При Байдене автономия ЕС Макрону уже не нужна? – Responsible Statecraft

В Белый дом пришёл человек, готовый решать проблемы Европейского союза за него
9 февраля 2021  19:40 Отправить по email
Печать

После прихода новой администрации в США президент Франции Эммануэль Макрон, похоже, больше не стремится добиться того, чтобы ЕС стал проводить более решительную внешнюю политику, поскольку в Белый дом пришел человек, готовый решать проблемы европейского блока за него, пишет Даг Бендоу в статье, вышедшей 9 февраля в Responsible Statecraft.

В конце 2019 года Макрон стал одним из самых яростных критиков трансатлантического альянса, когда он заявил, что происходившие во время правления президента-республиканца процессы — «это смерть мозга НАТО».

Он выразил сомнение в связи с тем, что гарантии коллективной защиты, прописанные в пятой статье устава альянса, по-прежнему имеют какую-либо ценность: договор «работает только в том случае, если гарант последней инстанции действует как таковой», в сложившихся же условиях Макрон считал, что необходимо «переоценить реальность того, чем является НАТО, в свете приверженности США».

Вслед за этим он пошел на резкий отказ от того, чтобы ЕС и впредь полагался на США. Так, он выступил за то, чтобы континент стал «геополитической державой» и «контролировал» свою судьбу. Впоследствии, уже в 2020 году, Макрон настаивал на том, что ЕС не может «быть младшим партнером Соединенных Штатов», подчеркнув, что он «с нетерпением» ждет решений от блока

После того как в США в ноябре прошли выборы президента США, Макрон не перестал отстаивать свою идею «стратегической автономии».

«Нам необходимо модернизировать наши структуры и создать равные условия для всех», — заявил он, отметив, что «путь вперед — это сильный и действующий политически ЕС».

По мысли главы Елисейского дворца, такая позиция была необходима в отношениях с США, которые, добавил он, «будут уважать нас как союзников только в том случае, если мы будем серьезными и суверенными в вопросе обеспечения нашей безопасности». В этом есть смысл. Интересы стран европейского континента во многом отличаются от интересов Вашингтона. Даже если речь идет о России.

Москва — злонамеренная сила, однако считать ее угрозой для США — это атавизм. Кремль не заинтересован в нанесении удара или в том, чтобы иметь возможность нанести удар по США. Экономические связи между Вашингтоном и РФ минимальны. Пока власти обеих стран избегают гонки ядерных вооружений, любое военное соревнование будет происходить на периферии, например в Центральной Азии и на Ближнем Востоке.

Напротив, если принять во внимание географические аспекты, то получается, что больше опасаться России следует именно европейскому континенту. Тем не менее, превосходя Россию в одиннадцать раз по экономической мощи, в четыре раза — по военным расходам и имея в три раза больше населения, страны ЕС более чем способны защитить себя. В этих обстоятельствах европейские государства должны взять судьбу в собственные руки, а не отдавать свое будущее на откуп великой державе, находящейся по ту сторону Атлантического океана.

Как подчеркнул Макрон, нет уверенности в том, что Вашингтон всегда будет ставить интересы ЕС выше интересов американского народа, тем более что все шире становится разрыв во взносах на оборону со стороны стран ЕС и США.

Однако, похоже, что то было давеча, а нынче, после избрания Джо Байдена, энтузиазм Макрона по поводу европейской самостоятельности угасает.

В последнее время Макрон, который, несомненно, осознает, что едва ли в скором времени появится угроза того, что по Елисейским полям пройдет возрожденная Красная Армия, мягко говоря, больше сосредоточен на вопросах терроризма. Он хочет, чтобы этой проблемой занялся блок НАТО. Того же хотят и США.

Хотя президент Франции прямо не изменил своей прежней позиции, согласно которой не стоит полагаться на Вашингтон в качестве лидера в противодействии России, обозреватель Бонни Кристиан отмечает, что Макрон теперь выражает надежду на то, что Соединенные Штаты «снова подключатся к многостороннему решению международных вопросов» и «вновь начнут играть свою роль в ряде горячих точек». Иными словами, пишет Кристиан, «США вновь вступили в бесконечную войну, которая, как считает Макрон, необходима для борьбы с терроризмом, что, по его мнению, должно стать новым организационным принципом НАТО».

За день до инаугурации Байдена Макрон провел встречу с французскими военными. Высоко оценивая операции французских вооруженных сил по всему миру, он затронул тему Ближнего Востока.

«Благодаря нашему присутствию в этом регионе мы являемся незаменимым партнером наших американских союзников, и я уверен, что в ближайшие недели новой администрации придется принять структурные решения, которые ознаменуют собой возвращение США в регион и осознание характера борьбы с терроризмом и за стабильность в регионе. Да, в Сирии мы должны возобновить и продолжить борьбу с терроризмом, эта борьба еще не закончена. Да, в Ираке нам нужно укрепить суверенитет этого дружественного государства и поддержать отважных лидеров», — заявил Макрон.

Через несколько дней состоялся разговор Макрона и с Байденом. Французский президент, казалось, ломился в открытую дверь, стремясь глубже втянуть США в дела ЕС и Ближнего Востока. Как следовало из стенограммы Белого дома, «президент Байден также подчеркнул свою приверженность укреплению трансатлантических отношений, в том числе через партнерство НАТО и Соединенных Штатов с Европейским Союзом». Кроме того, указывалось в документе, «лидеры также согласились работать вместе над общими приоритетами внешней политики, включая Китай, Ближний Восток, Россию и Сахель».

На самом деле, ничто из этого не должно вызывать удивления. Пару лет назад, когда Трамп предложил вернуть домой американские войска из Сирии, в вашингтонском внешнеполитическом истеблишменте, или «Пузыре», началась коллективная истерика. Эти якобы опытные и компетентные функционеры, казалось, полагали, что вверенные их заботам регионы будут захвачены боевиками ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), ХАМАС, «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Хезболлы», «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и случайными исламистами. Вспышка истерии была массовой, она стала «феноменом, в рамках которого коллективные иллюзии об угрозах, реальных или мнимых, захватывают население и общество в результате слухов и страха».

Воду на эту мельницу стратегического безумия подлил и сам Макрон, когда он выступил с критикой решения Трампа о выводе войск из Сирии, о котором он «глубоко сожалел». Среди прочего, французский лидер высказал не особенно убедительные опасения, что вывод войск приведет к «дестабилизации» страны, пострадавшей в результате многолетней ожесточенной гражданской войны. Французский президент, естественно, предпочел бы, чтобы решение проблем Франции на себя взяли США.

Франция долгое время гордилась своими операциями по поддержанию порядка во франкоязычных странах Африки, но в последнее время бремя Парижа возросло.

«Единственными силами, борющимися с терроризмом в регионе Сахеля, являются французские войска», — сетовал он.

Безусловно, этот регион представлял исторический интерес для Франции. Более того, больше всего иностранных боевиков, вступивших в ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), было именно из Франции — около 40 тыс. По сравнению с ними американский «контингент» был не столь многочисленным.

Два года назад Макрон взял на себя роль мученика, заявив, что Франция останется в Сирии независимо от планов Трампа. По словам французского лидера, вывод войск из Сирии, объявленный Вашингтоном, не может заставить Париж отклониться от его стратегической цели — от «искоренения» «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

«Мы по-прежнему заинтересованы в том, чтобы участвовать в стабилизации ситуации в регионе», — добавил он, настаивая на том, что «любая поспешность в выводе войск будет ошибкой».

Под «спешкой» понимается уход через восемь лет после того, как Сирия погрузилась в гражданскую войну. Макрон, по-видимому, теперь видит возможность еще больше втянуть США в Сирию. Хотя Байден пообещал выйти из «вечных войн», он уже воздержался от других обещаний. Более того, госсекретарь Энтони Блинкен ранее выражал сожаление по поводу того, что администрация Обамы не сделала большего в этой стране с ее трагической судьбой. Окружение нового президента США, куда входят в том числе и люди, поддержавшие вторжение в Афганистан после терактов 11 сентября 2001 года, вполне может найти и другое оправдание, чтобы убедить Байдена согласиться на длительное военное присутствие США на Ближнем Востоке.

Эммануэль Макрон был прав, когда заявил, что Франция должна брать на себя глобальную оборонительную роль, соответствующую стране с ее легендарным наследием и широким кругом интересов. Администрация Байдена также должна ожидать, что союзники Америки возьмут на себя ответственность за собственную безопасность, а Вашингтон будет играть более отдаленную, вспомогательную роль. Президент Байден должен пригласить Францию при Макроне вести Запад вперед.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
70.6% Да
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть