Дни простых решений для Байдена прошли, дальше будет сложнее – Strategist

Джо Байден сразу взялся за дело. За два дня пребывания в должности он подписал 17 указов – больше, чем любой предыдущий президент США за тот же период
25 февраля 2021  17:43 Отправить по email
Печать

Президент США Джо Байден сразу взялся за дело. За первые два дня пребывания в должности он подписал 17 указов — больше, чем любой предыдущий президент США за тот же период. Он вновь присоединился к Всемирной организации здравоохранения и Парижскому соглашению по климату и продемонстрировал решимость использовать военную мощь США для поддержки безопасности в Южно-Китайском море, на Ближнем Востоке и вокруг Тайваня, пишет директор программы обороны, стратегии и национальной безопасности Австралийского института стратегической политики Майкл Шубридж в статье, вышедшей 25 февраля в The Strategist.

Байден также с самого начала обратился к другим мировым лидерам и участникам виртуального саммита «Большой семерки», чем продемонстрировал возвращение США в качестве заинтересованного, конструктивного союзника и партнера. Но, как всегда бывает с тем или иным планом, решают, что и как происходит, другие, и, как когда-то отметил бывший премьер-министр Великобритании Гарольд Макмиллан, планы меняются из-за чего-то простого и неизбежного — из-за «событий, мальчик мой, событий».

Однако первые действия Байдена были связаны не только с безопасностью и возвращением страны к своей роли мирового лидера. Он также быстро перешел к таким насущным вопросам, как пандемия, увеличение темпов вакцинации против COVID-19 в США и выделения $4 млрд США на международную борьбу с патогеном посредством механизма COVAX. Чтобы решить проблему возвращения американских граждан к работе по мере осуществления прививочной кампании, он стал продвигать целенаправленный пакет стимулов на сумму $1,9 трлн и реинвестировать в современную устойчивую инфраструктуру.

Пока же Байден не встретился с действительно сложными вызовами. Он и его сплоченная команда опытных политиков и советников хорошо подготовились к работе, благодаря чему они смогли оперативно выступить с собственными решениями и инициативами. В оставшиеся две трети первых 100 дней следует ожидать еще больше заранее запланированных ходов. Однако, как и в шахматах, с развитием партии играть становится все труднее. Так и Байден с его администрацией переходят от стандартных ходов к непредсказуемой игре, в которой нужно управлять США и ориентироваться в глобальной окружающей среде.

Это, несомненно, хорошо понимают такие члены администрации, как вице-президент Камала Харрис, госсекретарь Энтони Блинкен, советник по национальной безопасности Джейк Салливан, координатор по Индо-Тихоокеанскому региону Курт Кэмпбелл и другие, работающие на поприще внешней политики и национальной безопасности.

Практически сразу Байдену пришлось разгребать кучу дел в связи с государственным переворотом в Мьянме и ядерной программой Ирана. Так, Мьянма станет определенной проверкой риторики администрации Байдена, которая заявила о том, что центральную роль в применении силы и влияния США будут играть продвижение и защита прав и свобод человека внутри страны и за рубежом.

Иран и Мьянма представляют собой серьезные политические проблемы. Однако основная задача для команды Байдена уже предельно ясна — это Китай Си Цзиньпина. И если Байден заранее спланировал свои первые шаги, то же самое сделал и китайский лидер.

Председатель КНР не дал Байдену времени обосноваться в Овальном кабинете. В качестве главы Центральной военной комиссии Коммунистической партии Китая он направил несколько десятков китайских военных самолетов вопреки международным нормам в воздушное пространство Тайваня за четыре дня до инаугурации Байдена, которая состоялась 20 января. В тот же день КПК приняла новый закон, разрешающий береговой охране Китая применять силу, в том числе стрелять на поражение, не только в районах, принадлежащих Китаю, но и в районах, являющихся предметом споров, например, в Южном и Восточно-Китайском морях и вокруг Тайваня.

Пошел китайский лидер и на более решительные действия в Гонконге, арестовав 55 демократических активистов и предъявив продемократическому деятелю Джимми Лаю новые обвинения в соответствии с карательным и мстительным законом Пекина о национальной безопасности, в том числе, по-видимому, за разговоры с иностранными СМИ. Си Цзиньпин, вероятно, проведет чистку в судебной системе Гонконга, чтобы положить конец неудобному для него принципу независимости судебных органов и верховенства закона, который может осложнить использование власти Пекином в этом регионе.

Но самым показательным шагом китайского лидера стал его первый телефонный разговор с Байденом. Как можно судить по сообщениям китайского государственного информационного агентства Синьхуа, Си Цзиньпин считает, что налаживать ситуацию после Дональда Трампа должен именно Байден. Так, он призвал Байдена наладить диалог и взаимодействие между США и КНР, а также отметил, что США должны вернуть «отношения» на верный путь, избегая конфронтации, и, что наиболее важно, подчеркнул, что президент США должен «уважать ключевые интересы Китая и действовать осмотрительно». Сам же лидер КНР ни от чего не отказался, призвав Байдена пойти по пути компромисса и осторожности, чтобы избежать конфликтов и конфронтации.

Неудивительно, что позицию Байдена лучше можно понять по материалам Белого дома, чем в версии китайского государства. Такое положение дел свидетельствует о тщательно подготовленном стандартном дипломатическом курсе.

Так, Байден «подчеркнул свои фундаментальные опасения по поводу принудительной и несправедливой экономической практики Пекина, репрессий в Гонконге, нарушений прав человека в Синьцзяне и все более агрессивных действий в регионе, в том числе в отношении Тайваня». Он также рассказал о потенциале сотрудничества США и Китая в решении общих проблем, включая глобальное здоровье, изменение климата и предотвращение распространения оружия.

Отвечая на успокаивающий призыв Си Цзиньпина к «взаимовыгодному» сотрудничеству между США и Китаем, Байден заявил о «приверженности делу практических, ориентированных на результат обязательств, когда они способствуют продвижению интересов американского народа и наших союзников».

Происходящее интересно с той точки зрения, что будет дальше. В течение 2020 года и в первые два месяца 2021 года китайский лидер показал, что он представляет собой антипод тому президенту, которого он хотел бы видеть в Белом доме. Си Цзиньпин — это человек, склонный играть с большими ставками. Он азартен, очень склонен к оппортунизму и спешит закрепить свое место в истории КПК.

Если бы Байден пошел на поводу у Пекина и стал демонстрировать осторожность, осмотрительность и сотрудничество, избегая конфронтации и трений, это могло бы подтолкнуть нынешнего китайского лидера к тому, чтобы пойти на все больший риск не только в Гонконге и Синьцзяне, но и на Тайване, а также продолжать осуществлять экономическую агрессию и все активнее проводить операции по дезинформации, с которыми столкнулся мир на фоне пандемии и крайне некомпетентной реакции на первые вспышки со стороны китайского правительства.

В течение следующих двух месяцев станет очевидно, так ли хороша команда Байдена в нестандартной игре, как в заранее запланированных шагах. Станет также ясно, будет ли Байден сопротивляться призывам китайского лидера урегулировать мировые дела только между Пекином и Вашингтоном или же станет полагаться на имеющийся у США потенциал и прислушиваться к позиции союзников и партнеров Америки в рамках единого курса, несмотря на те или иные противоречия.

Вопреки призыву Си Цзиньпина, администрации Байдена необходимо продемонстрировать способность брать на себя позитивный риск посредством новых крупных шагов с такими американскими партнерами, как Австралия. Его термин для американо-китайских отношений — «крайняя конкуренция» — обнадеживающий знак того, что Байден это понимает.

С точки зрения Индо-Тихоокеанского региона планы Байдена по пересмотру глобального позиционирования США и стратегии Китая выглядят многообещающими. Увеличение числа американских сил, действующих с Австралией через многочисленные объекты на севере и западе континента, было бы положительным событием для безопасности Австралии, США и региона. Пересмотры нынешней стратегии имеют смысл, но они должны побуждать к тому, чтобы выступать с первыми инициативами, а не быть продолжительными исследованиями, с помощью которых находятся причины отказываться от конкретных действий и упускать возможности, пока другие действуют.

А за пределами этих традиционных областей быстрое сотрудничество и совместные инвестиции с правительством премьер-министра Австралии Скотта Моррисона в таких прорывных областях, как квантовые компьютеры и беспилотные подводные системы, продемонстрируют китайскому лидеру, что США Байдена не только вернулась, но и способны работать новыми и неожиданными способами с союзниками и партнерами.

Ничто не сможет в той же мере повлиять на курс китайского лидера или его оценку рисков, как подобная оперативность и творческий подход. Австралийское руководство поняло по опыту своей борьбы с пандемией, что четкое принятие решений, даже сопряженных с рисками, может обладать сильным позитивным потенциалом. Это настоящий урок первых дней Байдена.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
64.5% Да
Афганистан будущего станет для России
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть