Байден, BlackRock и проблема климатического пузыря

Не слишком ли ещё рано пытаться понять, кто проиграет, а кто выиграет, если мировой рынок будет вынужден отказаться от ископаемого топлива
9 марта 2021  13:35 Отправить по email
Печать

Третья из цикла статей научного обозревателя информационного портала Asia Times Джонатана Тенненбаума, посвященного климатической политике новой администрации США. Начало читайте в статьях «Осторожно! Байден хочет спасти планету» и «Байден открывает эру зеленого империализма».

BlackRock Inc., крупнейшая в мире компания по управлению инвестициями с управляемыми активами на сумму около $8 трлн долларов, играет исключительную роль в климатической политике президента США Джо Байдена. Действительно, похоже, что BlackRock и администрация Байдена женаты друг на друге.

Брак завершился, можно сказать, назначениями и выдвижением видных руководителей BlackRock на высокие посты в администрации. Все они типичны для феномена «вращающейся двери», когда высший управленческий персонал переходит из правительства в крупные финансовые структуры и обратно.

Брайан Диз, назначенный Байденом директором Национального экономического совета, был старшим советником президента Барака Обамы по климатической и энергетической политике. Он играл ключевую роль в переговорах по Парижскому климатическому соглашению. После этого, как говорится в его официальной биографии, он стал «глобальным руководителем по устойчивым инвестициям» в BlackRock, отвечающим за «определение долгосрочных последствий экологических, социальных и управленческих проблем».

Уолли Адейемо, назначенный заместителем министра финансов, был ранее советником и временным руководителем аппарата председателя BlackRock Ларри Финка. До прихода в BlackRock Адейемо занимал различные должности в администрации Обамы, включая должность заместителя советника по национальной безопасности в международной экономике и должность заместителя директора Национального экономического совета.

Томас Донилон, назначенный старшим советником Байдена, был председателем Инвестиционного института BlackRock. Ранее он служил советником по национальной безопасности президента Барака Обамы и, как сообщается, рассматривался Байденом как потенциальный кандидат на пост главы ЦРУ.

Майк Пайл, назначенный главным экономическим советником вице-президента Камалы Харрис, был главным инвестиционным стратегом в Инвестиционном институте BlackRock.

Помимо этих первых назначений, ряд комментаторов отмечают, что BlackRock, похоже, заняла место Goldman Sachs в симбиотических отношениях Уолл-стрит с правительством США.

Фактически BlackRock поддерживает тесные отношения с правительством США после финансового кризиса 2007−2009 годов, когда Федеральный резервный банк Нью-Йорка нанял компанию для управления и ликвидации активов обанкротившейся Bear Stearns Co.

В прошлом году BlackRock снова заключила контракт с Федеральной резервной системой в качестве исполнителя программы покупки корпоративных облигаций ФРС на $750 млрд. New York Times называет BlackRock «мастером на все руки» Уолл-стрит.

При чем здесь климатическая политика?

Многие защитники климата не любят BlackRock, в том числе из-за того, что он вкладывает большие средства в ископаемое топливо и другие «грязные» вещи. Они обвиняют Финка в попытке «отмыть» компанию.

Политическая корректность действительно превратилась в очень большой бизнес, который по самой своей природе больше связан с имиджем, чем с содержанием. Но превращение Финка в климатического активиста в 2020 году означает гораздо больше.

BlackRock явным образом позиционирует себя как крупнейшую в мире корпорацию по управлению активами, намеренную получить прибыль от тектонических сдвигов в мировых финансовых потоках, которые должна вызвать климатическая политика Байдена. Примеру BlackRock следуют и другие крупные игроки Уолл-стрит, Лондона и других финансовых центров.

Кроме того, будет ли BlackRock призвана правительством управлять и ликвидировать пострадавшие от ископаемого топлива активы, как это было с активами Bear Stearns во время финансового кризиса 2007−2009 годов?

Но на этот раз суммы могут быть в сотни раз больше.

Климатический крах?

Это подводит нас к вопросу: как действия администрации Байдена во имя предотвращения климатического апокалипсиса могут повлиять на стабильность финансовой системы?

Легко представить себе сценарий кризиса или даже краха финансовых рынков.

Самым очевидным будет коллапс «углеродного пузыря»: масса активов, основанных на ископаемом топливе, многие из которых станут практически бесполезными, если правительство Байдена форсирует переход к экономике, «свободной от CO2».

Второй очевидный риск — это крах «зеленого пузыря» в результате:

  • скупки и спекуляции климатическими финансовыми активами;
  • завышение их стоимости, вызванной неправильной оценкой устойчивости и прибыльности различных инвестиций в возобновляемые источники энергии и низкоуглеродные технологии;
  • переоценки готовности и способности правительств субсидировать эти технологии — особенно в случае экономического спада.

Среди прочего, в долгосрочной перспективе реальная стоимость электроэнергии, вырабатываемой ветряными электростанциями, почти наверняка окажется намного выше, чем полагают инвесторы.

Излишне говорить, что сценарии углеводородного и зеленого пузырей не исключают друг друга.

Трудно оценить размер и риск возникновения зеленого пузыря. В настоящее время он пользуется широкой поддержкой со стороны, начиная от правительств государств [до крупного бизнеса и широкой общественности].

Начиная с президентских выборов в США в ноябре 2016 года, в финансовых кругах велась активная дискуссия о «риске переходного периода» или финансовых рисках, связанных с отказом от ископаемого топлива.

Особенно выделялся голос управлявшего в то время Банком Англии Марка Карни. В знаменитой речи 29 сентября 2015 года в лондонской страховой корпорации Lloyd’s Карни заявил:

«Изменения в политике, технологиях и физических рисках могут побудить к переоценке стоимости большого диапазона активов по мере того, как расходы и возможности станут очевидными. Скорость, с которой происходит такая переоценка, неизвестна и может иметь решающее значение для финансовой стабильности… Хотя конкретное физическое проявление изменения климата — наводнение или шторм — не может напрямую влиять на стоимость корпоративных облигаций, меры политики, способствующие переходу к низкоуглеродной экономике, могут вызвать фундаментальную переоценку … [A] всеобщая переоценка перспектив, особенно если она произойдет внезапно, может потенциально дестабилизировать рынки, вызвать проциклическую кристаллизацию убытков и постоянное ужесточение финансовых условий».

Карни находился в середине процесса создания системы международных соглашений и финансовых договоренностей относительно «фундаментального изменения финансовых рынков» с помощью климатической политики.

В 2019 году, еще будучи управляющим Банка Англии, Карни практически призвал инвесторов отказаться от финансовых вложений в активы, связанные с ископаемым топливом. В интервью BBC 30 января того же года он подчеркнул угрозу пенсионным фондам, предупредив, что:

«До 80% мировых угольных активов и до половины мировых доказанных запасов нефти могут стать невозвратными активами по мере того, как мир движется к сокращению выбросов углерода и [поскольку] поставки чистой возобновляемой энергии продолжают заменять ископаемое топливо».

Каков размер углероводородного пузыря?

Начнем с наиболее очевидного компонента — государственной и частной собственности или прав на добычу доказанных запасов нефти, газа и угля. По очень приблизительным оценкам, ежегодное снижение спроса на ископаемое топливо на 2%, требуемое Парижским соглашением об изменении климата, приведёт к выпадению $25 трлн будущих доходов от угля, нефти и газа при нынешних ценах.

Пострадают не только инвесторы, но особенно развивающиеся страны. В бюллетене Международного валютного фонда за 2017 год «Несгораемое богатство наций» говорится:

«В случае успешных глобальных действий по борьбе с изменением климата более бедные страны, богатые ископаемым топливом, вероятно, столкнутся с резким падением стоимости их угольных, газовых и нефтяных месторождений. Если мир решительно откажется от использования ископаемого топлива, вероятным результатом будет огромное снижение стоимости национального и природного богатства [этих стран]».

Однако это только часть истории.

Чтобы получить четкое представление о количестве активов, которые окажутся в безвыходном положении, необходимо учесть, кроме самого ископаемого топлива, также:

  • угольные шахты,
  • нефтегазодобывающую промышленность,
  • стоимость земли в регионах добычи,
  • трубопроводы и компании по строительству трубопроводов,
  • нефтеналивной флот, танкерный флот и строительство танкеров,
  • гавани и складские помещения,
  • нефтеперерабатывающие заводы,
  • заправочные станции,
  • угольные склады,
  • электростанции, работающие на ископаемом топливе, и теплоцентрали,
  • угольные сталелитейные заводы,
  • значительную часть цепочки поставок автомобильной промышленности, связанную с производством двигателей внутреннего сгорания,
  • и многое, многое другое.

По некоторым достоверным оценкам, 20−30% общей рыночной капитализации мировых фондовых бирж связано с ископаемым топливом. Какой бы ни была фактическая цифра, мы можем быть уверены, что этого будет более чем достаточно, чтобы вызвать финансовый кризис, если значительное число инвесторов внезапно откажутся от этих категорий активов.

Произойдет это или нет, в значительной степени зависит от того, как быстро и насколько далеко готова зайти администрация Байдена.

Пока что Big Oil не проявляет никаких признаков паники. Можно утверждать, что экономические интересы, связанные с ископаемым топливом, настолько глубоко укоренились в политической структуре США и всего мира, что даже мощи правительства США будет недостаточно, чтобы победить их.

Согласно этой точке зрения, Байден, по сути, блефует, это просто политические разговоры, и обещанный конец эры ископаемого топлива не наступит.

Но сколько вы готовы поставить на такую интерпретацию ситуации? Могущественные силы в финансовом сообществе, похоже, готовятся к краху углеводородного пузыря — и намереваются извлечь из этого прибыль.

Фактически некоторые выступают за намеренное ускорение наступления коллапса, прежде чем углеводородный пузырь вырастет ещё больше и огромные суммы инвестиций поступят в инфраструктуру ископаемого топлива по всему миру. Они утверждают, что если крах неизбежен, то лучше, чтобы это случится раньше, чем позже.

Финансовые потери от изменения климата наверняка будут намного больше, [чем ожидается], — это ключевой аргумент. Всё более частые наводнения, пожары, засухи, сильные штормы будут неблагоприятны для многих инвестиций, и больше всего для страховых компаний.

Как инвесторы будут делать ставки в ближайший период?

В действительности переход от ископаемого топлива, которое до сих пор является основой мировой экономики, может происходить постепенно, в течение десятилетий. Но ожидания рынка могут измениться в считанные минуты.

В первые недели своего пребывания в должности Байден подал убедительные сигналы о том, что он намерен заняться избавлением мира от ископаемого топлива, начиная с самих США. Такими сигналами являются возвращение Америки в Парижское соглашению по климату, прекращение проекта строительства трубопровода Keystone XL, мораторий на новые договоры аренды государственных земель для добычи нефти и газа, указание федеральным агентствам закупить большое количество электромобилей и заявление о намерении прекратить выделение субсидий на ископаемое топливо.

На следующий день после того, как 27 января 2021 года был издан указ Байдена о противодействии климатическому кризису в стране и за рубежом, журнал Fortune написал:

«Нефтегазовые компании знали, что им грозит битва с президентом Джо Байденом, который проводит кампанию по борьбе с изменением климата. Никто не ожидал, что ископаемое топливо подвергнется столь стремительной атаке».

Продолжение следует…

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Афганистан будущего станет для России
49.3% Нейтральным государством
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть