Project Syndicate: куда пойдёт внешняя политика США при Байдене?

Центральные элементы внешней политики Байдена становятся всё более очевидными: он возвращается к послевоенной традиции, отвергнутой его предшественником
9 февраля 2021  16:54 Отправить по email
Печать

Всего несколько недель прошло с того момента, как новым президентом США стал Джо Байден, однако основные элементы того, какой он собирается выстраивать курс внутри страны и за ее пределами, уже проясняются, включая в себя преодоление внутренних проблем, работу с союзниками, дипломатию, участие в международных институтах и продвижение демократии. Иными словами, он в целом желает вернуться к той в значительной степени успешной внешнеполитической традиции США, которая сложилась после Второй мировой войны и которую решительным образом отверг предшественник Дональд Трамп, пишет президент Совета по международным отношениям Ричард Хаас в статье, вышедшей 8 февраля в Project Syndicate.

4 февраля, выступая в Государственном департаменте со своей первой речью о внешней политике, Байден заявил, что «Америка вернулась». Он подчеркнул, что госсекретарь Тони Блинкен говорит от его имени, и приложил все усилия, чтобы поддержать как американских дипломатов, так и дипломатию страны.

Байден также заявил, что он остановит любой вывод вооруженных сил США из Германии, который инициировал Трамп, по всей видимости, чтобы восстановить доверие членов НАТО к гарантиям безопасности США и дать сигнал президенту России Владимиру Путину, что тот не должен пытаться с помощью авантюр за рубежом отвлекать внимание от внутренних протестов.

По вопросу Саудовской Аравии Байден провел довольно тонкую линию. Он заявил, что США не будут оказывать Эр-Рияду военную и разведывательную поддержку в его войне в Йемене, объяснив, что отныне участие Вашингтона будет носить исключительно дипломатический и гуманитарный характер. В то же время он ясно дал понять, что в своем противостоянии с Ираном Эр-Рияд не останется в одиночестве. Совместить эти две задачи будет непросто, особенно с учетом того, что отношения между США и руководством ближневосточного королевства уже обострились из-за плачевной ситуации с правами человека.

Способность Байдена добиться успеха в мире будет ограничена несколькими факторами, многие из которых им унаследованы. Так, США уже не могут выступать столь же как прежде эффективным поборником демократии, после того как 6 января у здания Капитолия в Вашингтона произошла попытка «восстания», а также ввиду внутриполитической поляризации страны, «разгула» расизма, а также из-за того, что бывший президент на протяжении года не мог должным образом справиться с пандемией COVID-19.

Хорошая новость заключается в том, что прогресс в борьбе с пандемией и ее экономическими последствиями уже заметен. Плохая новость в том, что политические и социальные разногласия в стране наверняка никуда не денутся. Байден любит говорить, что США будут вести своим примером, но может пройти много времени, прежде чем этот пример снова станет тем примером, которым мир снова сможет восхищаться.

Байден в еще большей мере подчеркнул важность решения гуманитарных проблем, пообещав открыть границы страны для гораздо большего числа беженцев. Ему также стоило бы создать условия, благодаря которым значительное количество доз вакцины от COVID-19 стало бы доступным для развивающихся стран. Подобный шаг был бы не только моральным, но и отвечал бы интересам США, поскольку он бы замедлил появление мутаций, угрожающих эффективности существующих вакцин. Более того, при таком развитии событий можно было бы поспособствовать восстановлению нормальной экономической деятельности во всем мире, что, в свою очередь, привело бы к общему экономическому оздоровлению и в конечном счете к уменьшению числа беженцев.

Хотя Байден прав, критикуя Россию и Китай за нарушение принципов верховенства закона, он не может заставить их поступать так, как нужно. Путин и председатель КНР Си Цзиньпин, стремящиеся сохранить свой политический контроль, готовы терпеть санкции, а США не могут держать всю повестку дня отношений с той или иной страной в заложниках прав человека. В связи с этим Байден должен учитывать и другие жизненно важные интересы, что подтверждается решением администрации Байдена пойти на пятилетнее продление Договора о сокращении стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3) с Россией.

Подобные реалии, в частности необходимость помощи Пекина при решении северокорейского вопроса, ограничат степень давления, которое США могут оказать на Китай из-за его действий в Гонконге или в отношении уйгурского меньшинства в Синьцзяне. И даже там, где Байден может поставить верховенство закона в центр своей внешней политики США, например в Мьянме, вскоре может оказаться, что правительства сопротивляются, особенно если у них есть помощь извне. Все это поднимает вопросы о целесообразности того, чтобы продвижение демократии стало центральным элементом внешней политики США.

Политику Китая будет легче сформулировать, чем осуществить. Байден выступил с резкой критикой поведения Китая, но также отметил желание работать с Пекином, когда это в интересах Вашингтона. Китаю придется решить, готов ли он ответить взаимностью в условиях критики, санкций и ограничения на экспорт технологий двойного назначения со стороны США.

США также столкнутся с трудностями в реализации своей цели по организации мира для решения глобальных проблем, от инфекционных заболеваний и изменения климата до распространения ядерного оружия и правил поведения в киберпространстве. Нет консенсуса и со стороны международного сообщества, и США не могут ни заставить других действовать так, как они хотят, ни добиться успеха в одиночку.

На этом трудные решения не заканчиваются. Администрации Байдена необходимо будет определить, что делать с ядерными амбициями Ирана, а также стоит ли повторно вступать в ядерную сделку с Ираном — шаг, который многие наблюдатели считают ошибочным. Есть также вопросы о том, что делать с соглашением, подписанным год назад с «Талибаном» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — не столько мирным договором, сколько прикрытием для вывода войск США, — а также с северокорейским режимом, который продолжает расширять свои ядерные и ракетные арсеналы.

Как бы ни складывалась внешняя политика Байдена, важно, чтобы она была двухпартийной и по возможности вовлекала Конгресс. Союзники США по понятным причинам опасаются, что через четыре года США могут вернуться к трампизму, если и без самого Трампа. Страх, что Трамп не был аномалией, а скорее отражал то, во что превратились США, подрывает влияние США. Искушение управлять посредством президентских указов понятно, но когда дело доходит до внешней политики, Байдену следует попытаться возродить принцип, согласно которому внутренняя политика не должна выходить за пределы США.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Реален ли в ближайшее десятилетие железный занавес между Востоком и Западом?
61.8% Да
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть