Горы НКО и OOO при Минпросе постоянно плодят мышей. Как бы это прекратить?

За 30 лет по научной специальности «Общая педагогика, история педагогики и образования» в России защищено более 15 тысяч кандидатских и докторских диссертаций...
2 марта 2021  10:53 Отправить по email
Печать

Когда-то давно в недрах огромной горы раздался страшный грохот и затем стон, похожий на родовые схватки. Толпы народа прибыли, чтобы поглазеть на великое чудо. Трепетное ожидание… И, наконец, гора действительно родила. Мышь.

За последние 30 лет по научной специальности 13.00.01 «Общая педагогика, история педагогики и образования» защищено 15 620 кандидатских и докторских диссертаций. Мало кому из остепененных специалистов повезло оказаться в советниках или просто вблизи Министерства просвещения, хотя именно на это рассчитывает любой соискатель, доказывая актуальность и научно-практическую значимость своего диссертационного исследования.

Те же, кто волей судеб оказался в орбите министерского внимания, по максимуму усилили свои возможности. Например, единоличным созданием собственной унитарной организации для масштабирования личного статуса. Закон не запрещает эту сделку, однако кажется ненормальным, что, во-первых, организация, у которой один-единственный учредитель, официально не носит его имя, как это сделано в отношении, например, ИП Иванова, ИП Соколова и других ИП имярек. И во-вторых, что дозволяется единолично учреждаемую структуру возвышать и именовать как угодно звучно, мощно, исторически ассоциативно, связанно со знаменитыми предшественниками, если таковые есть или могли бы быть. В результате автобиография единственного учредителя мгновенно масштабируется, имидж структуры многократно капитализируется, а у руководства появляется как бы обязанность прибегать к его услугам.

Все предшественники нынешнего министра просвещения пользовались услугами такого рода структур, и особенно — автономной некоммерческой образовательной организации дополнительного профессионального образования со звучным названием «Институт проблем образовательной политики «Эврика». Официальная дата создания организации — 7 июня 2004 года, хотя в целях паблисити летопись здесь ведут с постсоветских времен и даже с истории другого государства, с середины 80-х годов прошлого века. Именно тогда, цитирую, «возникло общественно-педагогическое движение благодаря деятельности «Учительской газеты» и ее главного редактора В. Матвеева. В 1986 году на страницах газеты был организован клуб творческой педагогики «Эврика», который стал моделью организации таких клубов на территории бывшего СССР». Ассоциативные связи, понятно, образуются сразу же и тут же автоматизируются.

К услугам, которые оказывал этот институт министерству, подсоединялись и другие АНО, в том числе «родственники» института, например, автономная некоммерческая организация «Центр исследований в области образовательной политики «Эврика», директором которой является директор того самого института «Эврика».

У единственного учредителя института — А. Адамского — по уставу неограниченные права в отношении собственной организации и мощный потенциал воздействия на менеджеров и идеологов образовательной политики в стране. Так исторически сложилось. А. Адамский еще является и главным редактором газеты «Вести образования», и научным руководителем института.

Таковы факты, но причины того, что федеральное ведомство постоянно опирается в выработке своих стратегических позиций на отдельные некоммерческие организации, не столько субъективные, связанные с личностями консультантов, сколько объективные. К примеру, эти причины — не в феноменальности «Эврики» и вообще никак не связаны с нею конкретно. Дело в том, что ни один постсоветский министр образования или просвещения не чувствовал себя комфортно в своем кресле — в принципе. Частая смена министров, отсутствие на должности министра личности, которая в силу своего безупречного научно-педагогического авторитета обеспечивала бы решениям министерства долговременный непререкаемый статус, — это одна часть причин, побуждавших к поиску авторитетных общественных союзников и общественного подкрепления.

Далее. В сферу образования втянуто всё российское общество. Оно её образует, его мнением нельзя пренебрегать. Поэтому министерство объективно заинтересовано в общественном признании правильности курса. В том числе и как условия защиты от всякого рода медианегатива, бывает, заказного. Но солидарного носителя мнения у российского общества нет. Учительство и родительская общественность как социальная общность в силу бесконечных реформ в системе образования дифференцированы, разобщены, фрагментированы на десятки организаций, включая профсоюзные, часто конкурирующие между собой за право влияния на образовательную политику. Принимать чье-либо мнение за общественное и общепедагогическое никак нельзя.

Помочь в консолидации мнения смогло бы периодическое проведение общероссийских съездов учителей из числа избранных представителей первичных педагогических коллективов. Но ситуация в системе просвещения такова, что созыв Всероссийского учительского съезда, наподобие того, который был во времена СССР, невозможен, а может оказаться контрпродуктивным и даже остроконфликтным.

Возможно, когда страна почувствует реальные результаты от в целом верного национального проекта «Образование», съезд окажется актуально востребованным. Сейчас же учительские съезды проводятся исключительно по предметно-профессиональному принципу. Типа — съезд учителей математики, истории, физики и так далее. Поддержка в палатах Федерального собрания тоже непоследовательная, неосновательная и масштабная, хотя отрасль, по существу, народообразующая.

Поэтому аффилиация Минпроса с различными социально ориентированными некоммерческими организациями исторически оказалась одним из тех немногих ресурсов, чтобы представить политику ведомства как солидарную политику, в выработке которой участвуют все ее субъекты. Одним из них стал институт «Эврика», которому в свое время было доверено право инициирования создания федеральной сети образовательных инновационных площадок (ФИП). Институту было поручено обеспечивать, цитирую, «экспертно-аналитическое и организационно-методическое сопровождение развития инновационной инфраструктуры в системе образования (федеральных инновационных площадок), распространять и внедрять результаты реализованных проектов (программ) по формированию и функционированию инновационной инфраструктуры в системе образования в массовую практику» (если попытаться провести параллель для понимания, то в системе исполнительных органов государственной власти страны аналогичную функцию выполняет Министерство экономического развития).

Два года назад оператором сети федеральных инновационных площадок (ФИП) стал другой единоличный учредитель деперсонализированной структуры в форме ООО «Верконт Сервис». Его отличие от «Эврики» в том, что прямой целевой уставной деятельностью этого обезличенного ООО является «осуществление коммерческой деятельности для извлечения прибыли». Конечно, это детали, за которыми при желании можно было бы усмотреть нечто большее. Однако произошло событие, связанное с министром Кравцовым, которое вынуждает по-иному взглянуть на ситуацию. Все АНО и ООО, имевшие отношение к Минпросу и к ФИПам, вдруг оказались решительно отодвинуты в сторону.

Сообщество инновационных площадок оказалось ликвидировано росчерком пера, а именно приказом министра №863 «О федеральных инновационных площадках». Этим решением Кравцова 25 школ-претендентов не рекомендованы для присвоения им статуса федеральной инновационной площадки. 45 школ, получивших этот статус раньше, не рекомендованы для его продления. 188 организаций вообще лишены статуса — из-за отсутствия ежегодных отчетов о реализации проектов. И последний пункт в этом коротком приказе — о тех ФИПах, которые были ФИПами, но по приказу перешли в разряд бывших в связи с истечением периода реализации их проектов. Звания «почетных» ФИПов ничто не получило.

Авторы публикаций в газете «Вести образования» по поводу приказа в унисон назвали этот приказ бюрократической отрыжкой или даже заговором. Редакция выпустила редакционную статью, которая нисколько не исправляет резко критический настрой в отношении поступка министра, но свое мнение высказывает иносказательно, хотя и не двусмысленно: «В советское время был популярен лозунг: «Течет вода Кубань-реки, куда велят большевики!». Редакция еще больше запутывает ситуацию тем, что нашла в соцсетях неких обезличенных носителей общероссийского общественного мнения по поводу приказа. Там, «в соцсетях говорят о том, что ведомство уничтожило саму возможность официальной инновационной деятельности десятков тысяч отечественных педагогов». «Многие обращают внимание, что это решение расходится с задачей, поставленной президентом, — о вхождении в десятку стран-лидеров по общему образованию». И так далее.

Кто прав, кто не прав? На этом этапе нужно разделить анализ двух неожиданных и новых явлений. Первое — дистанцирование министра Кравцова от мнения именитых деятелей общественно-педагогического движения по принципиальнейшему вопросу. Второе — от ворот поворот от многолетней деятельности министерства и решений предыдущих министров по ключевому для развития отрасли вопросу. Если с дистанцированием министра в отношении социально ориентированных организаций (СОО) и НКО, достаточно констатации этого факта: ИА REGNUM давно смущал патерналистский подход органов госвласти и весьма некритическое отношение к практике работы многих СОО и НКО. Возмущала масштабная погоня за цифрами формальной поддержки органами власти и местного самоуправления, а также появление на базе СОО и НКО до полутора миллионов штатных кадровых работников этих организаций. Всякий труд, конечно, должен быть высоко оплачен, однако общественная деятельность — это «добровольное обслуживание политических, культурных, профессиональных нужд общества на общественных началах». Направлять прямо или косвенно, через гранты и пр., бюджетные средства на содержание профессиональных волонтеров — что-то здесь неладное. Таким образом гражданское общество не образуется.

Что же касается инновационного движения в сфере просвещения народа, а также существа возмутившего приказа министра, то это — отдельный разговор. Данную статью лучше рассматривать как многоаспектную историю вопроса. Надо понять, чем так не угодили существовавшие механизмы поддержки, появятся ли новые механизмы и как они впишутся в новые федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС). Напомню, что ФГОСы стали суперостроконфликтной темой, приведшей к смене управленцев в Минпросе и в Российской академии образования, к вынужденному созданию президентом РФ межведомственной рабочей группы по урегулированию конфликта, хотя эта группа создана «по вопросам развития системы общего образования».

Как сказано в распоряжении В. Путина, она сформирована для оценки проектов федеральных государственных образовательных стандартов общего образования, анализа ключевых направлений развития образовательной системы и обеспечения взаимодействия по вопросам образования государственных, региональных и муниципальных структур. Сопредседателями группы назначены Т. Голикова, заместитель председателя правительства, и А. Фурсенко, помощник президента. Возможно, и здесь есть проблема. С. Кравцов в начале января сообщил о готовности утвердить ФГОСы в конце февраля — начале марта. Но на февральском заседании межведомственной рабочей группы стало ясно, что потребуется еще несколько заседаний. Уже в марте.

Пусть так. Главное, чтобы госгора не родила очередную госмышь. Статья про инновационное движение в педагогике уже подготовлена к печати.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
70.6% Да
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть