«Америка снова намерена играть важную роль в международных делах» – JPost

Глава подкомитета Палаты представителей США по Ближнему Востоку, Северной Африке и глобальной борьбе с терроризмом о повестке дня на 2021 год
13 февраля 2021  11:38 Отправить по email
Печать

Американский конгрессмен-демократ Тед Дойч, который был переизбран в январе 2021 года на пост председателя подкомитета палаты представителей по иностранным делам по Ближнему Востоку, Северной Африке и глобальной борьбе с терроризмом, изложил свою повестку дня на 2021 год в беседе с изданием Jerusalem Post.

По мнению Теда Дойча, при администрации Джо Байдена будет уделяться внимание решению проблемы угрозы ядерного оружия в Иране и американо-израильским отношениям. «Американское лидерство в мире имеет решающее значение. А это значит заверить наших партнеров и предупредить наших противников, что Америка снова намерена играть важную роль в международных делах, — говорит Дойч. — Мы также хотим четко заявить, что мы будем твердо стоять вместе с нашими партнерами, что мы будем поддерживать Израиль, что мы будем опираться на «соглашения Авраама». Мы будем искать пути поощрения более широкого энергетического сотрудничества в Восточном Средиземноморье и будем взаимодействовать с нашими партнерами в Персидском заливе».

JP: Госдепартамент несколько раз заявлял, что прежде, чем вступать в контакт с иранцами, он обратится за консультацией к членам Конгресса. С вами уже советовались?

У меня были разговоры с администрацией, и я был рад услышать мнение администрации о том, что Совместный всеобъемлющий план действии? (СВПД) нуждается в укреплении и продлении, и что дипломатия будет ключом к достижению этой цели. Я думаю, что мы должны подождать и дать администрации возможность точно изложить, как она воспринимает процесс, который позволит этому произойти. Это то, о чём мы будем консультироваться с Конгрессом. И, как я уже сказал, они ясно дали понять, что мы также консультируемся с нашими союзниками за рубежом.

JP: Вы не поддержали первоначальное ядерное соглашение. Какое соглашение вы готовы поддержать?

Я не поддерживал первоначальный СВПД, я также не поддерживал выход из него, потому что я полагаю (что, думаю, должно было быть очевидным), что, выходя из него, мы снимаем американское руководство. А по мере усиления этих санкций возросла и активность Ирана в стремлении к ядерному оружию. Мы должны работать над этим.

Уже состоялись беседы между нашим советником по национальной безопасности и его израильским коллегой, с нашим государственным секретарем и израильским министром иностранных дел. Новая администрация сразу же перешла к серьезному разговору и продолжающимся переговорам с нашими израильскими союзниками по важнейшим вопросам региона.

Мы разделяем одну и ту же цель: она заключается в соглашении, которое достигается дипломатическим путем, а не военным, которое решает некоторые проблемы первоначального СВПД и которое вовлекает наших союзников в обсуждения, сосредоточенные на ядерной программе Ирана и его пагубной деятельности в регионе, его ракетной программе и продолжающемся нарушении прав человека в Иране.

JP: В прошлом месяце группа из 150 демократов направила Байдену письмо с призывом присоединиться к СВПД, а на этой неделе группа из 119 республиканцев направила ему письмо с призывом не делать этого. Учитывая гиперпартийную реальность в Вашингтоне, есть ли что-то, что можно сделать двухпартийным способом?

На Конгрессе прошлого созыва мы [вместе] осудили движение BDS («Бойкот, изоляция и санкции»), что было сделано подавляющим большинством 398 на 17. На Конгрессе прошлого созыва мы [вместе] приняли мой законопроект об укреплении американо-израильских отношений и изложили условия [Меморандума о взаимопонимании 2016 года] в статуте. Что впервые было принято единогласно в палате представителей. Поэтому я думаю, что сильная двухпартийная поддержка существует и будет продолжаться. Я надеюсь и жду, что так же, как демократическая палата работала с нашими коллегами-республиканцами в палате представителей во время республиканской администрации над продвижением американо-израильских отношений, мои друзья-республиканцы в палате будут работать с нами над укреплением американо-израильских отношений во время этой демократической администрации.

JP: Мы знаем, что Байден еще не позвонил Нетаньяху. Когда вы ожидаете такого звонка?

Они говорили после выборов. Я не думаю, что нужно придавать слишком большое значение тому факту, что президент не имел этого конкретного разговора. Очевидно, за то короткое время, что он является президентом, он также пытается совладать с пандемией. Я не сомневаюсь, что он еще поговорит с премьер-министром [Нетаньяху]. Я не сомневаюсь, что это будет хороший разговор, как десятки, а может быть, и сотни раз, когда они разговаривали в бытность Байдена вице-президентом или сенатором.

JP: На прошлой неделе Байден произнес свою первую внешнеполитическую речь с момента вступления в должность, но почти не упомянул о Ближнем Востоке. Чувствуете ли вы, что регион «отходит на второй план» в приоритетах администрации?

Я знаю, что разговоры на высоком уровне [с Израилем] имели место, потому что сам общался с американскими официальными лицами, которые участвовали в них. Иран и его стремление к ядерному оружию находятся в центре внимания. И это будет критическим вопросом в будущем. Администрация ясно дала понять, к чему намерена идти дальше. Президент заявил, что США не снимут санкции до тех пор, пока Иран не прекратит обогащение урана. Самые высокопоставленные чиновники в администрации последовательно заявляли, что СВПД нуждается в продлении и укреплении. Будут проведены консультации о том, как этого добиться. Дипломатия здесь будет иметь решающее значение, но я считаю положенное начало позитивным.

Не думаю, что надо делать далеко идущие выводы про то, как будут развиваться события, основываясь на одной речи, наоборот, администрация последовательно тесно консультировалась с Израилем и с нашими союзниками по Ирану и по всем вопросам в регионе.

JP: Каким вы видите будущее «соглашений Авраама»? Видите ли вы какую-нибудь страну, которая могла бы стать следующей? Намерены ли вы участвовать в этом?

Я общался с послами со всего региона. Те, кто присоединился к «соглашениям Авраама», говорили со мной об их важности, а те, кто не присоединился, конечно, услышали от меня очень ясно, почему я думаю, что это будет важная возможность для их страны и для региона. Так что я не собираюсь гадать, кто придет следующим. Конгресс должен сыграть здесь свою роль в освещении происходящего и во взаимодействии со странами региона, чтобы гарантировать, что больше стран решат присоединиться к соглашениям — и, надеюсь, быстро.

JP: Как, вы предполагаете, будет новая администрация заниматься израильско-палестинским конфликтом?

Мы видели, как на этом вопросе фокусировалась каждая из последних администраций. Считаю ясным, что это не будет основной проблемой в начале работы нынешней администрации, но есть шаги, которые мы можем предпринять и которые важны для нас. Думаю, очень важно восстановить доверие в отношениях. Непродуктивно, когда Соединенные Штаты не разговаривают с палестинцами, так что администрация вновь займется установлением этих связей.

Думаю, что вначале администрация Байдена предпринимает меньшие шаги, которые могут привести к значительным результатам с течением времени, — это способ укрепить доверие и, надеюсь, двигаться к ситуации, когда мы приблизимся к решению о двух государствах.

Единственный способ достичь мира между Израилем и палестинцами — это прямые переговоры. И предстоит проделать большую работу, чтобы добраться до той точки, где обе стороны будут чувствовать себя комфортно, участвуя в этих переговорах. Возможно, мы должны работать именно над этим, а не над целым планом, чтобы попытаться положить конец конфликту. Считаю разумным одновременно сосредоточиться на меньших шагах, которые дают положительные результаты и повышают доверие, плюс на непосредственной угрозе региону. Я также думаю, что возобновление гуманитарной помощи палестинцам будет иметь важное значение.

JP: Наконец, что вы думаете о решении администрации вернуться в Совет ООН по правам человека?

Я поддерживаю позицию администрации в этом, но позвольте прояснить: это не моя позиция, и это не позиция администрации, что Совет по правам человека в своем решении принять в члены страны, которые мало уважают права собственных граждан, может быть бесконечно одержим Израилем, исключая кризисы в области прав человека во многих местах по всему миру. Это не то, что я поддерживаю — наоборот. Я считаю, что это должно измениться.

Наш новый посол в ООН ясно дала понять, что она надеется на укрепление позиций Израиля в Совете ООН по правам человека. Это можно воспринимать двояко. Можно развести руками и уйти, потому что мы разочарованы тем, что видели раньше. Или мы обязуемся сидеть за столом, стучать по столу, если нам это нужно, отстаивать права человека, выступать против тех стран, которые стремятся демонизировать Израиль, и отстаивать ценности, которые мы разделяем. И я думаю, что лучше быть за столом.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
64.5% Да
Афганистан будущего станет для России
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть