Когда приходят Гитлеры, или Попытка с негодными средствами

Помогут ли запреты на «пропаганду фашизма» против беспамятства молодёжи?
10 марта 2021  13:49 Отправить по email
Печать

В новостях все чаще мелькают сообщения об актах глумления или вандализма, направленных против памяти о Великой Отечественной войне. То на виртуальный Бессмертный полк пришлют фото нацистских преступников, то спляшут чуть не голышом на братской могиле, то загасят Вечный огонь. Что это — массовый всплеск нацистских настроений или что-то иное?

На дворе 2021 год, а вовсе не начало десятых, когда на улицах в самом деле шли нешуточные войны между «нациками» и «антифа», на столбах можно было увидеть листовки, направленные против «инородцев», «Движение против нелегальной иммиграции» и тому подобные экстремистские организации еще не были под запретом, и Русские марши еще собирали довольно впечатляющую численность. В наши дни нет ничего подобного. Что же происходит?

На самом деле, все достаточно просто. Государство, провозгласив у себя отсутствие официальной идеологии, без хотя бы протеза идеологии жить не смогло, как невозможно жить без сердца. В качестве «кардиопротеза», вполне достойного, в принципе, был избран патриотизм и память о Великой Победе, в частности. Эта память, действительно, сакральна, и на нее вполне можно и нужно опираться. Вот только, возвеличив эту память, государство не озаботилось последовательным патриотическим воспитанием детей и молодежи, занявшись по традиции конструированием симулякров вроде маловнятной «Юнармии». Учиться маршировать и выполнять нормы по сборке-разборке автомата, конечно, неплохо, но во времена СССР память о войне была доступна юному поколению далеко не только на уроках мужества. В школах существовали музеи, а в детских печатных изданиях публиковались далеко не только «прикольные» абсурдистские стишки, но и рассказы о пионерах-героях, сыновьях полка, о жизни в блокадном Ленинграде и тому подобные живые, невыдуманные истории, наполненные мощным эмоциональным зарядом. Всё это и тогда действовало далеко не на всех, но имевшие уши слышали. Сейчас же уши юных людей наполняются в основном бессмысленным шумом, среди которого патриотическая пропаганда кажется такой же бессмыслицей и даже хуже — официозом.

Время идет, и живых ветеранов, увы, всё меньше. Память о Победе постепенно дрейфует в область истории, ценить которую молодежь никто по-настоящему не учит. Потому торжества в честь Победы вызывают у современных «маугли», воспитанных стаями интернет-троллей, в лучшем случае равнодушие, в худшем — насмешку. Среди тех, кто захвачен фрондерскими либеральными настроениями, считается за честь действовать в пику государству. А поскольку государство воспевает Победу, значит, Победу следует всячески принижать. Не для того, чтобы оскорбить ветеранов, о которых мало кто думает, или чтобы воспеть нацизм, а чтобы «сделать больно» именно государству.

«Нацистские» или просто оскорбительные выходки молодежи — такая же, по сути, форма без содержания, как и многие официальные патриотические акции — например, конкурсы «победных» тортиков или боди-арта, которые не менее оскорбительны, чем танцы на могилах. Возмутительные ошибки на билбордах, которые повторяются с регулярностью, когда вместо советских солдат изображают фашистов или немецкую технику — симптом мертвого равнодушия тех, кто занимается выпуском наглядной агитации. Для фрондерствующей молодежи, которая видит всё это, Победа выглядит всего лишь «писаной торбой», с которой носится ненавистное государство, и которую вполне позволительно попинать ногами. Оно чужое, а потому и не больно.

Разумеется, акты вандализма и прочие подобные выходки возмутительны и не могут быть оправданы ничем. Но стоит понимать, что корень зла — не в портретах нацистов или свастиках. Можно сколько угодно запрещать их демонстрацию, но проблема-то в другом. Против симулякра идеологии выступает не враждебная идеология, а точно такой же симулякр. Это не значит, что проблемы неонацизма не существует, а в стране нет вполне сознательных неонацистов. Но по большей части проблема в эмоциональной глухоте к родной и мировой истории, в полном беспамятстве, а не в почитании памяти врага.

Подобное беспамятство вполне может привести к тому, что модно фрондерствующие могут столь же бездумно, как жарят сосиски на Вечном огне или забрасывают его снегом, поприветствовать любого внешнего или внутреннего захватчика, взявшегося снести государство под любыми лозунгами и флагами, да хоть бы и нацистскими. Если нет живой памяти о жертвах и героях, не говоря уж об историческом образовании и различении идеологических «духов», то все «кошки» на политическом поле становятся одинаково серы. А серая кошка — не черная, чего ее бояться? Таким образом к власти может прийти и самый настоящий новый Гитлер, который поначалу тоже выглядел вполне ручным.

Нужно ли запрещать нацистскую символику и портреты? Нужно, если это не доходит до абсурда, когда цензуре, например, подвергались фотографии с Парада Победы, где советские воины бросали к подножию Мавзолея нацистские знамена. При этом куда важнее прекратить запрещать или проблематизировать символы, под которыми была одержана Победа над нацизмом — красные знамена с серпом и молотом, портреты Сталина. Необходимо прекратить прятать Мавзолей во время парадов. Если не признавать благими идеи, ради которых велась борьба с нацизмом, отмечание очередных годовщин будет пустым звуком, поводом для дебильного «Можем повторить!» от одних и мелких и крупных пакостей от других. А в итоге из спасительной «соломинки» превратится в привязанный к ногам камень, потому что ненаполненные живой жизнью конструкции могут тянуть только вниз.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Карабах де-факто:
40.9% Протекторат России
США ведут с Россией холодную войну. Будет ли мир?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть