День Победы над Японией и законодательная эквилибристика

День Победы над Японией – вопрос государственных ценностей и безопасности, требующий возвышения над узкопартийными интересами до общенациональных
23 февраля 2021  17:10 Отправить по email
Печать

Почти три десятка лет существует двухпалатное Федеральное собрание Российской Федерации, состоящее из Государственной думы и Совета Федерации. Осенью 2021 года сменится седьмой созыв Государственной думы. Приняты тысячи законов, десятки тысяч изменений в эти законы. Казалось бы, нет такой области общественных отношений, которая осталась бы без законодательного регулирования.

Увы, такая область есть. Нет закона о порядке принятия законов. Отсутствует закон «О законодательной деятельности Федерального собрания». Вместо него используются суррогаты — заменители — регламенты Государственной думы и Совета Федерации. Можно спросить: а какая разница?

Регламенты — сугубо внутренние документы. Их принимает, исполняет или нарушает сам орган, принявший регламент. И никто ему в этом не указ. А вот закон рассматривается обеими палатами и утверждается (или не утверждается) президентом страны. Проект закона должны рассмотреть научные эксперты, общественность.

Вот этих — для неё «посторонних» — Государственная дума, приватизировавшая федеральное законотворчество — и не хочет подпускать к «таинству» принятия законов. Хотя это вопрос, касающийся всей страны, а не только закрытого клуба из 450 депутатов Государственной думы. Внесли бы, вероятно, свою лепту в такой закон (будь объявлена его подготовка) депутаты региональных законодательных собраний, чьи законодательные инициативы безнаказанно годами маринуются в Государственной думе.

Помимо отсутствия качественной нормативной базы, федеральное законотворчество страдает от недостаточной научности и системности, от монополии (вредной как всякая другая монополия) на законодательствование, полученной правящей партией за счёт подавляющей численности своей фракции в Государственной думе. Это расхолаживает прежде всего членов фракции «Единой России», т. к. достаточно получить одобрение руководства фракции, и можно не думать, какие возражения вы получите в палате на пленарном заседании. Ведь в условиях солидарного голосования «по команде» становится неважным содержание законопроекта. Главное — кто его внёс. Зелёная улица дается для принятия законопроектов президента, правительства и членов господствующей фракции. Это открывает простор для злоупотреблений.

Вот пример.

Новоявленный (с 2019) сенатор от исполнительной власти Сахалинской области, бывший заместитель министра иностранных дел Г. Карасин с помощью единороссовского руководства Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации (В. Бондарев, М. Козлов), двух депутатов Государственной думы от «Единой России», включая председателя Комитета по обороне В. Шаманова, решил накинуть историко-маскировочную сеть на День Победы над Японией, установленный Указом Президиума Верховного Совета СССР в 1945 году и празднующийся 3 сентября.

Наглядным примером для г-на Карасина служила, очевидно, ежегодная маскировка Мавзолея В. И. Ленина в дни всенародных торжеств, а побудительным мотивом — желание угодить высшему руководству страны, противящемуся празднованию Победы над Японией.

Эта традиция идет от первого президента России Б. Ельцина, который, чтобы не раздражать Японию, в октябре 1998 года наложил вето на принятый Федеральным собранием закон, инкорпорировавший этот День Победы в Федеральный закон №32-ФЗ от 13 марта 1995 года «О днях воинской славы и памятных датах России».

Идея Г. Карасина состояла в том, чтобы дать Дню Победы над Японией другое наименование. Избрана была формулировка «3 сентября — День окончания Второй мировой войны».

Впервые она была обкатана на заседании Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации 25 февраля 2020 года.

Так, в решении этого комитета от 25.02.2020 констатируется:

«В мировой историографии признано, что Вторая мировая война продолжалась с 1 сентября 1939 года по 2 сентября 1945 года. Международно-правовым основанием окончания Второй мировой войны является Акт о безоговорочной капитуляции Японии, подписанный 2 сентября 1945 года представителями пяти держав — СССР, США, Великобритании, Франции и Китая. Именно эта дата фиксируется во многих странах мира как день окончания Второй мировой войны.

Следует отметить, что этот день отмечается в государствах — союзниках Советского Союза по антигитлеровской коалиции в формате мемориальных дат, связанных с победой над милитаристской Японией. В частности, в США он называется «2 сентября — День победы над Японией, День победы на Тихом океане».

К этому можно добавить, что Федеральным законом №170-ФЗ от 23.07.2010 года в число памятных дней России уже был введён день, называвшийся «2 сентября — День окончания Второй мировой войны».

Однако, вопреки мировой историографии и вышеприведенной констатации, комитет поддержал антиисторичный перенос Дня окончания Второй мировой войны, обоснованно установленного федеральным законом №170-ФЗ от 23.07.2010 года, со второго на 3 сентября.

Исторических и правовых предпосылок для этого нет, и не было, а чтобы хоть как-то обосновать такой перенос, подано это было как перевод памятного дня в число дней воинской славы. И никто не задался вопросом, а зачем же переносить исторически обусловленное название на другой день? Ну и переводите 2 сентября — реальный день окончания Второй мировой войны — в дни воинской славы без исторических искажений и без переноса дат!

Совершенно справедливо отмечая, что «Государственная оценка победы над Японией была дана в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1945 года, которым 3 сентября было объявлено праздником победы над Японией. Кроме того, 30 сентября 1945 года была учреждена медаль «За победу над Японией» с надписью на реверсе медали «3 сентября 1945», Комитет по обороне и безопасности Совета Федерации в резолютивной части решения от 25.02.2020 поддержал ревизию этой государственной оценки, согласившись с переименованием праздника.

Вопреки мировой историографии, ориентируясь на мнение профильного Комитета Совета Федерации, Государственная дума Федерального собрания Российской Федерации, куда законопроект был внесен в марте 2020 года, тоже поддержала антиисторичный перенос Дня окончания Второй мировой войны, со второго на 3 сентября.

Доказательств необходимости отступления от мировой истории авторы законопроекта не привели.

Рассмотрение законопроекта в Государственной думе было явно необъективным и партийно-ориентированным.

Поддерживая законопроект, внесенный депутатами — членами «Единой России», члены ее фракции в Государственной думе только своими голосами обеспечили принятие законопроекта. Сделано это было явно по политическим соображениям, а некоторыми депутатами даже вопреки своим научным взглядам. Вот что пишет по этому поводу доктор исторических наук В. Кикнадзе:

«Двойные стандарты продемонстрировал председатель комитета Госдумы по образованию и науке В. А. Никонов. В ходе думских заседаний он обосновывал и голосовал за «3 сентября» как дату окончания Второй мировой войны. При этом в его учебнике «История России» в соавторстве с С. В. Девятовым (подписан в печать 29.04.2020 г., уже после принятия нового закона) Вторая мировая война закончилась 2 сентября 1945 г., что утверждается в учебнике неоднократно. Безусловно, неприемлем такой подход к истории. Он порождает сомнения и подозрения в отношении к исторической правде. Какой пример обучающимся, педагогам и научным сотрудникам всей страны подаёт глава комитета Госдумы (по образованию и науке — С.П.), получая оплату своего труда и за «3 сентября» (в Госдуме) и за «2 сентября» (как гонорар за учебник) одновременно!?»

Одним из доводов, приводившихся разработчиками при обсуждении законопроекта, было якобы удовлетворение просьб ветеранских организаций.

Это утверждение не соответствует действительности. Таких организаций не существует. Наоборот, объёмный список патриотических и ветеранских организаций Сахалинской области, со времени внесения законопроекта предлагавших учесть необходимость сохранения в названии праздника слов «День Победы над Японией», и подписавших ряд опубликованных заявлений по этому поводу, только возрастал.

Таким образом, как руководство страны, так и депутатский корпус были обмануты и, одновременно, было проигнорировано мнение сахалинской и российской общественности, выступавшей однозначно за сохранение слов «Победа над Японией» в названии праздника.

Сразу после появления информации о поддержке законопроекта в Комитете по обороне и безопасности Совета Федерации мы в обращениях в Государственную думу, к ее председателю, в Совет Федерации, к авторам законопроекта, президенту Российской Федерации в феврале, марте, апреле 2020 года писали об этом. Вот только часть опубликованных материалов (наряду с непосредственно направленными адресатам):

Законопроект, внесенный Г. Карасиным с тремя сподвижниками, принимался в авральном порядке, поспешно и с отступлениями от регламента Государственной думы и регламента Совета Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 118 регламента Государственной думы при рассмотрении Государственной думой законопроекта в первом чтении обсуждается его концепция, дается оценка соответствия основных положений законопроекта Конституции Российской Федерации, его актуальности и практической значимости.

Однако при принятии законопроекта №922 513−7 (№126-ФЗ от 24 апреля 2020 года) не было учтено, что фактически произведенное переименование Дня Победы над Японией, установленного Указом Президиума Верховного Совета СССР в 1945 году и действующего в соответствии с пунктом 2 раздела 2 Конституции Российской Федерации, в День окончания Второй мировой войны — противоречило и противоречит статье 67.1 Конституции Российской Федерации, статье, принятой Государственной думой 10 марта 2020 года (1-ФКЗ от 14 марта 2020 г.).

В данной статье прямо указано, что Российская Федерация является правопреемником Союза ССР на своей территории, что Российская Федерация чтит память защитников Отечества, обеспечивает защиту исторической правды, а умаление значения подвига народа при защите Отечества не допускается.

В соответствии с пунктом 2 статьи 118 регламента Государственной думы при рассмотрении законопроекта следует обосновать необходимость принятия закона. Однако никакой необходимости в принятии закона не было.

Докладчиком законопроекта в Государственной думе 1 апреля 2020 года было заявлено, что «проект федерального закона подготовлен в целях укрепления исторических основ и патриотических традиций, сохранения исторической справедливости в отношении победителей во Второй мировой войне, увековечения достойной памяти погибших при защите Отечества».

По факту, однако, произведены обратные действия. Утверждения докладчика не соответствуют тексту законопроекта, в котором ни победители, ни победа вообще не упоминаются, что исторически несправедливо по отношению к 1,8 миллиона награждённых медалью «За Победу над Японией». Из нового названия дня 3 сентября следует, что как будто такой победы и не было.

Инициаторы законопроекта в оруэлловской логике и стилистике («Война — это мир!», «Свобода — это рабство») манипулируя своими однопартийцами, правильными словами успешно прикрыли неправедные действия.

Разработчики законопроекта, а вслед за ними и правовое управление Государственной думы утверждали, что принятие закона не повлечет изменений или отмены других правовых актов, однако соотношение законопроекта с действующим Указом Президиума Верховного Совета СССР об объявлении 3 сентября Днём Победы над Японией ими вообще не анализировалось, хотя в этом имелась настоятельная и очевидная необходимость.

Намерения разработчиков обнажились после разъяснения Генерального прокурора Российской Федерации, данного 30 ноября 2020 года через прокуратуру Сахалинской области, о том, что Указ Президиума Верховного Совета СССР 1945 года об объявлении 3 сентября Днём Победы над Японией не должен применяться в Российской Федерации в связи с принятием федеральным законом «О днях воинской славы и памятных днях России» в редакции Федерального закона №126-ФЗ от 24 апреля 2020 года названия «3 сентября — День окончания Второй мировой войны (1945 год)».

Трудно теперь не считаться с таким разъяснением, несмотря на его противоречие статье 67.1 Конституции Российской Федерации.

В соответствии со статьей 109 регламента Государственной думы законопроекты по предметам совместного ведения рассылаются не позднее чем за 45 дней до дня рассмотрения законопроекта в законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации и в их высшие органы исполнительной власти для получения отзывов.

Данный законопроект в регионы не рассылался, хотя одновременно рассматривавшиеся, относящиеся к ведению того же Комитета по обороне Государственной думы, альтернативные законопроекты №764 215−7 (депутат А. Н. Шерин), №764 215−7 (Сахалинская областная Дума) были своевременно разосланы и получили отзывы от регионов Российской Федерации.

Налицо практика двойных стандартов со стороны профильного Комитета и руководства Государственной думы Федерального собрания.

В соответствии с пунктом 5 статьи 119 регламента Государственной думы «в случае принятия или одобрения законопроекта в первом чтении Государственная Дума в постановлении о принятии или об одобрении законопроекта в первом чтении устанавливает срок представления поправок к законопроекту. Срок представления поправок, как правило, не может быть менее 15 дней, а для законопроектов по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации менее 30 дней».

Однако без каких-либо экстраординарных оснований профильным Комитетом (его руководитель — В. Шаманов, как указывалось выше, — один из инициаторов законопроекта) был предложен, а Государственной думой был установлен ограничительный трёхдневный срок для представления поправок к законопроекту. Примечательно, что следующим пунктом регламента (п.6 ст.119) идёт норма о возможности Государственной думы объявить о всенародном обсуждении законопроекта. Задача, очевидно, состояла не в учёте общественного мнения, а в скорейшем принятии законопроекта, несмотря ни на что и вопреки мнению общественности, отрицательно относившейся к законопроекту.

Отступление от сроков, указанных в пункте 5 статьи 119 регламента Государственной думы привело к невыполнению Государственной думой части 7 статьи 119 регламента.

Членом Совета Федерации от законодательного органа Сахалинской области Ю. В. Архаровым по инициативе общественности была внесена поправка ко второму чтению законопроекта в Государственной думе. Поправкой предусматривалось дополнить законопроект словами «День Победы над Японией».

Поправка была отклонена по мотивам противоречия концепции законопроекта. Это свидетельствует об изначальной направленности законопроекта на отмену празднования Дня Победы над Японией.

Можно констатировать, что проект Федерального закона № 922 513−7 «О внесении изменений в статьи 1 и 1−1 Федерального закона «О днях воинской славы и памятных датах России» (об установлении дня воинской славы России «3 сентября — День окончания Второй мировой войны (1945 год)» принят с нарушениями регламента Государственной думы, путем обмана и игнорирования общественного мнения.

О способах обмана руководства Российской Федерации в этом вопросе свидетельствует опубликованный 7 июля 2020 года документальный материал д.и.н. В. Г. Кикнадзе.

Допущены существенные отступления от регламента и Советом Федерации при одобрении законопроекта.

В заключении Комитета по обороне и безопасности от 17.04.2020, вопреки статье 106 регламента Совета Федерации, не дана оценка политико-правовых и социально-экономических последствий реализации федерального закона.

Последствия принятия закона №126-ФЗ от 24 апреля 2020 года сугубо отрицательные и состоят в следующем:

1. Отмена (неприменение — в терминологии Генеральной прокуратуры Российской Федерации) Указа Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1945 года об объявлении 3 сентября — Днём Победы над Японией.

2. Замена конкретного термина «победа» общим термином «окончание войны» вуалирует и искажает историческую правду, умаляет подвиг народа, что противоречит Конституции Российской Федерации (ст.67.1).

3. Вопреки провозглашенному Конституцией Российской Федерации принципу правопреемства России с Советским Союзом, одержавшим победы над Германией и Японией, произведен демонстративный разрыв с героическим историческим прошлым, нанесен ущерб национальной гордости и национальному самосознанию, что особенно чувствительно для ветеранов.

4. Отказ от победы ведет к патриотической демобилизации, выглядит в российском и международном общественном мнении как проявление антисоветизма, потакающее современным западным фальсификаторам истории Второй мировой войны.

5. Новое наименование дня воинской славы противоречит преамбуле Федерального закона «О днях воинской славы…». День воинской славы не может ограничиваться словами «окончание войны», а должен содержать термин «победа».

Именно так закреплены в федеральном законе о Днях воинской славы День победы русской армии под командованием Петра Первого над шведами в Полтавском сражении 27 июня (8 июля) 1709 года; День победы русского флота над турецким флотом в Чесменском сражении (1770 год) и т. д.).

В других случаях в законе применяются термины «контрнаступление» (под Москвой 5 декабря 1941 года), «разгром» (немецко-фашистских войск под Сталинградом 2 февраля 1943 года), «взятие» (турецкой крепости Измаил 24 декабря 1790 года), «освобождение» (Ленинграда от блокады — 27 января 1944 года), аналогичные термину «победа».

6. Вопреки части 2 статьи 44 Конституции Российской Федерации гражданам России ограничен доступ к такой культурной ценности, как ежегодно отмечавшийся праздник — День Победы над Японией. Примечательно, повторим, что Государственная дума, вопреки обыкновению, данный законопроект в регионы не направляла, а срок для внесения поправок установила в три дня.

7. Перевод нашей страны из немногочисленной категории победителей в число 60 участников Второй мировой войны с одной стороны умаляет подвиг советского народа, а с другой — безосновательно увеличивает роль союзников (США, Великобритании и др.) в победе над Японией. Только победители заняли места в Совете Безопасности (СБ) ООН и отказ от роли победителя явно подрывает моральные основания нахождения нашей страны в составе СБ ООН.

8. Термин «победа» давал положительную моральную оценку освобождения Южного Сахалина, Курильских островов, вселял чувство гордости как освободителям, так и жителям, живущим в освобожденных районах.

Теперь же скрывается отношение нашего государства, например, к освобождению Курильских островов, являющихся предметом акватерриториальных претензий Японии.

В совокупности с фактором ведения переговоров о заключении т. н. мирного договора с Японией, введения оговорок (о демаркации и делимитации) к конституционному принципу неотторжимости территорий, это порождает абсолютно ненужное общественное напряжение.

Зачем же снижать действующее название «День Победы над Японией» безликим и безэмоциональным «окончанием войны»?

  • Кто же с кем воевал?
  • Кто кого победил?
  • При чём здесь Россия?

9. Произведён демонстративный и добровольный, ничем не мотивированный отказ от Ялтинской системы миропорядка, построенной, применительно к Дальнему Востоку, именно на победе над Японией. Россия через формулировку праздника по сути добровольно сдает свои позиции в мире и Азиатско-Тихоокеанском регионе, не получая ничего взамен.

Уже после принятия законопроекта в качестве закона общественность неоднократно выражала протест в связи с фактической отменой Дня Победы над Японией и настаивала на возвращении этого дня в общероссийский календарь.

Как видно из стенограммы выступления, представляя 17 апреля 2020 года законопроект в Совете Федерации, инициатор законопроекта Г. Карасин утверждал, что законопроект принимается по инициативе ветеранских организаций. Фактически это обман. Ветеранские организации настаивали на формулировке «День Победы над Японией». Очевидно, что одобрение инициативы президентом Российской Федерации тоже опиралось на введение его в заблуждение аналогичным утверждением.

10. В заключении Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации от 17 апреля 2020 года обойден факт внесения членом Совета Федерации от законодательного органа Сахалинской области Ю. В. Архаровым поправки ко второму чтению законопроекта в Государственной думе. Поправкой, как выше указывалось, предусматривалось дополнить законопроект словами «День Победы над Японией».

11. Представляя законопроект в Совете Федерации, член Совета Федерации Г. Карасин для убедительности сообщил, что «над ним долгое время скрупулезно работали эксперты военно-исторических институтов».

Эта информация будет более полной, если учесть, что НИИ ВАГШ ВС РФ, (чьё положительное заключение имеется) по меньшей мере трижды при одном и том же директоре (И. Басик) давал взаимоисключающие заключения по теме законопроекта (2010, 2016, 2020 годы). Позорный факт для ведомственной науки!

А вот обязательного для таких законопроектов — согласно Указа Президента Российской Федерации от 31 июля 2013 г. № 659 «О порядке установления в Российской Федерации памятных дней и профессиональных праздников» — заключения Российской академии наук — разработчиками законопроекта не было представлено.

Это заключение отрицательное. Правительство Российской Федерации (непосредственно заместитель председателя правительства Российской Федерации — руководитель аппарата правительства Российской Федерации) не отразило в заключении на проект Федерального закона позицию Российской академии наук (РАН), которая не подтвердила достоверность 3 сентября 1945 г. в качестве даты окончания Второй мировой войны. В соответствии с пунктом 6 Указа Президента России от 31 июля 2013 г. № 659, рассмотрение предложения об установлении в Российской Федерации памятного дня осуществляется на основе экспертного заключения РАН, подписанного президентом и подтверждающего достоверность памятной даты. Экспертное заключение РАН в установленном порядке должно рассматриваться правительством России.

Анализ законодательной деятельности Федерального собрания вообще, а рассмотрения данного закона совместно с альтернативными, — в частности, приводит к печальным выводам о том, что депутатский корпус зачастую ориентируется не столько на содержание законопроекта, сколько на должностное положение или партийную принадлежность субъекта законодательной инициативы. Особенно это опасно для законопроектов, внесенных представителями парламентского большинства в Государственной думе, т. к. надежда на автоматическое принятие законопроекта однопартийцами снижает требовательность к качеству законопроекта.

Практически определяющим для голосования в Федеральном собрании стали отзывы и заключения правительства Российской Федерации, причем независимо от их качества и степени обоснованности. Между тем они требуют объективной оценки.

Не может законодательная процедура опираться на лоббистские возможности бывших высокопоставленных чиновников, обман законодателей, пренебрежение конституцией, а также исторической правдой и мнением общественности, в том числе ветеранов Второй мировой войны, освободителей Южного Сахалина и Курильских островов.

Вопрос о Дне Победы над Японией — это вопрос государственных ценностей и государственной безопасности, требующий возвышения над узкопартийными интересами до общенациональных, общероссийских.

Когда же это поймут в Федеральном собрании Российской Федерации?

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
60.4% Нет
Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) для России?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть