В теле НАТО появилась турецкая «заноза»?

Вопрос явно не риторический: кем для НАТО является сейчас Турция?
17 марта 2021  13:48 Отправить по email
Печать

Как сообщило турецкое издание Hurriyet Daily News, на днях генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг выступил на онлайн-мероприятии американского Стэнфордского университета, в котором он много внимания уделил взаимоотношениям с Турцией в формате Североатлантического альянса.

На вопрос о том, следует ли исключить Турцию из НАТО «из-за отношений между президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и его российским коллегой Владимиром Путиным», Столтенберг ответил так: «Я думаю, что нам нужно понять, что Турция — важный союзник. Потому что вы можете просто взглянуть на карту, и тогда вы увидите, что Турция чрезвычайно важна». Он также указал на географическую близость этой страны к Ираку и Сирии, а также на базы в Турции, которыми пользуются другие члены НАТО. Что касается проблем, которые существуют у Анкары с некоторыми ее партнерами по альянсу, то Столтенберг призвал их решать «именно на платформе альянса». Речь идет о ситуации в Восточном Средиземноморье, миграционном кризисе и решении Турции приобрести российские С-400. Но затем генсек НАТО, выступая перед депутатами Европейского парламента, этот список дополнил еще одним пунктом: соблюдением демократических прав в Турции. В свою очередь, Эрдоган не раз публично обвинял альянс в недостаточной поддержке ее региональной политики, хотя Турция принимала участие в миссиях НАТО на Ближнем Востоке, в частности в период так называемой арабской весны. Потом Анкара стала требовать единогласия альянса в отношении сирийских курдов, усматривая в их деятельности угрозу для сохранения своей территориальной целостности.

Ситуация усугубляется еще и тем обстоятельством, пишет турецкое издание Yeni Çağ, что внутри НАТО стала складываться фактически антитурецкая коалиция, которую возглавила Франция, и не только ради противостояния «провокационным действиям Турции в Ливии и Средиземноморье» и в отношении курдов. Члены альянса стали участвовать в коалициях с участием Израиля и Саудовской Аравии с целью взять под свой контроль так называемый «сирийский перешеек» между восточной частью Средиземноморья и Персидским заливом, сузить возможности Турции обеспечить зону безопасности у своих юго-западных границ, чтобы защитить юго-восток Анатолии от курдского сепаратизма. В этих условиях, как считают многие турецкие эксперты, вовлечение НАТО в события на Ближнем Востоке в любом варианте, включая и отправку международных сил в регион с учетом фактора военного присутствия США на севере Ирака и в Сирии, «укрепит фактически возникшие структуры и будет означать распад Ирака и Сирии, который по принципу домино охватит и Турцию». Мы это к тому, что причины турецкого оппортунизма в НАТО более глубоки и многомерны, а проблемы, возникшие из-за С-400, являются всего лишь вершиной айсберга, хотя российские комплексы стали своего рода элементом идентичности новой, относительно независимой внешней политики Турции.

Дело в том, что Анкара понимает, что после Холодной войны, когда она выступала в роли передового рубежа обороны НАТО на его юго-восточном фланге в борьбе с распространением коммунизма, ситуация резко изменилась. Современная Россия больше не представляет угрозы для Турции, а ее соседи, еще недавно бывшие мощными региональными игроками, оказались поверженными и дефрагментированными, как Ирак или Сирия. Возможно, в будущем Анкаре членство в НАТО потребуется разве что для сдерживания ядерного Ирана, но это пока весьма далекая перспектива, которая может и не стать реальностью. Как бы то ни было, в новых условиях Турция оказывается вынужденной вступить в борьбу за региональное лидерство. Именно на это теперь направлены ее национальные интересы. Вот почему США не удается вернуть Анкару в прежний «натовский строй». Потому, что вроде бы общая площадка для дискуссий есть, но нет ясности в том, кем для НАТО является сейчас Турция — союзником и помощником или просто отчаянным оппортунистом, который пытается давить на своих партнеров по альянсу угрозами репутационных потерь, что хорошо понимает Столтенберг, опасаясь потенциального переформатирования военно-политического ландшафта всего Ближнего Востока.

Но, как пишет американское издание Foreign Policy, Турция и ее партнеры по НАТО еще не дошли до «красной линии», хотя США «выражают глубокое беспокойство и тревогу по поводу того, куда движется Турция». Идеологи альянса также считают, что Анкара «заразила» НАТО «вирусом кризиса, стала занозой», парализовав его способность принимать решения относительно России или Ближнего Востока. Что касается Москвы, то, как заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров, «турецкое руководство дорожит своей независимой политикой и самостоятельностью в вопросах обеспечения национальной безопасности, а не безоговорочно следует политической линии Вашингтона». При этом Лавров указал на то, что «Анкара придает большое значение членству в НАТО и несет обязательства в рамках альянса, однако старается сохранять независимость политических решений». Но главные решения со стороны Вашингтона еще впереди, а приоритеты турецкой политики президента США Джо Байдена еще только вырисовываются. К диалогу с Эрдоганом он пока не готов. Очевидно только то, что Вашингтон вряд ли вернется к шаблонам, существовавшим во время президентства Дональда Трампа. При этом вопрос о том, как будут дальше складываться отношения между Вашингтоном и Анкарой, будет иметь значение для всего Ближнего Востока. Так что главные события еще впереди.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Афганистан будущего станет для России
49.3% Нейтральным государством
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть