, сегодня нет оснований говорить о том, что призывы оппозиции будут реализованы в ближайшее время. Положение действующего президента достаточно прочно. Обвинения в смене политического курса категорически отвергаются, на действия лидеров оппозиции реагируют государственные и правоохранительные органы, сам президент опирается на довольно широкую общественную поддержку. Действия оппозиции были осуждены проправительственными организациями.

Одиннадцатого марта Аслан Бжания выступил перед своими сторонниками, собравшимися у комплекса правительственных зданий в Сухуме. Он поблагодарил людей за поддержку курса руководства страны.

«Я хочу поблагодарить всех, кто выразил свою поддержку действующему руководству, за правильное поведение, за тактичное поведение. Надеюсь на то, что мы обеспечим мир и стабильное развитие нашей страны. Наш курс остается неизменным. Мы обеспечиваем, защищаем и продвигаем интересы, прежде всего Абхазии и народа Абхазии, в стратегическом партнерстве с Российской Федерацией. Будьте здоровы и счастливы!» — сказал президент.

Нам удалось побеседовать с секретарем Совета Безопасности Республики Абхазия Сергеем Шамба. Говоря об упреках со стороны оппонентов о смене внешнеполитического курса страны, Сергей Миронович ответил:

«Тут даже комментировать нечего. Я думаю, что такие тезисы были ошибочны, и зря их пытались использовать в политической борьбе. В абхазском обществе в это никто не поверит. Это нереально. В Абхазии нет таких политических сил и отдельных лидеров, которые бы потеряли разум и попытались бы переориентировать внешнеполитический курс Абхазии с севера на юг. Это просто абсурд, поэтому обсуждать такую тему — даже смысла нет никакого. У нас стратегический союз с великой державой, членом Совета безопасности ООН, ядерной державой. У нас межгосударственный договор, который гарантирует нашу внешнюю безопасность и наше экономическое развитие. Кто может пожертвовать таким союзом ради каких-то непонятных целей? Это полный бред!».

В то же время Сергей Шамба признал, что напряженность в отношениях власти и оппозиции действительно существует, только сложилась она совсем по другому поводу, гораздо более важному, нежели высказывания отдельных лиц. «В парламенте до сих пор не принят бюджет на этот год, а на дворе уже март! — подчеркнул Сергей Миронович. — Это основной момент, который показывает, что не все благополучно. Принятие бюджета блокирует оппозиция».

При этом, оценивая сложившуюся ситуацию в стране, Сергей Шамба отметил:

«У нас идет демократический процесс, идет становление государства. У нас часто так бывает. Я считаю, что это достижение, когда в парламенте большинство представлено оппозицией. Приходится договариваться, искать компромисс между исполнительной и законодательной властью. В целом, если говорить о каких-то ключевых стратегических вопросах, у нас общее мнение, в том числе и о наших внешнеполитических ориентирах. По этому поводу ни у кого никаких сомнений нет. А по многим другим тактическим вопросам нужно договариваться, потому что все представители говорят от имени народа, отстаивают их интересы. Это касается и прошедших событий. Да, был съезд оппозиционной организации — совершенно рутинное мероприятие. Да, высказывались против власти. У нас всегда так бывает. Оппозиция критикует власть. И ничего плохого в этом не вижу. Это нормальный политический процесс».

И все же…

И все же открытые протестные выступления говорят о многом, во всяком случае, гораздо большем, чем просто о естественном желании части политического истеблишмента Абхазии ускорить процесс смены руководства страны. За год в стране поднакопился протестный потенциал, и недооценивать его неразумно, тем более в преддверии муниципальных и парламентских выборов.

Вот что рассказал нам по этому поводу известный эксперт, руководитель Центра исследований Большого Кавказа Института социологии и регионоведения Южного федерального университета Николай Трапш:

«Современная ситуация в Абхазии сложилась под влиянием объективных обстоятельств, связанных с предшествующим развитием политического процесса. В 2014 и 2020 гг. были сформированы прецеденты трансфера власти в результате публичного давления оппозиционных сил, дестабилизировавшие общественную атмосферу. В контексте указанного обстоятельства правящая элита опасается повторения негативных сценариев и предпринимает превентивные меры, часть которых только обостряет непростую обстановку. Недавний арест А. Авидзба, являвшегося одной из ключевых фигур уличных протестов, приведших к власти А. Бжания в 2020 г., является отчетливым отражением неуверенности властных структур в собственной устойчивости. Деструктивные процессы стимулирует и системное недовольство отсутствием значимых результатов, как в исполнении предвыборных обещаний, так и в противодействии коронавирусной инфекции, принесшей значительные потери местному обществу. Действующий президент по-прежнему имеет серьезную общественную поддержку, однако новые непродуманные решения могут изменить ситуацию в пользу консолидирующейся оппозиции.

Как представляется, важнейшей задачей абхазской элиты на современном этапе является не зачистка реальных и потенциальных оппонентов, а последовательное формирование общественного диалога и социальной консолидации. Перед лицом существенно изменившейся внешней обстановки местное общество должно быть единым организмом, готовым коллективно решать стремительно возникающие экономические, политические и эпидемиологические задачи».

Действительно, Абхазия уже давно находится в сложных условиях затяжного экономического кризиса. Пандемия пагубно сказалась на туристической отрасли — главном источнике доходов страны. Ремонт на Ингурской ГЭС оставил республику без электроэнергии. Задержки с выплатами пенсии и заработной платы, перебои в подаче электричества и воды стремительно повышали градус недовольства населения действующей властью. В разговорах за чашкой кофе вспоминают ушедшего в прошлом году с поста президента Рауля Хаджимба, упрекают действующую власть в прогрузинских настроениях и неспособности (или нежелании) договориться с российскими властями. «Что вы хотите от людей? — сказал один из моих собеседников, — если мы останемся без света и воды, не будем получать пенсии и зарплаты, то будем искать другие способы выживания. И вряд ли эти способы будут законны…»

С трудностями энерго- и водоснабжения я столкнулась сама, когда, проживая в гостинице в центре Сухума, была вынуждена выходить в город неумытая, пробираясь на ощупь в потемках гостиничных коридоров. Причина простая — несмотря на отсутствие каких-либо видимых оправдательных обстоятельств в виде (не дай Бог!) землетрясений или, того хуже, войн и революций, ни воды, ни электричества в гостинице и ее окрестностях не было. Одна встреча сорвалась из-за разряженного телефона, который просто негде было зарядить.

Объяснение этому феномену выглядит футуристически абсурдным — в условиях дефицита электроэнергии последние мегаватты электроэнергии забирают у населения криптофермы, непонятно для кого кующие в абхазской глубинке биткоины. Не поверила бы сама, но на официальных абхазских ресурсах был размещен сюжет о посещении Асланом Бжания одной из таких ферм, где он давал поручение разобраться, кто хозяин этого энергоемкого «монетного двора», лишающего страну электричества. Нечего и говорить, что оппозиция не стала затрудняться в поисках виновных, возложив ответственность за энергетический бардак на руководство страны.

Правительство не отрицает наличия проблем, стараясь конструктивно подходить к их решению. Сергей Шамба в разговоре с нами отметил:

«Ничего критичного с задержками пенсий и зарплат у нас не происходит. Что же касается проблемы с энергетикой — да, она существует, потому что Ингурскую электростанцию на несколько месяцев поставили на ремонт. Мы сейчас не получаем энергию от главного нашего источника. На недовольство общества влияют несколько факторов, которые наложились друг на друга. Прежде всего, сыграла свою роль пандемия, которая повлияла на экономику всего мира. К этому добавилась и энергетическая ситуация. Кризис, вызванный дефицитом электроэнергии, обострил, кстати говоря, бизнес, связанный с майнингами — производством криптовалюты, который начал набирать в стране обороты. Это тоже повлияло на потребление электроэнергии. Все это сложилось в одну проблему. Конечно, это вызывает недовольство в обществе, у людей. Но, подчеркну, есть и понимание, что у всех этих проблем — объективные причины».

С этой ситуацией правительство совместно с МВД разбираются. Криптофермы отключают, изымают в некоторых случаях оборудование. Подготовлен проект, который передан в парламент, для того, чтобы ужесточить меры этого незаконного использования электроэнергии. Результаты видны уже сейчас, отключений практически нет. После завершения в мае ремонтных работ на Ингури ГЭС ситуация стабилизируется полностью.

«В этом году у нас хорошие прогнозы по туризму, — добавляет Сергей Миронович. Ожидаем не менее миллиона туристов. В прошлом году у нас граница была закрыта до августа. В этом году ограничения действуют до 11 апреля, но уже есть частичные послабления. Возобновили работу рестораны, действуют учреждения и организации, школы и детские сады. Будем надеяться, что к лету ситуация полностью стабилизируется».

Абхазия на распутье

Вопрос расширения формата отношений с Грузией, из-за которого разгорелся весь сыр-бор, на самом деле, — часть более широкой проблемы. Дефицит собственных ресурсов в республике делает жизненно необходимым привлечение инвестиций со стороны. Однако завести сюда бизнес сложно, поскольку вложение капитала в непризнанную республику чревато международными санкциями. Нужна программа развития республики, а ее нет, — именно об этом говорил экс-помощник президента Бенур Квирая. Объектов для инвестирования — немерено. Есть много чего, что могло бы при правильном вложении средств принести немалые дивиденды. И не нужно думать, что Россия является единственной заинтересованной страной. Несмотря на публичный остракизм восточного соседа, Абхазия потихоньку выстраивает отношения с Грузией, с которой билась не на жизнь, а на смерть. Грузия тоже снова пытается сблизиться с Абхазией, выдает паспорта и гражданство по упрощенной системе, предоставляет кредиты по льготным ставкам и не отказывает в медицинской помощи. И пример Квирая показывает, что такое сотрудничество вполне реально.

Острая общественная реакция на переговоры Квирая со стороны может показаться нелогичной, в конце концов, договариваться можно и нужно даже с заклятым врагом, не то что со старым соседом. Однако все встает на свои места, если принять во внимание, что значит для абхазов независимость. Обретенная в результате тяжелой войны, оплаченная кровью, независимость является для любого абхаза абсолютной ценностью, не подлежащей обсуждению, компромиссам, уступкам и прочим элементам современного политического диалога. В вопросе независимости исключений нет ни для кого — ни для Грузии, ни даже для России. Информационное агентство «Апсадгьыл-инфо» опубликовало 7 марта заявление председателя политической партии «Народный фронт Абхазии» Лаша Сакания, в котором он жестко ответил на высказывание российского писателя и публициста Захара Прилепина о необходимости присоединения Абхазии к России. «Писатель прочит нашей республике потерю статуса независимого государства в случае отказа от присоединения к России… В нашей республике всегда резко осуждались подобные провокации. Исключений не будет и в этот раз. Политическая партия «Народный фронт Абхазии» крайне возмущена таким отношением к статусу независимой республики, который был добыт ценой жизней тысяч лучших сыновей и дочерей в ходе Отечественной войны Абхазии. Признание 2008 года — это историческая справедливость, а решение, принятое главой российского государства, не может ставиться под сомнение различными публицистами, пытающимися громкими и провокационными заявлениями сделать себе политическую карьеру. Абхазия сегодня — это молодое, динамично развивающееся государство, которое не потерпит вмешательства в свою внутреннюю политику». В этом заявлении отражены позиции и политической элиты, и широких масс.

Однако независимость мало завоевать, ее нужно еще и сохранить. И вот здесь-то возникает масса вопросов и проблем, о которых как минимум нужно подумать, а лучше все-таки их решить.

Совершенно очевидно, что без посторонней помощи восстановить, а по большому счету, создать заново туристическую, транспортную, промышленную инфраструктуру невозможно. Но как, на каких условиях привлечь иностранного инвестора, заставить его вложить в республику деньги, не поступившись своим суверенитетом, интересами своей страны, своих граждан? И это отнюдь не риторический вопрос…

Абхаз иль не абхаз — вот в чем вопрос

Не часто обсуждаемой, но весьма щепетильной проблемой, не терпящей пренебрежения, является консолидация абхазского социума. Да-да. Мы привыкли рассматривать Абхазию как страну абхазов. Но на деле ситуация сложнее. На этом осколке советской империи проживают самые разные народы, из которых собственно абхазов — чуть больше половины. Кроме абхазов здесь живут грузины и армяне, славяне и греки. Тех же грузин, согласно данным Управления государственной статистики Республики Абхазия, — больше 19%, армян — больше 18%! В отдельных районах «неабхазы» составляют подавляющее большинство.

Абхазское гражданство имеют многие абазины из Карачаево-Черкесии. Некоторые не проживают постоянно в республике, но активно участвуют в политической жизни, приходя голосовать на избирательные участки в КЧР. Другие ведут здесь бизнес или даже переезжают на постоянное место жительства. Вот что мне рассказала представительница одной из таких семей Радима Шанова: «Всю жизнь я слышала от родителей, бабушек и дедушек, что абхазы и абазины — это два крыла единого народа. Каждый год мы приезжали на отдых в Абхазию. Я с детства влюблена в эту невероятную природу. Два с половиной года назад мы с семьей (мужем и детьми) переехали в Гагры на постоянное место жительства. Выкупили заброшенный пансионат и открыли семейный отель. Есть, конечно, некоторые сложности в ведении бизнеса, например, турагентства берут с нас больший процент агентских за туриста, чем с абхазов. Но мы на этом не зацикливаемся, на жизнь хватает. Прожив среди абхазов какое-то время, я увидела, насколько мы отличаемся друг от друга. У нас разные традиции и обычаи. Совершенно разная культура. В этом году наш старший ребёнок пошёл в школу, и мы столкнулись с тем, что уроки учитель ведёт на абхазском языке. Здесь так принято: программу начальных классов изучают на родном государственном языке. Пришлось забрать его и отправить к бабушке и дедушке в Карачаево-Черкесию».

Теплое отношение к Абхазии можно встретить у всех проживающих здесь народов. В конце концов, приезжают сюда или остаются здесь жить лишь те, для кого не безразлична судьба этой страны. Однако нотка отчужденности, прозвучавшая у Радимы, меня насторожила. Ведь будущее у страны возможно лишь в том случае, если представители всех народов, живущие здесь и честно трудящиеся на ее благо, будут чувствовать себя не в гостях, а дома. Личная безопасность, безопасность бизнеса и вложений капитала является ключевым условием привлечения в страну инвестиций и здесь есть над чем работать.

Сейчас готовятся поправки в законодательство о выборах. Среди прочего фигурирует пункт о знании абхазского языка в качестве обязательного условия для получения депутатского мандата. Не думаю, что кто-либо из семьи Шановых собирается баллотироваться в депутаты, однако пункт о языке, мне кажется, послужит лишним напоминанием о том, что они, хотя и граждане страны, но только наполовину.

Вопрос о том, кто какие права имеет в Абхазии, в полной мере касается и репатриантов — потомков махаджиров, бежавших после Кавказской войны в Турцию. Но это — отдельная тема, о которой стоит рассказать подробнее.

Репатрианты

С балкона моего номера видна вся набережная Махаджиров. И как на ладони — «брехаловка», на которой как раз и не брешут, а говорят много чего дельного и даже подают самый вкусный «кофэ» за 25 рублей. Да-да — кофе здесь нужно произносить с оборотным «э», и не дай Бог, вы скажете неправильно, за своего не примут, разговора не будет.

Так вот, взяв с собой стаканчик этого самого «кофэ», я направилась вдоль берега. Шла себе и шла, пока по запаху не набрела на турецкое кафе. Здесь не принято ходить покушать одному, а потому я напросилась за стол к хозяевам. Они оказались дружелюбными и сговорчивыми.

С соседних столиков доносится турецкая речь. Спрашиваю, много ли тут турков. Поправляют, не турков, а потомков махаджиров, вернувшихся в Абхазию, и да, их много, примерно 3,5−4 тысячи человек. Впрочем, в простонародье репатриантов так и называют — «турки».

"Многие «турки» держат магазины и рестораны в Абхазии, и мы, сухумчане, понемногу начали говорить на их языке. По секрету скажу: лучшее мясо и пахлава у «турков», — рассказывает развалившийся в кресле пожилой абхаз Сафин, с белоснежными, длинными, до плеч, волосами, на вид — лет восьмидесяти.

Мой собеседник рассказывает, обращаясь ко мне:

«Во время войны я потерял свою семью. Всех. Меня тогда к себе взяла «турецкая» семья, выходила, не дала с голоду умереть. Я им жизнью обязан», — засмотревшись вдаль, говорит дед.

Мне на минуточку стало грустно… Тишину прервала детвора, которая подбежала и начала уважительно кланяться Сафину. И тут я заметила, что у моего нового знакомого нет одной ноги. Вот, оказывается, что он имел в виду, когда говорил, что его спасли и выходили.

Однако так, как Сафин, к репатриантам относятся далеко не все. Кто-то демонстративно их игнорирует, кто-то видит в них потенциального конкурента местным абхазам.

Впрочем, есть и лояльные граждане, которые считают репатриантов своими братьями, поддержавшими их в самые тяжелые для Абхазии времена. А ведь они и есть братья.

По словам абхазского ученого, директора Абхазского института гуманитарных исследований Арды Ашуба, потомки махаджиров — это те же абхазы. Большое их количество, во много раз превышающее число «абхазских абхазов», живет сегодня в Турции — 500 тыс. чел. Однако процесс активной репатриации, на который многие возлагают столько надежд, никак не начнется. За неполных тридцать послевоенных лет на историческую родину вернулись только 3,5 тысячи потомков махаджиров.

Сегодня в Абхазии они живут компактно, в Сухуме и окрестных селах. Турецкие абхазы — мирные и доброжелательные, однако большей частью общаются между собой, поскольку для абхазского общества они остаются чужими. Хотя очевидно, что их место — среди абхазов. И они не беженцы, а такие же члены общества, как и каждый житель этой страны. А свою верность они доказали во время грузино-абхазского конфликта, когда, стоя плечом к плечу, они наравне со всеми проливали кровь за независимость Абхазии.

Арда Енверович признал, что без вмешательства руководства страны вопрос сам по себе не решится. Необходимо включить граждан, носителей иной культуры, в абхазское общество. Формирование же этнических анклавов рано или поздно может привести к пагубным последствиям.

Выборы в Абхазии — самые демократичные выборы в мире

Наверное, так часто, как в Абхазии, выборы не проходят нигде. О тяжелых предыдущих выборах президента независимого государства здесь вспоминают до сих пор. Совсем скоро здесь состоятся выборы в органы местного самоуправления, их, кстати, уже откладывали дважды по разным причинам, одна из которых — пандемия. Чем ближе дата их проведения, тем активнее действует оппозиция. Тем не менее жители Абхазии выражают надежду, что хотя бы эта кампания пройдет без митингов и штурма «Белого дома». Но возможно ли это в свете последних событий?..

Нам удалось побеседовать с председателем Сухумского городского собрания Дмитрием Маршания.

«На одиннадцатое апреля у нас запланированы выборы в местный орган самоуправления, которые пройдут по всей Абхазии. Из нововведений: в прошлом созыве нас было 26 человек в составе собрания, в новом созыве количество депутатов уменьшили до 19 человек. Мы посчитали, что так будет эффективнее. Чем меньше количество депутатов, тем больше будет конкуренция, поэтому пришли к этому решению», — рассказал Дмитрий Маршания.

Требования к кандидату такие же, как и в России. Баллотироваться может любой гражданин Абхазии старше 25 лет. Из документов, кроме паспорта, нужно иметь при себе три справки: о психическом здоровье, об отсутствии судимости, из наркодиспансера.

Впрочем, выборы в органы местного самоуправления в этой стране не самые главные. Зачастую в них участвует молодежь, так сказать, для опыта, ну и чтобы проверить свои политические силы, а в дальнейшем использовать багаж знаний в парламенте страны. Нужно брать во внимание и то, что депутаты — члены той или иной политической партии, и результаты этих выборов во многом свидетельствуют о рейтингах власти и даже определяют развитие внутриполитической борьбы.

Ровно через год должны состояться выборы в парламент. Сейчас идет работа по изменению электорального законодательства. Сегодня в Абхазии действует мажоритарная система. Ставится вопрос о введении пропорциональной или смешанной системы, более распространенной в мире. Обсуждается и включение пункта, согласно которому кандидат в депутаты должен владеть абхазским языком, говорить и писать на нем. А вот здесь невольно вспоминаются предвыборные обещания кандидатов в президенты о том, что «в парламенте республики будут выделены квоты для всех национальностей, которые компактно проживают на территории страны».

Мы не могли не задать вопрос о перспективах изменения закона о выборах Сергею Шамба.

«Что касается внесения пункта о языке, то да, такое мнение существует. Однако я считаю, что данный законопроект не пройдет, потому что язык межнационального общения в Абхазии — русский. Ограничивать людей, которые не знают абхазский язык, мы не можем, это неприемлемая поправка».

Более актуален вопрос об изменении выборной системы. В Совете безопасности как раз подготовили вариант новой, смешанной выборной системы. У нас мажоритарная система, она, в принципе, более демократичная, но, с нашей точки зрения, пропорциональная система дает больше возможностей для развития партий, при которой происходит борьба не людей, а идей, которые представляет партия. Соответствующий проект подготовили, но посмотрим, как отреагирует парламент, — ответил Сергей Миронович.

Таким образом, вопросов много, впрочем, понятно главное — выборы будут, и граждане будут в них активно участвовать. Как рассказал нам руководитель республиканской ЦИК Тамаз Гогия, явка здесь всегда превышает отметку в 80%.

В Республике Абхазия за последние два десятилетия сделаны решительные шаги вперёд в проведении демократических выборов. Международные наблюдатели отмечают, что абхазские выборы всегда конкурентные, открытые и прозрачные, проходят в соответствии с законодательством республики. А избирательные участки работают слаженно.

«В Абхазии самые демократичные и открытые выборы в мире. На участках наблюдатели регистрируют каждого, кто пришел проголосовать. Мало того, в бюллетене, который выдается гражданину, расписываются наблюдатели каждой из сторон. Ни о каком вбросе здесь даже и речи быть не может. Все знают, сколько должно быть и сколько по факту людей пришло. В урне не может оказаться даже на один бюллетень больше, чем пришло людей на участок в этот день, — говорит руководитель ЦИК РА Тамаз Гогия. — Выборы в Абхазии в большинстве своем проходят без эксцессов и грубых нарушений, которые могли бы повлиять на результаты голосования. Для этого ЦИК прикладывает максимум усилий. Всем известно, что выборы у нас всегда напряженные, но у наших граждан высокое самосознание и они относятся к этому ответственно».

По мнению Тамаза Гогия, самые сложные выборы на его памяти — это выборы 2004 года. И только способность абхазского общества к нахождению политических компромиссов и гражданскому согласию спасли тогда ситуацию. И именно эта политическая борьба побудила абхазов относиться к процедуре волеизъявления на выборах со всей ответственностью. В дальнейшем это привело к росту контроля над процессом голосования на выборах, а соответственно, и над другими составляющими избирательного процесса, то есть над соблюдением законности в процессе агитации, равенством кандидатов и т. д. С того времени выборы в Абхазии можно смело называть самыми открытыми и демократичными.

Что касается парламентских выборов, которые запланированы на весну 2022 года, руководитель избиркома государства выразил уверенность, что они пройдут без эксцессов и в рамках правового поля.

По натуре я оптимист, и поговорив о сложных, но, как представляется, важных проблемах, закончить хочу на оптимистической ноте. Я вполне разделяю веру Сергея Шамба и Тамаза Гогия в способность абхазов договариваться и находить компромиссы. Верю и в то, что и те, кто сейчас находятся у власти, и те, кто спешит занять их место, одинаково любят Абхазию. Это, конечно, не убережет маленький, но очень гордый народ Абхазии от споров и борьбы, но ведь только в споре рождается истина и только в борьбе можно обрести счастье. И я верю в счастье Абхазии и ее народа!

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
70.6% Да
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть